Путь грешного человека

«Пер Гюнт» в Вахтанговском театре

 

Юрий Бутусов в прошлом сезоне стал главным режиссером Театра им. Вахтангова, и первой его постановкой стал «Пер Гюнт» Генриха Ибсена. Заглавную роль сыграл Сергей Волков, перешедший на московскую сцену из Театра им. Ленсовета.
 
«Здесь с криками чудовищных глумлений, // Как сатана на огненном коне,//  Пер Гюнт летал на бешеном олене // По самой неприступной крутизне», - писал Николай Гумилев.
 
Трудно найти слова точнее о пьесе, где резвятся хвостатые тролли, Сфинкс, Черт, Пуговичник, переливающий человеческие души в новые формы (интересно, чеховский Треплев учитывал этот «контекст Пуговичника» в своих мечтах о новых формах в искусстве)...  Впрочем, когда самого Чехова спрашивали о драматургии Ибсена, он отвечал, что «так нельзя писать пьесы», явно имея в виду примат общей идеи над правдой быта и психологии.
 
Развитие сюжета у Ибсена, как правило, служит развернутой иллюстрацией исходного философского тезиса (предрассудка любой мысли автора). Все чудеса в «Пер Гюнте», как и в средневековых моралите, служат наглядными доказательствами кривого пути грешного человека.
 
Героя мы встречаем юношей-охотником и расстаемся с ним – стариком, ставшим легкой добычей для Пуговичника. Мы видим Пера в оборванце и денежным мешком, на белом коне и на тонущем корабле. Видим его великодушные поступки и преступные деяния. Бросающим любящих женщин и покинутым и обобранным девушкой, чей танец его заворожил. На длинном пути он потеряет друзей и односельчан, свою мать и мать своего ребенка. Действие переносится из Норвежских гор на марокканское побережье, потом в пустыню Сахару, потом в сумасшедший дом в Каире.  Пер Гюнт плывет по течению жизни, руководствуясь сомнительным девизом Доврского деда: «быть самим собой довольным». И потому неизбежна расплата. Ни небеса, ни ад не хотят принимать «бракованную душу».
 
Ибсен понимал неизбежные трудности восприятия публикой материй столь отвлеченных и предусмотрительно попросил Грига написать музыку к  постановке «Пер Гюнта», разумно полагая, что театральные зрители, как женщины – любят ушами.
 
Юрий Бутусов задействовал в своем спектакле целый оркестр, добавил в число действующих лиц Музыканта (Юрий Цокуров) и дал практически каждому персонажу возможность выйти на авансцену и выплеснуть эмоции в мелодиях французского шансона или немецкой группы Rammstein.
 
Поют не только Сольвейг (Яна Соболевская), которая тут сдвоена с Женщиной в зеленом. Но и Мать (Евгения Крегжде).  И сам Пер Гюнт (Сергей Волков). И другой Пер (Павел Попов), он же Доврский дед, он же Пуговичник... 
Юрий Бутусов ужал многофигурную – почти из полсотни действующих лиц – пьесу до шести персонажей. Притом, что безразмерный текст Ибсена сокращен крайне умеренно и взамен еще обогащен вкраплениями о Сыне человеческом, которого пытаются посадить за решетку, а также кинохроникой ХХ века со Сталиным, Гитлером, «Битлз» и т.д.
 
Сценографы Максим Обрезков и Александр Барменков закрывают сцену театра десятками зеркальных трюмо, в которых дробятся и множатся фигуры персонажей, увиденных с разного ракурса. Видеоэкраны также отражают и множат лица исполнителей. Стальные щиты, загораживающие сцену, также умножают картинки.  Покинутая Женщина в зеленом сдвоена с любимой Пером Сольвейг.  А отвергнутая дочь Доврского деда – с отвергнувшей Пера Анитрой.  В самом Пере живут сказочник и мечтатель (Сергей Волков) и зверообразный тролль (Павел Попов), вымазанный черной землей и алой кровью. Один говорит женщинам возвышенные слова, второй берет их грубо и резко. Доктор Джекил и Мистер Хайд – они находятся друг с другом в постоянной борьбе, в которой «злое начало» все больше пачкает начало доброе.

Мотив грязи здесь один из сильнейших и наиболее последовательно разработанных. «Грязь жизни», пачкающая героя, в спектакле Бутусова чувственно-осязаема: черная и красная краски, наконец, серая глина, облепляющая и Пера, и Женщину в зеленом, с которой он занялся любовью... Потеки туши и помады на лице тоскующей невесты Ингрид. Грязное платье отыскавшей Пера Женщины, ждущей ребенка.
 
Многослойный текст Ибсена еще усложнен наслоениями образов мрачной и безудержной режиссерской фантазии и представляет тот ребус, который лучше и вовсе не разгадывать. Поскольку – прямо по Тютчеву – «умом не понять», «аршином общим не измерить».  Но можно нырнуть в чувственную пульсирующую сценическую среду, принять на веру разворачивающуюся магию зеркал, горящих люстр, грязевых ванн и снежных метелей.
 
Единственный персонаж, которого постановщик не стал ни с кем сдваивать, – Мать Пера Гюнта. И, может, поэтому героиня Евгении Крегжде стала главной связующей нитью, которая держит почти четырехчасовой распадающийся на эпизоды и сцены спектакль.
 
Поразительно красивая юная женщина с седыми волосами в черном платье обличает сына и жалеет его, гонит прочь и тоскует о нем, говорит о нем безжалостную правду и слова, полные невозможной нежности. Ее безмерная материнская любовь окутывает Пера мантией избранности. Любовью матери к Перу облучается Сольвейг (и любовь Сольвейг к Перу – только отблеск материнского всепоглощающего чувства).
 
Сложносочиненный, медленно разворачивающийся спектакль подводит к мысли ослепительно-простой.
 
Пер Гюнт искал себя в ласках самых разных женщин (а нужна была одна – любимая). Искал царской короны (хотя бы и царства троллей). Искал богатства, торгуя людьми и идолами. Искал власти, мечтая построить на краю земли Гюнтиану со столицей Перополем. А оказалось, что нужна ему была только хижина в родных ущельях. Подойдя к краю могилы открыл, что «самим собою» он был в материнской любви, в материнской надежде и вере. 
 
В финале Сольвейг убаюкивает Пера, уложив его на колени, как маленького: спи, усни, ненаглядный ты мой.
 
Вокруг них сгущаются сумерки.



Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
  • В ожидании «Щелкунчика»

    Балет Большого театра «Щелкунчик», созданный по мотивам сказки Гофмана, один из главных символов новогодней Москвы. В преддверии спектакля костюмеры ГАБТа провели экскурсию для «Театрала». В пошивочных цехах, размещенных на девятом этаже Исторической сцены, подготовка к спектаклю начинается примерно за полтора-два месяца до первого показа. ...
  • Десять фильмов Владимира Высоцкого

    25 января исполнится 85 лет со дня рождения выдающегося поэта и актера Владимира Высоцкого. «Театрал» подготовил для читателей подборку его киноработ. «Я родом из детства» (1966) Режиссер Виктор Туров. Тридцатилетний седой капитан-танкист, прошедший всю войну и горевший в танке, с лицом, по воле режиссёра был автором и исполнителем своих песен. ...
Читайте также