«Шьем маски и репетируем онлайн»

Чем занимаются театры на карантине в Италии

 

С этой недели в Москве запрещены массовые мероприятия. Театры, музеи и концертные залы теперь привлекают зрителей с помощью интернета.  Тем временем в Италии не только закрыты все культурные учреждения, но и введен карантин. Выход из дома без острой необходимости грозит штрафом и даже тюремным заключением. Мы попросили художественного руководителя Центра интернационального театра во Флоренции Ольгу Мельник рассказать, как изменилась жизнь ее коллектива за столь короткое время.

«Эпидемия перевернула всю нашу жизнь»

C 7 по 13 марта во Флоренции должен был проходить III интернациональный фестиваль In fonte veritas («Источник правды»), организованный нашим театром. В этом году мы ждали коллективы из России, Испании, Франции и Мексики. Это интернациональные коллективы, ориентированные на разноязычную публику. Их постановки могут быть сразу на нескольких языках, либо это визуальные спектакли. Еще 2 марта мы вовсю готовились к открытию, принимали первых гостей и даже представить себе не могли, что нас ждет в ближайшие дни. Буквально накануне открытия фестиваля в Италии запретили все массовые мероприятия, а с 8 марта ввели карантин.

Раньше всех, 23 февраля, к нам приехал театр «Гротеск» из Сургута. Коллектив стал победителем на нашем прошлом фестивале, и в этот раз мы планировали совместную постановку «Мастера и Маргариты». В итоге премьеру пришлось играть в пустом зале и при закрытых дверях. Зрители смогли увидеть спектакль с помощью интернет-трансляции. Сургутские актеры покинули Италию 14 марта, успев улететь на одном из последних рейсов. Теперь они сидят на карантине, чувствуют себя хорошо, но результаты их анализов пока не готовы.

Второй российский коллектив, который мы ждали на фестивале, – театр «Манекен» из Челябинска. Они собирались показывать «Декамерона», что было бы весьма актуально. Артисты должны были прилететь в Милан 6 марта и в последний момент сдали билеты.

Сам фестиваль перенесли на ноябрь. Все траты на его организацию, к сожалению, уже не вернуть. Гостиницы тоже были оплачены заранее. Деньги нам возвращать отказались, но хотя бы удалось договориться о переносе дат. Эта эпидемия перевернула всю нашу жизнь. Фестиваль, конец сезона, готовились к выходу две премьеры... Все так не вовремя остановилось. Но сейчас меня беспокоит даже не это. У всех только одна цель – выжить самим и не потерять своих близких. Поэтому теперь мы все сидим дома, общаемся по телефону и даже на карантине продолжаем репетиции: переписываемся, планируем работу, я даю задания, мне высылают этюды, сольные номера и монологи, записанные на видео. Все это выкладывается на странице театра в Facebook.


Сцена из спектакля «Шуточка» по рассказу А. Чехова. Фото Франческо Лукерини

«Нескончаемый гул вертолетов»

Нашему коллективу уже 25 лет. В труппе трудятся люди самых разных профессий. Например, одна из актрис владеет ателье и теперь шьет для участковых врачей маски, которых катастрофически не хватает. За короткое время она наладила целое производство. Есть в нашем театре и врачи, и медсестры. В данный момент они находятся на передовой, работают по 13 часов в сутки. Как известно, медперсонал часто заражается инфекциями от пациентов. Надеюсь, что с моими коллегами такого не произойдет. Мы за них очень переживаем. Сегодня днем мы общались по телефону. По их словам, на данный момент в больницах Флоренции места есть. Среди умерших – люди только с очень серьезными патологиями, и пока таких случаем не много. Но работа у медиков сейчас невероятно сложная. Им не хватает средств индивидуальной защиты. Медицинские костюмы одноразовые. В них нельзя ни пить, ни есть, ни справлять нужду. Иначе их следует менять на новые, которых нет. Но в целом ситуация под контролем. Такого количества смертей, как на севере Италии, у нас нет.

 


Труппа празднует закрытие сезона. Фото из архива театра

Я сама живу рядом с больничным комплексом и всю ночь слышу гул вертолетов и тревожные звуки сирен скорой помощи. Какой-то нескончаемый поток. За всю свою жизнь я такого не видела.


Вид на больничный городок Кареджи. Фото Ольги Мельник

Сначала не верили, что с северных регионов Италии вирус придет и в Тоскану. Потом появились первые случаи. Но и тогда не думали, что дойдет до того, что все больницы практически переполнятся и мы будем даже рады оставаться дома, чтобы не подвергать опасности себя и своих близких. При этом в Тоскане ситуация еще не самая страшная. А вот в Бергамо развернулась настоящая трагедия. Не хватает ни коек, ни аппаратов для искусственной вентиляции легких, ни врачей. В ночь на 19 марта из города вывозили трупы. Это был целый эшелон военных машин, который длинной вереницей проехал через весь город. Тела не успевают кремировать, хотя крематорий работает 24 часа в сутки. Просто представьте себе картину: грузовики с трупами, церкви, полные гробов, люди, умирающие в одиночестве, потому что к ним не пускают родственников и они могут попрощаться с родными только с помощью видеосвязи… Инфекция – невероятно жестокая вещь. Она меняет людей и их отношение к жизни.

