На гастролях в Израиле Римас Туминас перестроил спектакль

«Мы первым делом пригласили вахтанговцев»

 
Для того, чтобы побеседовать с директором или худруком театра «Габима», нужен переводчик с иврита. Руководители главного национального театра Израиля не говорят по-русски (не бывает на этой сцене и гастролей российских коллективов), но впервые в своей новейшей истории «Габима» принимает у себя в гостях Театр им. Вахтангова.
 
В промежутках между спектаклями (тоже через переводчика) говорят о том, что гастрольную практику хотелось бы продолжить, равно как и пригласить на постановку в «Габиму» кого-то из режиссеров Театра им. Вахтангова.

Сегодня у двух знаменитых театров – насыщенная творческая жизнь, они много гастролируют и участвуют в фестивалях; они совершенно разные, но их всегда объединяло имя Евгения Вахтангова. И если история московского коллектива – факт общеизвестный (Театр Вахтангова сложился из любительской студии в 1921 году), то о «Габиме» в России знают преимущественно специалисты.

Дело в том, что в 1917 году к Станиславскому обратился прогоревший режиссер из Варшавы Наум Цемах. Он предложил организовать в Москве труппу, которая играла бы исключительно на иврите. И это предложение нашло у Станиславского поддержку. Коллектив обрел временное пристанище в Нижнем Кисловском переулке, а благодаря постановке Вахтангова «Гадибук» С. Ан-ского, завоевал мировую славу. Этому спектаклю рукоплескали во Франции и Германии, Польше и Австрии, США и Латвии. Он же стал программным при переезде в Палестину (то есть еще до основания Израильского государства) в 1927 году и почти как «Принцесса Турандот» тоже оказался долгожителем, покинув подмостки лишь в 1960-е годы.

– Сегодня в «Габиме» сохраняется ли память о работе великого режиссера? – задаю вопрос художественному руководителю тетра Моше Кэптэну (на фото).

– Конечно. У нас на Малой сцене идет спектакль «Цемах», где говорится не только об основателе нашего театра Науме Цемахе, но и о многих его соратниках (Хана Ровина, Менахем Гнесин, Иегошуа Бертонов, Марк Арнштейн Шимон Финкель и др.).
Отдельная глава спектакля посвящена, конечно, Вахтангову и его блистательному «Гадибуку». Но, на мой взгляд, одного спектакля недостаточно. Когда два года назад я возглавил «Габиму», то стал размышлять над каким-то очень серьезным международным проектом, который помог бы снова заявить о нашем театре, расширить географию гастролей, вывести его на новый художественный уровень. Как раз приближался вековой юбилей «Габимы». И я решил создать фестиваль «Раз в сто лет». Мы первым делом пригласили вахтанговцев. Пусть название вас не смущает: фестиваль будет проводиться ежегодно и мне хочется, чтобы вахтанговцы всегда были его верными спутниками.

– Столько лет прошло, а удивительно – между нашими театрами есть какая-то незримая связь. И всё это благодаря Евгению Вахтангову, – говорит директор «Габимы» Оделия Фридман. – Весной мы были на гастролях в Москве, привозили наши спектакли, которые шли на иврите с субтитрами. И я была поражена тем, что собрался, во-первых, полный зал, а во-вторых, публика долго не отпускала артистов. Оказывается, в Москве «Габиму» всегда ждут.

–  А почему в качестве ответного шага решено было привезти в Тель-Авив именно «Маскарад» и «Медею»?

– Я бы, на самом деле, привезла еще больше спектаклей, поскольку у Театра им. Вахтангова высокий международный уровень. Но мы руководствовались прежде всего бюджетом и техническими параметрами наших сцен. Поэтому в качестве пробного шага выбрали «Маскарад» Римаса Туминаса для Большой сцены и «Медею» Михаила Цитриняка – для Малой.

Залы тоже полные, спектакли идут опять же с переводом (хотя, понятно, что в Израиле много русскоязычной публики). И вряд ли кто-то может представить, что за внешней легкостью и музыкальностью «Маскарада» стоит большой адаптационный труд. Дело в том, что технические параметры «Габимы» отличаются от сцены Вахтанговского театра. И когда руководители «Габимы» изучили райдер спектакля, то сообщили, что на авансцене никак не получится соорудить прорубь.

