Владимир Бельдиян: «Герои Беккета дают мне урок человечности»

 

Одной из премьер, которая пополнила в минувшем сезоне репертуар Симоновской сцены Театра Вахтангова, стал спектакль «В ожидании Годо». Режиссер Владимир Бельдиян – ученик Римаса Туминаса – для своей первой большой постановки обратился к пьесе Беккета.
 
– Владимир, «В ожидании Годо» редкий спектакль на нашей сцене. Вы тринадцатый режиссер, который отважился на постановку этой сложной пьесы.
– 13 – вахтанговское число. Сначала я думал, что пьеса «В ожидании Годо» про другое, она даже в разных переводах начинается с разных слов – «Бессмысленное дело», «Гиблое дело». Беккет писал пьесу на французском, потом сам же перевел ее на английский, определив жанр, как трагикомедия. Мы просмотрели пять или шесть переводов и слова Nothing to be done – «Ничего не поделаешь» или Will night never come – «Неужели ночь никогда не наступит» – показались нам более подходящими по смыслу, чем «Гиблое дело».  Но есть такие фразы, которые не переводятся Hope deferred make the something sick? – «Долго не сбывающаяся надежда причиняет нам боль» и нескладно звучат на русском...
  
– Как Римас Владимирович воспринял ваше предложение поставить Беккета?
– Ответ был спустя время весной мы стояли у входа в театр Вахтангова. Слепило яркое солнце. Мы курили, и я его спросил: «Ну, что,  я это делаю?» и он сказал: «Да, хорошо».
 
– Впервые, что непривычно для нашей сцены, спектакль идет в двух залах: первое действие в Камерном, а второе в Амфитеатре. Почему?
– Идея принадлежит Римасу Владимировичу. Он пошутил: «А, давай в двух залах сыграем». Посмеялись, а я подумал: «Почему бы и нет».

– А вдруг мистер Годо придет в первый зал, а все в это время будут во втором?
– Вы удивительно точно задали вопрос. А может он приходил вчера? На всякий случай во втором акте Владимир уходит в первый зал это проверить. Герои разговаривают, пытаются что-то понять, но чтобы продолжать ждать, надо опять все вспомнить. Представляете человека, который все помнит?
Вот и первый парадокс Беккета: человек надеясь на спасение, не может отличить плохое от хорошего, потому что плохое он забывает. Память ко многому обязывает, но надежда умирает последней. Однако если ты не помнишь, что с тобой было вчера это уже способ выжить сегодня.
 
– Ваши герои одиноки, они ведь все же вдвоем?
– Одиночество это уже не тема, это наш крест. Помню на заре 1990-х, в школе насаждалась идея «диалога», нам пытались привить демократические ценности, что все люди друг друга слышат, все друг друга понимают, все терпимы и толерантны, мой же отец считал, что человек существует в монологе, что сама жизнь – это монолог. У Чехова эпиграфом к рассказу «Тоска» служит: «Кому повем печаль мою?». Герой Иона говорит, а его не слышат. У Беккета персонажи тоже находятся в монологе. Они обречены на одиночество, но они вместе и в этом тоже парадокс.
 
– Кто из двух героев больше нуждается в другом?
– На первый взгляд, кажется, что беспомощный Эстрагон нуждается в крепком «духом» Владимире, но на самом деле Владимир не может без Эстрагона. Они хоть и влачат жалкое существование, но быть вдвоем это выход, чтобы совсем не опуститься на дно и, хотя Эстрагон спрашивает: «Может быть нам лучше поодиночке?», имеет он ввиду, что оставаться человеком и не терять достоинство друг перед другом тяжело. Однако, несмотря на то, что эта тяжесть трагична для обоих, они каждый день снова встречаются у дерева. «Ибо где двое собраны во имя мое, там и я буду среди них».

Кстати, наше мертвое, засохшее дерево – единственная декорация нашего спектакля на железной подставке – недавно пустило зеленые ростки, также как у Беккета во втором акте пьесы.
 
– Введение еще двух персонажей в пьесу это способ борьбы с пустотой?
– Это перевертыш, усложнение и провокация. Это еще одна древняя модель отношений. Нашу жизнь чередует: ожидание и действие. Первые двое ждут, вторые действуют и вот они встретились и у всех отношения достигли предела. Вторая пара яркие представители прогрессивного общества, достигшие кризиса. Один из них – идея, второй – спонсор, который вкладывает в идею деньги. Художник и власть. Ученый и чиновник. Жертва и палач. Когда эти две пары сходятся в одном месте, происходит авария.

Может поэтому пьеса Беккета претендует на то, чтобы быть картиной мира? Здесь есть и историческая подоплека: Владимир – православный, Эстрагон – француз, Поццо – итальянец в переводе его имя означает колодец, источник, Лакки – англичанин. Во время написания пьесы все это было актуально.
 