Коронавирус проник даже в тюрьму. Люди оказались в мышеловке без соответствующей медицинской помощи. Я лично работаю с заключенными, создала с ними труппу. В Италии это очень распространено: при каждой тюрьме есть театр, ставят спектакли, проводят конкурсы и фестивали. После объявлении эпидемии во многих тюрьмах начался бунт. У нас тоже вспыхнуло восстание, и после этого часть заключенных выпустили досрочно. Среди них есть и мои актеры.


Тюрьма «Марио Гоццини» (Флоренция). Сцена из спектакля «Выход», режиссер Ольга Мельник. Фото Самуэле Батистони

В Италии действительно творится что-то невероятное. Достаточно взглянуть на число заболевших и умерших. По числу жертв мы обогнали даже Китай. Коронавирус проник в каждый регион республики. Кажется, что он везде. Мы уже вторую неделю сидим дома, но число заболевших постоянно растет. Говорят, что выявляют тех, кто заболел еще до введения карантина. Надеюсь, что это так и постепенно ситуация улучшится. 

Среди пострадавших от коронавируса есть люди широко известные. Заболели многие депутаты, несколько мэром в режиме изоляции, ушел из жизни известный архитектор Греготти Витторио. Умирают доктора, почтальоны, священники. Мэр Флоренции тоже находился 14 дней на карантине. Он общался с секретарем парторганизации, у которого потом выявили коронавирус.

У меня самой мама пожилая, муж с хроническими заболеваниями. Возможно, что я легко перенесу вирус, а у них будут серьезные проблемы. В больницах к тому времени может не остаться мест. Мы рискуем не получить необходимую помощь, рискуем умереть, когда нас еще можно спасти. Я уже прошла тот этап, когда считала, что достаточно только мыть руки, и теперь отношусь к эпидемии очень серьезно.

«Так много времени у нас никогда не было»

У меня обычно нет и минуты: репетиции, спектакли, поездки... Я даже не представляла, что можно жить по-другому, но перестроилась очень быстро. После введения карантина я составила список дел, которые нужно сделать в это «подаренное» мне время. Так вот, могу сказать, что этот план я пока не выполняю. Дни на карантине проходят очень быстро. Времени кажется много, но оно заполняется сводками новостей, которые теперь не можешь не слушать, и еще какими-то неожиданными делами. Мы затеяли ремонт, генеральную уборку, читаем книги, загораем на балконе. На улице 23 градуса, светит солнце. Все надеялись, что с приходом тепла ситуация как-то улучшится, ведь говорили, что теплая погода губительна для вируса. Но пока этого не видно: инфекция с каждым днем распространяется все больше и больше, а число заразивших и умерших растет с неимоверной скоростью.

Конечно, все люди напуганы, все сидят дома. Выходить на улицу можно в трех случаях: если ты идешь на работу, в аптеку или в магазин за продуктами. Ну, еще можно погулять с собакой, но только быстро. При этом при себе необходимо иметь документ с указанием одной из этих причин, даты и времени выхода из дома. Все это заполняется ручкой на специальном бланке, который можно скачать из интернета.  Из дома может выйти только один член семьи. Нарушителям грозит штраф 206 евро и три месяца тюрьмы. Нам рекомендуют покупать продукты впрок, чтобы не было необходимости выходить из дома каждый день. Мы так и делаем, поэтому выходим раз в неделю. Пока карантин введен до 4 апреля, но, скорее всего, будет продлен. Кроме того, сами меры хотят ужесточить. По субботам и воскресеньям все супермаркеты могут быть закрыты. 

Дефицита продуктов сейчас уже нет. Ажиотаж и пустые полки были только в первые дни. Но не хватает масок. Я теперь шью маски себе и всем своим знакомым. На китайских сайтах есть видеоинструкции по их изготовлению. Материалы беру из лоскутков, оставшихся после пошива театральных костюмов. Над переносицей вшиваю скрепку из пластика с проволокой от упаковки продуктов. Внутри – прослойка из синтетического войлока (ткань для уборки пыли). На изготовление одной маски уходит около часа. Такие маски двусторонние. Их можно использовать многократно: достаточно постирать и прогладить с двух сторон.

Актерам из Сургута я тоже сшила маски, чтобы во время полета они могли обезопасить себя и других пассажиров. Да, кто-то считает, что маски не помогают, но, заметьте, в Китае все ходят в масках. Делегация из КНР, приехав в Италию, удивилась, что у нас при карантине так много народу на улицах и так мало людей в масках. Рекомендовала их все-таки надевать.

Коронавирус внес коррективы и в бытовые привычки людей. Например, если раньше итальянцы приходили домой и не переобувались, то теперь они оставляют ботинки за порогом квартиры. Все тщательно моют руки, проводят дезинфекцию. Все это уже стало привычкой.

Надеюсь, что в России такого кошмара не будет. Надеюсь, что вы не допустите столь масштабной эпидемии. По нашему опыту могу сказать: если скажут сидеть дома – сидите. Мы долго противились самоизоляции, но потом поняли, что иначе нельзя. Только надо заранее продумать, как организовать свою жизнь в период изоляции, потому что в любой момент это может настать – и надо быть готовым.
 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Эрлангер, Германия. «Для репетиций встречаемся в парке»

    «Театрал» продолжает рассказывать о жизни русских театров зарубежья в условиях карантина. Сегодня наш гость - художественный руководитель театра-студии «МостЫ», Федор Невельский, постоянный участник оргкомитета нашего международного фестиваля «Мир русского театра». ...
  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
Читайте также