Михаил Левшин: «Мы нашли волшебную формулу»

 

Тридцать лет назад в Северной столице родился театр «Комедианты», успех к которому пришел благодаря особой сценической интонации, камерной атмосфере и… настоящей самоиронии. 20 декабря в театр отметил свой юбилей в Санкт-Петербургском Доме актера, а накануне Михаил ЛЕВШИН дал интервью «Театралу».
 

Михаил Александрович, в 1980-е годы появлялось множество студий, правда, далеко не все из них выжили и стали в дальнейшем государственными театрами. А вам все-таки удалось. Как это получилось?
– Это случилось, потому что мы нашли волшебную формулу в своем первом спектакле «Страсти по-итальянски» по мини-пьесам  Эдуардо Де Филиппо. Труппа бродячих итальянских актеров входила в зал и была поражена тем, какой прекрасной оказывалась публика: «Джованни, посмотри какие сегодня удивительные лица!»- говорил один из актеров, и все зрители мгновенно становились любимыми и начинали любить нас. Это мы и взяли как трамплин для будущей деятельности. Спектакль всегда шёл с большим успехом (и идет до сих пор).

Конечно, когда мы едва только начинали, глобальной мечты создать свой театр у нас еще не было. Но когда мы поехали на первые гастроли в Литву и заработали солидные деньги, – стало понятно, что наш коллектив вполне конкурентоспособен и может двигаться к новым горизонтам.

У меня был уже опыт в этом направлении. Шесть лет я работал в Театре Ленинского комсомола, до этого  создавал театр Ленинградской милиции во Дворце культуры им. Дзержинского, театр в Лесотехнической академии, когда ещё был студентом своего первого ВУЗа, поэтому бацилла создания театра сидела во мне давно. И когда «Страсти по-итальянски» завоевали своих первых зрителей, мне словно кто-то шепнул: «Давай, час настал!» И следом у нас в репертуаре появился детский спектакль, который тоже обрел популярность. Мы  продолжали зарабатывать.

Потом министр культуры Ленинградской области Галина Семеновна Пахомова, обратила на нас внимание и, что называется, нам поверила.

Это произошло уже в начале 1990-х?
– Нет, в 1989 году, ровно тридцать лет назад. И когда мы сделали спектакль под названием «Волки и овцы», то критик Николай Песочинский пришел к нам, посмотрел и сказал: «Миша, так у вас получился настоящий театр».

Мне это очень понравилось. Это был первый весомый отклик, который квалифицировал нас как профессиональную труппу. Значит артистам было понятно, зачем они выходят на сцену.

– И, кстати, зачем?
– Понимаете, важно вспомнить, что творилось в обществе во времена перестройки. Пьеса Александра Николаевича Островского отлично вписывалась в эту эпоху. Мы репетировали в еще недостроенном зале, куда порой заходили случайные люди, рабочие, строители, и слышали примерно такой диалог: «А ты вексель-то подписал?» – «Нет, я просто говорю, что она мне должна». И они не могли понять, куда попали, поскольку речь звучала остро и современно, а артисты, к тому же, репетировали в своей повседневной одежде и я добивался, чтобы они говорили «нормально», без игрового пафоса.

Иными словами, Островский попал в интонацию времени и стал для нас лакмусовой бумажкой (не зря постановка до сих пор держится в репертуаре). Еще один важный нюанс заключался в том, что в нашем зале 100 мест, поэтому форсировать и, грубо говоря, наигрывать было категорически нельзя. Всё строилось на доверительной, естественной интонации.

– Надо полагать, что эту интонацию вы старались пронести через все спектакли.
– Конечно. Например, если мы ставили «Сирано де Бержерак», то добивались такого эффекта, чтобы стихи звучали органично, как проза, хотя и ритмизированная. «Что я скажу? 12 мая прическу изменили вы». Вроде бы герой говорит стихами, но в них живое чувство, а не декламация.
– За минувшие тридцать лет не раз менялись времена, наступали кризисы и дефолты, а все равно зал вашего театра никогда не пустовал. Чем вы это объясняете?
– Универсального рецепта на этот счет не существует. Но лично я объясняю полные залы тем, что мы просто честно делали свое дело и жили дыханием времени.

Здесь ведь много подводных течений. Например, извечный вопрос для любого художника: как поставить пьесу таким образом, чтобы, с одной стороны, не нарушить замысел автора, но с другой – внести своё видение?

И тут важно вчитаться в материал. У нас замечательные артисты, мы много времени уделяем застольному периоду в репетициях. Садимся, читаем, вслушиваемся… Например, что за тип человеческий главного героя пьесы Гоголя «Женитьба» Подколесина? Почему он боится жениться и в итоге убегает через окно в самый день свадьбы?

Просто он наполнен определенной инерцией. Он живет в своем ритме, в своей ауре, в своем пространстве... Гоголь описал инерцию покоя, которую мы никогда в жизни не сдвинем. А инерцию движения – это Кочкарев, он должен двигаться. Куда? Неважно. Надо двигаться и всё. Это такая классическая формула.

Но в то же время хрестоматийный спектакль про чиновника несмелого, замкнутого, вряд ли кому-то будет сегодня интересен. Поэтому мы ищем в пьесе вечное и привносим в нее свое видение. Для нас Подколесин не столько ленивец, сколько активный демагог (и в этом – причина его несостоявшегося брака).

