Театр как средство легализации частной роскоши

Как в древнем Риме в эпоху демократии можно было безнаказанно похваляться своим богатством

 

У Цицерона есть знаменитое высказывание о римском народе, применимое, кажется, к любому народу во все времена: «народ ненавидит частную роскошь, но любит общественное величие».
 
Театральные зрелища в древнем Риме были частью всенародного праздника – то есть общественного величия. Можно ли провести границу между «общественным величием» и «частной роскошью», если театр организовывали на частные деньги? Оказывается, сделать это в древних культурах невероятно трудно.

Приходит на ум сценка из жизни небольшого городка римской империи, описанная в «Сатириконе» Петрония. Старьевщик Эхион бранит одного из местных богачей-политиков: «Что доброго он нам сделал? Выставил гладиаторов, которым грош-цена, только дунь – свалятся…». Симпатии старьевщика явно на стороне другого богача, которого он называет «наш Тит»: «наш Тит – горячая голова… через три дня, на праздниках, будут замечательные игры… оружие он даст превосходное; убежать – шалишь: бейся насмерть и так, чтобы весь амфитеатр видел… на веки вечные прославится».

Это примечательное рассуждение начинается с требования, чтобы политик работал ради народа, а заканчивается восторгом оттого, что местный нобиль прославит себя самого «на веки вечные» – то есть купит свое частное величие у всех на глазахза свои собственные средства. Выходит, частное прославление и «всенародность» праздника легко уживаются в римском сознании?

Так было не только в эпоху римской империи, но и ранее – в период строгой демократии, когда народ был крайне подозрителен к частному самовозвеличиванию. В те времена претор (по-нашему, мэр) города Рима для организации всенародного праздника пользовался средствами государственной казны по определенным лимитам, но чаще и больше – своими личными средствами, чтобы построить театр, нанять артистов, сформировать программу.

Один городской претор по имени Лициний Красс получил прозвище «Палатинская Венера» за то, что в прихожей его частного дома на Палатинском холме по окончании праздника были установлены колонны из редчайшего сорта мрамора, тогда еще не известного в Риме. По роскоши убранства этот дом сразу обогнал соседний с ним древний храм Венеры – прародительницы римского народа. Таких колонн не было ни в одном из общественных зданий: неслыханное самовозвеличивание! Как такое могло быть в городе, столь ревнивом к частному богатству?

Мраморные колонны, а еще редкостные деревья лотоса и много других редкостей были ввезены в Рим Крассом специально для того, чтобы украсить сцену временного театра, возведенного для общественных игр. После демонтажа сцены все самые дорогие ее составляющие были у всех на глазах перенесены в его частный дом, от чего он и стал самым роскошным в Риме. Таковым он оставался потом на протяжении 10 лет и не вызвал ни цензорского, ни народного возмущения.

Другой городской претор Луций Эмилий Скавр для всенародного праздника соорудил театр, который до сих пор остается самым большим театром в истории всех времен и народов. Его вместимость составляла до 80 тысяч человек – это больше, чем вмещал в себя Колизей.


Грандиозный театр Скавра простоял меньше месяца, пока длились игры, а потом был демонтирован. Нижний уровень его фасада был облицован мрамором, средний – цветным стеклом, верхний – черным деревом и позолотой. Все его элементы декора – в их числе 360 колонн и 3000 статуй, а еще несчетное число картин и персидских тканей – были перенесены в дом Скавра на Палатинском холме и в его загородную виллу. Поэтому в историю вошел не только Театр Скавра, но и прихожая дома Скавра: ее украшали колонны из редкостных сортов мрамора высотой 11 метров. На загородной вилле Скавра через некоторое время после праздника случилось восстание рабов.Рабы сожгли и разрушили все постройки и имущество, перенесенное из театра после праздника. Убытки подсчитали: они составили 30 миллионов сестерциев, что в 40 раз больше стоимости самых больших римских всенародных игр.

Ни один римлянин ни словом не возмутился, видя, как среди бела дня огромные колонны волокли после праздника из театра через форум в дом Скавра, рискуя повредить подземную дренажную систему, и волокли прямо мимо древнейшихи самых священных статуй богов, сделанных… из глины. Молчаливое и красноречивое зрелище!

Эти два случая показывают: древнеримский политик, потративший свои средства на театр – то есть для всенародного праздника, длившегося всего неделю-другую, в глазах римлянина заранее оправдан за «частную роскошь» последующих лет его жизни. Театр оказался той культурной территорией, где в период даже самой строгой демократии допускали проявления аристократической природы.

Условие было только одно: разрешить народу насладиться роскошью искусства раньше, чем начнешь наслаждаться ею сам частным образом.
 


Справка
Дмитрий Трубочкин
Историк театра, доктор искусствоведения, проректор по научной работе Высшей школы сценических искусств, заведующий сектором классического искусства Запада Государственного института искусствознания, член Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству, секретарь Союза театральных деятелей Российской Федерации. 

Образование: философский факультет МГУ имени М. В. Ломоносова.

Научные интересы: история и теория театра; классическое искусство; современный художественный процесс; традиция и авангард; социальная и экономическая история искусства; философия искусства.
Автор более сотни научных работ.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Вера Васильева: «В театр сбежала от повседневности»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет необычный сборник — 50 монологов именитых актеров, режиссеров и драматургов о любви к маме. Представить публике эту удивительную по теплоте и душевности книгу помешал всеобщий карантин, поэтому мы решили опубликовать отдельные её главы, чтобы в условиях унылой изоляции у наших читателей улучшилось настроение, и они позвонили своим близким — сказать несколько добрых слов. ...
Читайте также