Евгений Марчелли: «В мир Островского мы идем с легкой иронией»

 

В пятницу, 27 декабря, театр «Сатирикон» представит премьеру пьесы Островского «Шутники». Перед премьерой режиссер спектакля Евгений Марчелли рассказал о том, как ему работалось с Константином Райкиным и артистами «Сатирикона».



– Евгений Жозефович, вы говорили, что сперва эта пьеса Островского вам не очень нравилась, почему всё же взялись за ее постановку?
– Пьеса вначале меня не «зацепила», потому что я люблю острые, парадоксальные, резкие истории, в которых обязательно должна быть любовь – яростная, насмерть, какие-то парадоксы, измены, страсти, а эта пьеса казалась мне чересчур  бесхитростной. Я сначала даже расстроился, подумал, что это совсем не моя история – добрая, нежная, ничего в ней такого не происходит… А потом я вдруг увлекся именно ее простотой. Мне показалось, что это для меня и есть эпатаж –попробовать рассказать простым языком очень простую историю.

– Почему вы ввели в спектакль персонажей из других пьес Островского? Это тоже эпатаж?
– Это такая ироническая шутка – своего рода путешествие в Островского, потому что главные пьесы Островского, которые как раз про любовь, про страсть, которые заканчиваются смертями, выстрелами, убийствами, самоубийствами – «Снегурочка», «Бесприданница», «Гроза»…  Всё это мир Островского, но мы в него идем некоторой легкой иронией, с юмором и с сегодняшним добрым отношением. Мне кажется, автор сам нам как бы предложил этот вариант, потому что у Островского в «Шутниках» второе действие очень отличается от всей пьесы. Вдруг узкосемейная камерная история выводится на огромную площадь, где появляются новые действующие лица – человек двадцать! Это такая странная вставка Островского, с которой мы сначала не знали, что делать? Хотели  просто вымарать ее, потому что она никакого отношения к сюжету не имеет. А потом подумали: а что если из этого развить некую «историю». Автор сам дал такую возможность, намекнул нам, а мы попробуем развернуть это, чтобы сделать некое путешествие в мир Островского.

– Почему эту пьесу редко ставят в театрах?
– Может быть потому, что она не особо привлекательна по сюжету. Даже не знаю, если бы я был зрителем, было бы мне это интересно, когда мне рассказывают очень простую нежную историю, напоминающую сегодняшние сериалы. Заканчивается история хорошо, такое сальто судьбы, шутка высших сил. Когда кажется, что вот уже несчастье близко, все коллизии счастливо разрешаются.

– В чем сегодня актуальность этой пьесы?
– Человек – для меня это всегда актуально. Человек с его нежными струнами души.  А формально главная тема, тема номер один: деньги – честь – совесть – любовь. Что важнее деньги или любовь?

– Как вам работалось с Константином Райкиным и актерами «Сатирикона»?
– Я впервые ставил в этом театре и, могу сказать, что работать было легко. Когда есть такой чудо-артист, артист-явление, который настолько заряжен, это, действительно, какая-то космическая энергия и сила. Этого артиста не нужно заводить, он – заведенный.  Моя задача заключалась в том, чтобы сдерживать его, а поскольку все остальные артисты – это его ученики, естественно они все такие же заведенные, у них тоже буйная энергия. Так что работать было одно удовольствие.


  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Море, воздух, небеса

    Премьера Большого своим названием недаром ассоциируется со знаменитой пьесой Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора», обнажающей противоречивость мира реального и мира искусства. И действительно, царство свободы, господствующее на сцене, начинает казаться более реальным, чем люди в масках (словно персонажи театра абсурда) в полупустом зрительном зале Новой сцены. ...
  • Что наша жизнь?.. Читайте в «Театрале»

    В театры Москвы и Петербурга, в журнальные киоски, в торговые сети «Азбука вкуса» и «Ашан» поступил декабрьский номер «Театрала». Ковид – ковидом, но выход в свет – по расписанию. И читатель сможет перевести дух уже хотя бы потому, что в «Театрале» его не будут пугать очередными печальными сводками пандемии. ...
  • Воробьиная месса

    Старинные Боярские палаты с их сводчатыми потолками, сквозной системой комнат и коридоров – особое пространство, предполагающее нетривиальность постановочных решений, отменяющее четкую границу между сценой и залой и вовлекающее зрителей в орбиту театрального действия. ...
  • Встреча с «призраком»

    Последняя встреча с теми, кого любил, последний шанс поговорить и оглянуться назад, как Орфей на тень Эвридики. «Обычный конец света» Данила Чащина – это камерная история о том, что слова почти ничего не значат, когда свои люди уже стали друг другу чужими. ...
Читайте также