У Бостонского русского театра «Круг» появился свой дом

 

Не каждому режиссёру удаётся создать свой театр и уж совсем единицы могут гордиться, что смогли построить для него дом. Почти четверть века назад в США, в Бостоне Юрий Рубенчик создал русский театр «Круг». Все эти годы коллектив скитался по репетиционным помещениям, снимал для показа спектаклей порой не очень пригодные для этой цели залы, но всё это время постоянно выпускались премьеры, которые пользовались у зрителя неизменным успехом. Недавно у театра появился свой дом. Подробнее об этом Юрий РУБЕНЧИК рассказал «Театралу».

– Юрий, как вам удалось построить в США дом для русского театра? Кто поддержал вас?
– За всё время существования нашего театра у нас своей сцены не было. Сначала мы играли в одной из Бостонских синагог. Там я удлинил сцену, установил освещение, подвесил кулисы. Долгое время мы играли спектакли там. Затем сменилось руководство, и нам пришлось уносить не только ноги, но и всё, что было нажито непосильным трудом. После этого мы играли спектакли на разных площадках, приходилось приспосабливаться и выкручиваться, ведь во время репетиций не знаешь, где спектакль будет сыгран. В одном случае у нас было 1,5 часа до начала спектакля, чтобы установить декорации, звук и свет, а после спектакля сразу же убрать. В другом – могло понадобиться пару недель, чтобы привести зал в надлежащий вид.
 
В начале этого сезона мы столкнулись с той же проблемой – где играть? Выяснилось, что помещение, где мы играли в последний раз, нам недоступно. Новые – не очень маячили на горизонте. Я понял: или мы прекращаем нашу деятельность, или... И мы решились на «или» – построить свой театр.
Меня поддержали ребята, а главное – моя жена. Нашлись спонсоры. Это и бывшие актёры театра, и друзья, и случайно узнавшие о нас люди.
– Автором проекта являетесь вы. Что вы предусмотрели в нём?
– Сразу хочу сказать, что мы не строили дом. Мы сняли часть второго этажа в 3-х этажном здании, и я постарался использовать всю свою изобретательность (всё же я по профессии инженер-механик), чтобы преобразовать это помещение в театральное. Сделал чертежи. Сразу же понял, что поднять сцену хотя бы на полметра не удастся. Поэтому решил, что «приподнимем публику». Построили зал в виде амфитеатра на 42 места. В конце зала установили пульт управления. Не забыли мы и о гардеробе, хотя в США он есть не везде. Так появилось уютное фойе с вешалкой, за сценой – многофункциональная комнатка – гримёрная/склад.
– С чего началось строительство?
– Вначале мы пытались что-то делать своими силами, но быстро поняли, что так далеко не уедем. Мы все работаем, свободного времени мало. Я позвал моих знакомых – строителей, и дело пошло. Начали со сцены, затем амфитеатр, за амфитеатром возвели стену, отделяющую зрительный зал от фойе. Пригласили электрика сделать новую проводку, затем покраска, новые полы, развешивание занавесей, света и всякие маленькие, но необходимые мелочи.
– Есть ли в вашем театре кабинет художественного руководителя?
– А зачем он мне? Поскольку я в театре режиссёр, сценограф, художник по свету, звукооператор, музыкальный оформитель, заведующий реквизитом, то моё рабочее место там, где я в данный момент работаю и это отнюдь не кабинет.
У меня есть сцена, где я репетирую. У меня есть компьютер, где я проектирую декорации и моделирую сценографию, а также делаю видео, создаю картины для проектора, компилирую музыку, заказываю одежду и реквизит. У меня есть гараж, где я строю и крашу декорации и наконец, дома есть диван, где я оцениваю прошедшую репетицию, придумываю мизансцены или просто мечтаю.
Поэтому я даже не думал о том, чтобы выделить для кабинета место.
– Все эти годы театр не имел возможности играть спектакли часто. С открытием постоянной сцены это изменится?
– Я очень надеюсь на это. Хочу восстановить наши старые спектакли, которые шли с успехом, но недостаточно долго. Будет трудно – обычно наши репетиции проходят по воскресеньям, а играть спектакли так же надо будет в выходные, но, хочу верить, что мы как-то решим этот вопрос.
– Какой премьерой отпразднуете новоселье?
– Вы знаете, я суеверный человек, когда касается театра. Не люблю, когда свистят на сцене, не могу видеть, когда роняют роли. Ну и не люблю говорить о том, над чем работаем, если только мы уже не на финишной прямой. Мне хотелось бы вспомнить немного забытых драматургов. Таких, как, например, Александр Вампилов, Эдуардо де Филиппо, Владимир Арро. Многие их пьесы не устарели.
 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Париж. «Я всегда прошу обратить внимание на наш театр»

    28 июля в парижском русском театре-студии «МА-АРТ» состоится первый после карантина премьерный показ спектакля «Маленькие трагедии».  О непростых условиях работы, неиссякаемом энтузиазме артистов и отсутствии поддержки рассказывает наш сегодняшний собеседник, художественный руководитель театра «МА-АРТ», режиссёр Людмила АНДРЕЕВА. ...
  • Кишинёв, Молдова. «Театр в центре города - лакомый кусок»

    Журнал «Театрал» продолжает рассказывать читателям о жизни и творчестве русских театров за рубежом. Сегодня мы представляем вашему вниманию очередной материал из зарубежья, наш собеседник - генеральный директор кишиневского Государственного Русского драматического театра им. ...
  • В Русском театре драмы им. Искандера ставят знаменитую пьесу Лорки

    В Русском театре драмы им. Искандера (Сухум, Абхазия) выходит первая посткарантинная премьера - «Кровавая свадьба». Премьерные показы спектакля по пьесе Федерико Гарсии Лорки состоятся 10 и 11 июля.   «Мы давно ждали эту премьеру, - говорит гендиректор театра Ираклий Хинтба. ...
  • Цюрих. «Надеемся, что без поддержки нас не оставят»

     «Театрал» продолжает серию публикаций о том, как в условиях пандемии живут и творят русские театры в странах дальнего зарубежья. Сегодня о возвращении своего коллектива к привычной жизни рассказывает художественный руководитель русского Театра сценической классики в Швейцарии Людмила Майер-Бабкина. ...
Читайте также