Звездный десант в поисках истины

В Театре Наций поставили «Иранскую конференцию»

 

Режиссер Виктор Рыжаков, за которым закрепилась слава первого и лучшего постановщика текстов Ивана Вырыпаева, взялся за новую пьесу драматурга – «Иранскую конференцию», представляющую собой почти теологический диспут. Поспорить о главных вопросах бытия призвали лучшие актерские силы двух столиц.
 
 «Иранская конференция» кажется квинтэссенцией драматургии Вырыпаева, последним звеном, вобравшей в себя опыт всех его текстов. Как и «Кислород», она ритмична и музыкальна. Как «Иллюзии», состоит из серии противоречащих друг другу монологов, где каждый следующий перечеркивает предыдущий. Как и в «Солнечной линии», герои не могут найти общий язык и сойтись хоть в каком-то вопросе, обнаруживая коммуникативный провал. Как в «Пьяных», тут говорят о «шепоте Господа в твоем сердце», но не по хмельной лавочке, а с высокой научной трибуны. Постепенно отказываясь от сюжета, действия, характеров, автор приходит к кристалльным платоновским диалогам – философским спорам о фундаментальных вопросах бытия: о сущности человека, о правах и свободах, о вере, счастье, знании, любви... Научная конференция в Копенгагене, посвященная иранской проблеме, становится лишь поводом, удобной формальной рамкой для свободных рассуждений, уходящих далеко от заданной темы и от бинарной оппозиции Восток – Запад, «Аллах и Coca-Cola».
 
В декабре в Москву уже привозили «Иранскую конференцию», поставленную самим Вырыпаевым в Варшаве, с польскими артистами, но на английском языке. Там режиссер добивался от исполнителей максимальной «не игры», личностного присутствия на сцене – и  минималистичная, лишенная каких бы то ни было украшательств постановка смотрелась (или скорее слушалась) как напряженный и увлекательный интеллектуальный детектив. 
 
Виктор Рыжаков пошел по другому пути, более традиционному, театральному. Битву отвлеченных концепций и мировоззрений он решил подкрепить мощными исполнительскими индивидуальностями, превратить состязание идей в соревнование актерских харизм.

Такого скопления звезд первой величины в одном спектакле не видел даже респектабельный Театр Наций. Режиссер вывел на сцену сборную из восьми московских и питерских театров. Это не только постоянные игроки – Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Ингеборга Дапкунайте, Игорь Гордин, но и приглашенные легионеры – Ксения Раппопорт, Авангард Леонтьев, Станислав Любшин, а в других составах еще и Игорь Верник, Вениамин Смехов,  Андрей Кузичев, Алексей Вертков, Юрий Стоянов, Игорь Хрипунов, Равшана Куркова, Нелли Уварова и Светлана Иванова-Сергеева.
 
С таким внушительным ансамблем пьеса должна была набрать новую силу, обрести плоть и кровь, вывести дискуссию о том, как нам жить в этом неустойчивом мире, на принципиально иной уровень. Потому что каждый из исполнителей тут не просто превосходный артист, а личность со своими взглядами, позицией и политическими убеждениями. И в общем-то, им достаточно было выйти на сцену и говорить от себя. Кому не интересно услышать настоящую Ксению Раппопорт, Евгения Миронова, Ингеборгу Дапкунайте? Готова поспорить, что любому зрителю они гораздо интереснее, чем условные Астрид Петерсен, отец Августин и Эмма Шмидт-Паулсен. Но создатели спектакля не решились на такой прямой и открытый диалог с залом, а проложили между актерами и зрителями буфер в виде привычных образов и характеров – более или менее выпуклых, у кого-то обозначенных двумя  легкими штрихами, у кого-то – с сильным нажимом.
 
