«Судьбу – не сыграешь, ее надо прожить»

В Израиле завершились гастроли Театра им. Вахтангова

 

В субботу, 7 марта, в Тель-Авиве завершился Первый фестиваль русской культуры MART. В его рамках, 4 и 5 марта, на сцене театра «Габима» был показан спектакль Вахтанговского театра по пьесе Тадеуша Слободзянека «Наш класс» о трагической судьбе поколения евреев и поляков, рожденных в двадцатые годы прошлого столетия.  О том, как прошли показы «Театрал» предлагает узнать из первых уст - от зрителей и создателей спектакля.
 


«Мне очень дороги слова, которые один из артистов сказал после премьеры», – вспоминает режиссер спектакля Наталья Ковалева. – «Спасибо за то, что у нас была возможность не роли сыграть, а судьбу прожить». Актеры это очень точно поняли тогда, три с половиной года назад, и продолжают работать в этом направлении сегодня. Судьбу – не сыграешь, ее надо прожить, и чем ярче ты проживаешь историю своего персонажа, тем больше ты человечески вырастаешь. 
Так сложилось, что эту пьесу я нашла в тот момент, когда выпускался курс Валентины Петровны Николаенко, на котором я преподавала. А Римас Владимирович Туминас в это время набирал молодежную студию при Театре Вахтангова, и основой этой студии стали десять человек с нашего курса. А поскольку я с ними работала и делала спектакль о трудностях и потерях войны – по поэме «Теркин» и военным стихам, то ребята доверяли мне, а я доверяла им. Поэтому, познакомившись с пьесой «Наш класс» Тадеуша Слобдзянека, я пришла к Римасу Владимировичу с предложением поставить по ней спектакль, и он эту идею поддержал».  
 
«В Москве мы сейчас играем этот спектакль на Новой сцене Вахтанговского, а вначале всё происходило в студийном подвале, – рассказывает актриса Полина Кузьминская. – И в некоторых сценах расстояние между актерами и зрителями было всего полметра. Вот тогда для зрителей это было полным погружением! Мне кажется, в Москве успех этого спектакля в том, что зрители не видят здесь только евреев и только поляков, а видят свою историю и сопереживают ей. У каждого включаются свои аллюзии, свои воспоминания…»
 

В Израиле спектакль шел в Малом зале легендарного театра «Габима», и для зрителей это была не только встреча с любимым Вахтанговским театром, но и трудный разговор о трагической странице в истории еврейского народа, поэтому артисты волновались больше чем обычно. «Перед недавними гастролями во Франции мы думали о том, как среагируют те, кого это не очень-то касается, а здесь – как среагируют те, кого это действительно коснулось», – отметил актер Алексей Гиммельрейх. 

«Атмосфера на спектаклях в Израиле была особенная, у меня возникло ощущение, что мы, актеры, даже сами не до конца понимаем, насколько эта история у них в крови», – сказал актер Павел Попов.
 
«От этого спектакля у меня просто мороз по коже! Ведь этот «пепел стучит в моем сердце», –  рассказал «Театралу» о своих впечатлениях Владимир Гуревич, в недавнем прошлом москвич, а ныне житель небольшого города рядом с Тель-Авивом. –  У нас же огромная семья была почти вся уничтожена… Выжили только мой отец и его сестра. А у наших близких друзей бабушка и дедушка были расстреляны, документы о них находятся здесь в иерусалимском Музее-мемориале Холокоста Яд Ва-Шем…
И не оставляет мысль, что это может повториться. Только не с запада, а с востока…».
 
«Перед началом нам было страшновато – вдруг люди «закроются», вдруг иначе на это смотрят. Казалось, что в зале была некоторая настороженность, – поделился своим впечатлением актер Владимир Логвинов. – Когда французы или итальянцы привозят в Москву постановки Чехова, ты относишься к этому с уважением, но с некоторой долей иронии или даже скепсиса, потому что они играют про твою жизнь. И мне показалось, что вначале здесь было тоже самое.  Но потом, после спектакля, к нам подходили артисты из театра «Габима» и очень благодарили».
 