Читатели, которые видели спектакль, помнят, что прорубь (чертовский омут?) – одна из важных смысловых точек действия.
От нее можно ждать любых сюрпризов. Там водится диковинная рыба, в нее смотрятся как в зеркало, туда же бросают труп самоубийцы или – в какой-то момент оттуда выныривает заблудившийся в географии и во временах испуганный и замерзший аквалангист…

– Мы предложили «Габиме» выбрать другой гастрольный спектакль, но руководители настояли на «Маскараде», – говорит директор Театра им. Вахтангова Кирилл Крок. – Тогда Римас Туминас сказал, что сцены, связанные с прорубью, он перестроит – так, что спектакль не утратит своих художественных качеств. Для нас это важно, поскольку на будущий год мы везем «Маскарад» на гастроли в Нью-Йорк и Париж, где тоже нельзя соорудить прорубь.

Концепцию придумали еще в Москве, но собраться – отрепетировать получалось только на гастролях. Римас Туминас назвал этот процесс «перестройкой спектакля». Работали долго, без перерыва (завершили фактически перед самым началом)… И снова в этом страстном «Маскараде», проникнутом вальсом Хачатуряна, разгоралась снежная буря, картежники и шулера вступали в схватку с судьбой, великосветские дамы щеголяли на балу, а Евгений Арбенин чинил свой предвзятый суд над красавицей Ниной.

Два вечера подряд (20 и 21 октября) на сцене «Габимы» в солнечном Тель-Авиве, где еще не закончился, кстати, курортный сезон, царила атмосфера зимнего Петербурга с его мистическим холодом. А на Малой сцене в те же часы шла «Медея» с Юлией Рутберг в заглавной роли, где тоже тема долга и чести является лейтмотивом всего спектакля.

– Медею играть всегда очень сложно, – говорит актриса. – Это спектакль, который требует от всех его участников колоссального эмоционального подключения. В нем мы настолько тесно зависим друг от друга, что, как в опере, неверно взятая нота, может увести действие совершенно в другую сторону. Для меня здесь всегда крайне важен внутренний настрой и особенно в той сцене, где Медея молится. На первом же спектакле в Тель-Авиве произошел удивительный случай. Я молюсь и вдруг краем уха слышу хачатуряновский вальс из «Маскарада». Он не мешал действию, но поскольку сцены расположены недалеко друг от друга, его я смогла его уловить. А дело в том, что этот вальс Арам Хачатурян перед войной посвятил моему педагогу – Алле Александровне Казанской. И в эту минуту (бывают же такие минуты!) я поняла: Алла Александровна с нами! Сказать, что это был один из лучших спектаклей в моей жизни, это ничего не сказать. И такое произойти могло, наверное, только на Святой земле.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Завершилась спецпрограмма ЭХО Большого Детского фестиваля

    Специальная программа ЭХО Большого Детского фестиваля завершила работу 30 января в городе Озерск Челябинской области. За четыре дня здесь провели питчинг творческих проектов, образовательную программу для профессионалов театра, мастер-классы и тренинги для детей из творческих студий, а также лабораторию для молодых режиссеров. ...
  • Сомнения юности

    В Театре им. Моссовета поставили спектакль по одноименной пьесе Сергея Решетнева, победившей в конкурсе пьес «Московские истории», который театр проводил при поддержке Департамента культуры Москвы. Авторству драматурга принадлежат и стихи для песен – их артисты исполняют в спектакле вживую под аккомпанемент небольшого оркестра. ...
  • Назначен новый директор театра «Старый дом»

    Новым директором новосибирского театра «Старый дом» назначена Татьяна Ильина, которая раньше была начальником отдела развития Новосибирского музыкального театра. «Очень важно, лично для меня, что в театр «Старый дом» не просто ходят зрители. ...
  • Борис Эйфман готовит киноверсию «Русского Гамлета»

    В Петербурге завершилась съемочная часть работы над пластическим фильмом «Русский Гамлет», пишет Сlassicalmusicnews. Хореограф Борис Эйфман переносит на экран уже девятый спектакль. Киноверсия станет новым сценическим обращением Эйфмана к фигуре императора Павла Первого – человека, чья мечта о власти сбылась слишком поздно и обернулась трагедией. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
  • Десять фильмов Владимира Высоцкого

    25 января исполнится 85 лет со дня рождения выдающегося поэта и актера Владимира Высоцкого. «Театрал» подготовил для читателей подборку его киноработ. «Я родом из детства» (1966) Режиссер Виктор Туров. Тридцатилетний седой капитан-танкист, прошедший всю войну и горевший в танке, с лицом, по воле режиссёра был автором и исполнителем своих песен. ...
Читайте также