Превосходен и точен открывающий диспут Игорь Гордин, ему лучше всех удается передать поэтический ритм вырыпаевского слога – главный структурный элемент его текстов. Естественен и равен самому себе Авангард Леонтьев в роли профессора, рассказывающего, что в жизни есть «что-то более важное», чем сама жизнь. Ироничен чуть развязный, с хитрым прищуром Виталий Кищенко – популярный писатель, считающий судьбу цепочкой случайностей, а человека – мешком с набором генов. Напорист и язвителен Антон Кузнецов – телеведущий Магнус Томсон, отстаивающий европейские либеральные ценности вместе с репортером из «горячих точек» Астрид Петерсон. Ксения Раппопорт наделяет свою героиню заиканием – то ли последствием трехмесячного иранского плена, то ли символом преодоления как стержневого элемента её личности. Таким же гипертрофированным по эмоциональности получается образ популярной телеведущей, познавшей секрет счастья в джунглях Амазонки, у Ингеборги Дапкунайте. А священник отец Августин, запретивший концерт панк-группы в храме, в исполнении Евгения Миронова превращается в фигуру скорее комическую, чем радикальную.
 
Каждое выступление транслируется крупным планом на большой экран, и в какой-то момент изображение начинает дергаться, искажаться, двоиться, словно в кривом зеркале, фиксирующем малейшую ложь (сценография Николая Симонова, видеохудожник Владимир Гусев). И только иранская поэтесса Ширин Ширази, приговоренная к смертной казни за книгу стихов (в моем составе это была нежная и лиричная Нелли Уварова), произносит свой исповедальный монолог на фоне узоров восточных ковров. Запрет на изображение человека в исламском искусстве? Отсутствие нашей вечной саморефлексии и стремления хорошо выглядеть в глазах других людей у представителя восточной цивилизации? Или просто исключительная честность перед собой и полная вера в свой путь – путь любви?

 
Но о какой любви говорят автор и режиссер? Виктор Рыжаков убирает из пьесы последнюю, ключевую фразу, где Ширин признается, что никогда не была замужем, то есть её Возлюбленным был вовсе не человек, а Аллах. В спектакле мы об этом не узнаем. Режиссер, до того послушно следовавший за автором, хакерски взламывает текст, его алгебраически стройную программу, заменяя теософский финал на вполне себе светский. И таким образом примиряет и европейских либералов с их вселенскими правами и свободами, и адептов загадочного Востока с их жаждой мистического, духовного опыта. Потому что любовь (к богу, к мужчине или женщине, к миру – не важно) оказывается той универсальной ценностью, что способна объединить две цивилизации.


 Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Журналисты и критики обсудят судьбу театральных СМИ

    Утром в среду, 27 мая, на сайте СТД состоится онлайн-конференция «Театральные СМИ в новой реальности», основными спикерами которой станут главные редактора изданий, посвященных театру. Будут обсуждаться проблемы, с которыми редакции театральных СМИ столкнулись в период самоизоляции. ...
  • Александр Молочников: «Очень скучаю по этому спектаклю»

    В воскресенье, 17 мая, на своем YouTube-канале режиссер Александр Молочников выложит запись спектакля «Светлый путь», поставленного в МХТ им. Чехова в 2017 году.    – Мы выкладываем «Светлый путь», потому что я и, надеюсь, артисты, очень его любим, – рассказал «Театралу» Александр Молочников. ...
  • Центр Вознесенского проводит паблик-ток с Борисом Павловичем

    В понедельник, 20 апреля, в 19.30 в Центре Вознесенского пройдет онлайн-дискуссия «Трудный текст в театре» с Борисом Павловичем.   Дискуссию c режиссером и педагогом Борисом Павловичем и театроведом Аленой Солнцевой о странных и трудных текстах в актуальной сценической практике проведет куратор театральных программ Центра Вознесенского Юлия Гирба. ...
  • Майку Науменко посвятят zoom-квартирник

    В понедельник, 20 апреля, в 17.00 Большой театр кукол проведет свой первый zoom-квартирник, который будет посвящен творчеству культового поэта и музыканта Майка Науменко. 18 апреля ему исполнилось бы 65 лет. «Майк Науменко работал в Большом театре кукол звукорежиссёром, - говорит  главный режиссер театра Руслан Кудашов. ...
Читайте также