– Беккет не делит своих героев на положительных и отрицательных.
– Поначалу все как будто очевидно, но по мере узнавания все движется, меняется, перемешивается, так что уже невозможно выделить что-то одно, как в жизни – абсолюта нет.
 
– А они могут изменить судьбу или они дошли уже до точки невозврата?
– Возврата нет, только вперед. В индейском фольклоре есть поговорка «лошадь сдохла – слезь», лошадь сдохла, но никто не хочет слезать. Эстрагон однажды мог разом все изменить, когда работал на виноградниках, бросился в реку, а Владимир его вытащил, и теперь Эстрагон ему это припоминает: «Зачем ты меня вытащил?» Так что без Годо не разберешься.

Беккет романтик. Все же его история – притча и его герои тоже. Они дают мне урок человечности. Даже если им плохо и конец их близок, я в каком-то смысле по-хорошему им завидую. Уж лучше пусть так, как они, пусть на четвереньках, но до конца оставаясь человеком.

 – Я смотрела вашу «Незримую коллекцию», «В ожидании Годо» и у меня создалось впечатление, что вы очень уважительно относитесь к пожилым людям.
– Я боюсь старости, но вы правы я уважительно к ней отношусь. Потому что за ней история. Говорят, что человек рождается с лицом, которое дала природа, а уходит со своим. Меня поражают портреты итальянских мастеров, нет двух одинаковых.
 
– В своих спектаклях вы не заслоняете собой актеров, позволяете им играть, раскрываться. Это потому что вы тоже актер?
– Мне нравится, когда хорошо играют, я стараюсь дать актерам такую возможность. Может быть, кто-то скажет, что это не ново, заклеит актерам рот скотчем, затем разденет, и вот уже – сцена. Но кто сказал, что это путь, по которому надо идти всем? Отказываясь от вчерашнего дня – я неизбежно загоню себя в тупик. История театра и это проходила. Новые изобретательные средства это хорошо, но не надо забывать, что главный в театре все-таки актер. 
 
– Показатель успеха спектакля – это не то, сколько зрителей купило билеты, а сколько из них уйдет после первого действия.
– Верно, хотя бывает, что несколько человек уходят по объективным причинам. Спектакль начинается в восемь часов, заканчивается в одиннадцать. Кто-то думает о завтрашней работе, кому-то до дома далеко ехать. Однако если кто-то не принимает спектакль, я могу это понять и принять этот вызов. Значит, не дождались.
 
– Чему вас научил Римас Владимирович?
– Всему и ничему. Иногда мне кажется, что я от него недостаточно взял, а иногда, что я уже много чего знаю, и это мешает. Во втором случае срабатывает инстинкт самосохранения – все хватит слушать, нужно делать все самому, но у него получается меня удивить, потому что он каждый раз какой-то новый, преображенный, современный, живой человек, хорошо чувствующий время.
  
– В этом году у вас хоть и небольшой, но все, же юбилей – вам тридцать. Пятнадцать ролей в театре, две – в сериалах, вы сняли три короткометражных фильма, поставили три спектакля, включая дипломный – это много или мало?
– Я надеюсь, что способен на большее. По крайней мере, мысль, что я мог бы умереть, как Пушкин в 37 лет, меня уже потешила и, хотя у меня в запасе еще есть время, я вижу и другие примеры. Беккет ушел из жизни в 83.
 

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Богомолов опубликовал новые правила Театра на Бронной

    Художественный руководитель Театра на Малой Бронной Константин Богомолов на своей странице в Instagram рассказал о новых правилах работы театра. Семь пунктов заимствованы у Алвиса Херманиса, худрука Нового Рижского театра, акцент сделан на свободе слова и разнообразии политических взглядов. ...
  • «Золотая Маска» объявила программу онлайн-трансляций

    10 марта стартует проект «Золотая Маска» online. Трансляции четырех спектаклей, отмеченных экспертами театральной премии, пройдут на главной странице портала «Рамблер».  Откроет программу спектакль «Идиот» Новосибирского театра «Старый дом», получивший 11 номинаций на театральную премию «Золотая Маска». ...
Читайте также


Читайте также

  • Елена Яковлева отмечает юбилей

    Прежде, чем отправиться в Москву за своей мечтой стать артисткой, в течение двух лет Елена Яковлева работала библиотекарем, монтажницей, картографом, даже пыталась освоить азы бухгалтерии в институте общепита. В ГИТИС на курс Владимира Андреева поступила сразу. ...
  • Андрей Максимов: «Серебряный век – это жанр»

    В марте Андрей Максимов в Театре Моссовета представит премьеру спектакля «Гроза прошла» по пьесе одного из основателей русского символизма Дмитрия Мережковского. «Театрал» узнал у режиссера подробности предстоящей премьеры. ...
  • Валерий Фокин отмечает 75-летие

    После окончания художественного училища Валерий Фокин работал художником-декоратором, а потом поступил в Театральное училище им. Щукина. Для диплома выбрал «Нос» и «Пышку», которую студенты играли на французском языке. ...
  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
Читайте также