Мы даем услышать голоса, вглядеться в характеры. Знаете, почему Подколесин идет жениться в первый раз? Потому что у него огромный страх публичного осуждения, он не любит огласки. Помните, Кочкарев заявляет: «Как порядочный человек, решился жениться, последовал благоразумию и вдруг — просто сдуру, белены объелся, деревянный чурбан...» Мы придумали, что Кочкарев выскакивает на Лиговку (наш театр расположен ведь на Лиговском проспекте) и кричит это именно там. Тогда Подколесин, жутко боясь публичного позора, немедленно соглашается: «Ну, полно, я еду – чего ж ты раскричался?»
Вот это называется трактовка. При этом, я считаю, мы ничего не придумываем, а берем всё у автора.

На протяжении тридцати лет вы должны оправдывать зрительские ожидания, повышать творческую планку. Но поскольку вы не только худрук, но еще и директор, то административная рутина, наверное, отвлекает от творчества?
– Я хочу сказать такую странную вещь. Порой, действительно, думаешь: как много у нас проблем. Почему они возникают опять? Когда я буду выпускать спектакли? Но вновь одолевает азарт и говоришь себе: «Погоди, неужели я этого не решу? Это ведь даже интересно». И… кто сказал, что будет легко?

Но у нас за эти годы сложилась отличная команда, пришло много надежных людей. Поэтому противоречия, которые всегда внезапно возникают в любом театре, столь же внезапно и заканчиваются.

Ваш театр находится в центре города. Рядом такие столпы, как БДТ, Александринка, МДТ, Театр Ленсовета, Театр комедии и так далее. Насколько ощутима для вас конкуренция? Не теряетесь ли вы в этом океане?
– Это естественно для любого вида искусства в мегаполисе. Но я бы ещё отметил конкуренцию кадровую. Масса учебных заведений выпускает артистов. И хотя кругом действительно много театров, далеко не везде труппы заполнены. Всегда театры открыты для творчества, ждут молодежь. Это живой процесс, поэтому конкуренция нам всем только на пользу. В Санкт-Петербурге в последние годы сложился хороший актерский рынок, а это дает нам возможность поддерживать уровень труппы.
Скоро театр отметит свой юбилей. Чем удивлять будете, готовите сюрпризы?
– Видите, мы живем в установленном порядке – в соответствии с финансовым планом. Поэтому еще в начале сезона объявили, что к юбилею выпустим спектакль по пьесе Валентина Катаевой «Квадратура круга» (постановщик – молодой режиссер, талантливый артист Захар Черезов). Он у нас ставил дипломный спектакль.

Когда-то это произведение я и сам ставил на третьем курсе театрального института в студии народного театра. И если бы у меня спросили: «А когда вы поняли, что сможете работать профессиональным режиссером?» – то я бы ответил: именно после постановки катаевской пьесы. В ней далеко не всё так просто, как кажется на первый взгляд. И если Захар с ней справится, то наш театр будет праздновать рождение настоящего режиссера.

Кроме того, мы готовим юбилейный вечер в Доме Актера, поскольку в камерном пространстве нашего зала все  гости не поместятся. Дата уже известна – вечер состоится 20 декабря. Будут Вадим Жук, Давид Голощекин, Михаил Боярский, и многие-многие другие наши друзья и коллеги, с которыми связана история театра «Комедианты».

Кроме того, наша замечательная актриса, моя жена Нина Мещанинова сделала инсценировку «Повести о Сонечке» Марины Цветаевой. Она же попробует осуществить постановку,  для которой Владимир Сергеевич Дашкевич написал прекрасные мелодии. И кроме этого, мы работаем над произведением Эрика - Эммануэля Шмидта «Дети Ноя». Это о войне, о тех, кто спасал детей от концлагерей, и хотим выпустить этот спектакль к 75- летию победы над фашистской Германией.  Так что, как и тридцать лет назад, планов у нас по-прежнему много…

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Муся Тотибадзе сыграет Джульетту в БДТ

    Участники Венецианской биеннале – режиссер Тийт Оясоо и художник Эне-Лийс Семпер – поставили свой первый спектакль в России. Его премьерные показы пройдут в БДТ им. Товстонгова 18 и 19 апреля. Главную роль в «Джульетте» доверили приглашенной актрисе и певице Мусе Тотибадзе. ...
  • В МДТ посвятят вечер Фёдору Абрамову

    29 февраля на сцене петербургского МДТ-Театра Европы состоится вечер-посвящение писателю Фёдору Абрамову. В спектакле к 100-летию со дня рождения писателя примут участие артисты театра разных поколений во главе с художественным руководителем Львом Додиным. ...
  • Андрей Могучий возглавит новый Центр искусств

    Художественный руководитель БДТ им. Товстоногова назначен куратором Центра искусств, который разместится на бывшей даче-усадьбе мецената и лесопромышленника Василия Громова. Историческое здание в Лопухинском саду на Петроградской недавно было бережно отреставрировано и воссоздано в своем первоначальном виде. ...
  • Театр комедии им. Акимова готовит серию экскурсий

    Путешествия по закулисью в театре планируют проводить каждую субботу. Первая экскурсия состоится уже в ближайшие выходные, 15 февраля в 15:00. Обещают обширную и интересную программу, по ходу которой гостей познакомят не только с историей театра, но и дадут возможность посмотреть на то, что называется «театральной кухней». ...
Читайте также