Спектакль «Наш класс» ставит перед зрителями трудные вопросы, ответы на которые каждый ищет в одиночку, – считает актер Эльдар Трамов.
«У меня было ощущение, что мы сейчас рассказываем историю тем людям, в семье каждого из которых были такие эпизоды, – сказал артист. – Холокост коснулся практически всех, кто сидел в зале. Такое же ощущение у меня было однажды, когда мы играли в городе Лиепае в Латвии. Перед спектаклем местная еврейская община сводила нас к мемориалу, созданному на том месте, где были уничтожены евреи их городка. И когда начался спектакль, мы понимали, что эта история про их семьи. Но Холокост – это одна из тем спектакля, о которой мы говорим. Эта история масштабна тем, что она и про всех нас, потому что, на самом деле, все мы такие же «одноклассники». Мы каждый день сталкиваемся с теми же вопросами, с которыми сталкиваются герои пьесы: могу я что-то изменить или не могу? Могу ли чему-то противостоять или нет? Зрители откликаются слезами и эмоциями не только потому, что видят трагические истории персонажей, а потому что они видят свои проблемы и вопросы».
 


О том, как важно сегодня говорить об этом в Израиле отметила и певица Анна Фишкина, выпускница московского Гнесинского института, которая живет в Израиле и по работе часто общается с людьми, пережившими Катастрофу.
 
«Я живу в Израиле 30 лет, не раз бывала в Польше, и знала о событиях, которым, посвящен спектакль «Наш класс», но только сегодня я, по-настоящему, осознала, почувствовала, как это было невыносимо страшно, – сказала певица. – Трудно представить, как такое могло произойти с человечеством! Действительно, как говорят герои этой пьесы «Одноклассники – это больше, чем одноклассники». Это была одна семья, но произошло какое-то затмение… После спектакля я еще долго буду об этом думать, переживать. Не представляю себе, что сейчас чувствуют актеры, которые играли, вернее, проживали всё это на сцене...
По работе я часто общаюсь с людьми, пережившими Катастрофу. Они живут среди нас, но мы многого не знаем о них, об их судьбе, а ведь они постепенно уходят. Я часто с ними разговариваю, пою им песни на разных языках – в том числе на идиш и на польском.  Уверена, что если бы они пришли на этот спектакль, им было бы очень тяжело его смотреть, но, в то же время, им важно, что сегодня люди знают правду о том, что произошло.  В Израиле этот спектакль можно играть даже в большом зале. На эти два показа невозможно было достать билеты, их раскупили мгновенно!

Я очень жалею, что не взяла на спектакль свою дочь, которая родилась уже в Израиле и, конечно, все это не знает настолько глубоко. Для нее это был бы шок, но я уверена, что правду надо знать. Я благодарна театру Вахтангова, что они привезли именно этот спектакль. Низкий поклон режиссеру постановки – говорить на эту тему невероятно важно! И еще очень важно и символично, что в финале спектакля один героев на иврите читает молитву – «Да будет мир!»

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Театр балета Бориса Эйфмана анонсировал гастроли в США

    В июне нынешнего года в «Линкольн-центре» Нью-Йорка должны были состояться гастроли Театра балета Бориса Эйфмана. В связи с эпидемией коронавируса представления были отменены, однако уже сейчас организаторы турне и дирекция театра объявила о новых сроках. ...
  • В России пройдут первые интернет-гастроли

    На волне повсеместной онлайн-трансляции спектаклей в России зарождается еще один вид творческой деятельности: интернет-гастроли. Так, в частности, с 25 мая по 4 июня на интернет-платформах Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии состоятся виртуальные гастроли Иркутского областного музыкального театра им. ...
  • Большой театр отменил американские гастроли

    Пандемия нарушила международные планы главного музыкального театра страны. Предполагалось, что со 2 по 7 июня гастроли ГАБТа состоятся в вашингтонском Кеннеди-центре, а с 10 по 14-е – в театре Аудитория в Чикаго. Дирекция Большого театра до последнего момента надеялась, что гастроли состоятся (в Вашингтоне должны были показать балет «Ромео и Джульетта», а в Чикаго – «Лебединое озеро»). ...
  • «Экскурсия» в Музей Родена

    В понедельник, 18 мая, во всем мире отмечается Международный день музеев. «Театрал» решил в этот день подарить своим читателям «путешествие» в парижский Музей Родена, символом которого, на самом деле, должен быть не хрестоматийный «Мыслитель», а «Вечная весна» и нежность непостижимо переданная скульптором в мраморе. ...
Читайте также