Анатолий Белый: «Он был настоящим Дон Кихотом»

 

Актер МХТ им. Чехова скорбит по скоропостижно ушедшему из жизни Дмитрию Брусникину.

- Дима Брусникин… Слово был как-то не вяжется с таким жизнеутверждающим человеком.  Это - человек огромной души и сердца. Вы знаете, во МХАТе были разные периоды, но у Димы всегда была какая-то своя тональность, своя интонация, которая шла из глубины души. Его мягкий, спокойный, глубокий голос шел из самой души. Что бы он ни говорил, каждое его слово было очень наполненным.

Я всегда смотрел на него и думал: человек предельной искренности, правды и огромной души. Это очень большая редкость для актера, и вообще, для человека: когда меняются вокруг времена, люди, уходят эпохи, чтоб оставалось что-то настоящее, и это настоящее Дима нес в себе. Что бы ни происходило, какие бы времена ни были в театре, он нес свою правду.  Он ее тихо отстаивал.  Это был высочайший уровень, когда человек не кричит, не утверждает что-то воинствующе, а тихо и спокойно говорит. В нем это чувство правды было высочайшим. И это его отличительная черта.

У нас, к сожалению, не так много было творческих пересечений. Одно из таких самых плотных произошло, когда я играл с его курсом «Волоколамское шоссе» по Хайнеру Мюллеру. Какие-то вещи он мне подсказывал, делал режиссерские замечания, комментарии о том, как это нужно играть. А потом мы съездили в сам Волоколамск и там сыграли этот спектакль. И я помню, как после премьеры было общее веселье, «всё отыграли, всё здорово» вдруг он сказал  нам  очень важную вещь.  Он сказал: «Ребята, вы понимаете, что мы сыграли на том месте, где стояли эти бойцы и где все это на самом деле происходило?»

Он был интеллигентом в самом настоящем значении этого слова. Человек, который любит свою Родину не словами, а сердцем. Он болел за все, что происходит вокруг, за людей, за страну, за культуру, вокруг которой столько мракобесия.  

Я все время думал, как он вмещает в свою душу, свое сердце всю эту боль. Эта боль в нем сквозила, проходила через него.  Он был настоящим Дон Кихотом.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Екатерина Райкина: «Родные называли ее Ромочка»

    Журнал «Театрал»  выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Людмила Иванова: «Почти каждый день стояла в углу»

    Журнал «Театрал»  выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Виктор Сухоруков: «Бедность и порок»

    Журнал «Театрал»  выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Максим Никулин: «Родители для меня одно целое»

    Журнал «Театрал»  выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также