Юлия Ауг: «Мы получаем совершенно новый опыт»

Актриса о закрытии границ, мемах про гречку и жизни на карантине

 

Недавно актриса и режиссер Юлия Ауг представила в питерском Театре на Литейном свой новый спектакль «Перемирие» – о попытке диалога между двумя сторонами конфликта на Донбассе. В ближайших планах – роль в спектакле Александра Созонова «Это все она» («Приют комедианта»). Но, как и все без исключения театральные проекты, эти работы приостановлены на неопределенный срок. Как научиться жить в новых реалиях и не сойти с ума на карантине –  об этом актриса поговорила с «Театралом».

– Юлия, еще недавно театры, хотя и вынуждены были закрыть свои двери для зрителей, все же продолжали репетиции, но теперь исключается и это. Как последние события отразились на вашей жизни?

– В моем окружении нет ни одного человека, на которого не повлияла бы нынешняя ситуация. До 30 апреля работу прекратили все питерские театры. Для меня это означает отмену показов моей режиссерской работы «Перемирие». В последний раз мы сыграли ее 17 марта – а когда будет следующий раз, как вы понимаете, неясно. Театр на Литейном рассматривал возможность транслировать спектакли онлайн, но нас это в любом случае не коснулось бы: у спектакля сложная пространственная конфигурация, его нельзя снять фронтально. Зрительный зал размещен по обе стороны сцены, действие происходит в трех разных местах – чтобы сделать трансляцию, нужно как минимум четыре камеры. Кстати, это еще одна сложность, с которой пришлось за последнее время столкнуться театрам: не всем спектаклям подходит формат показов через интернет.

– «Гоголь-центру», где вы играете, судя по новостям, удалось наладить трансляции.

– Да, но опять-таки только некоторых постановок. Первой из них стала «Наша Алла». Спектакли «Персона» и «Идиоты», в которых я участвую, были отменены.  

– Получается, вам пока не довелось играть при пустом зале, как это уже делали многие ваши коллеги?

– Да, но не исключено, что это еще впереди.

– В таком случае, нет ли у вас опасений? Многие ведь придерживаются мнения, что спектакль в принципе не может родиться без зрителей…

– Нет, вы знаете, я совершенно не боюсь такого формата: я много снимаюсь в кино, поэтому работа с камерой – процесс для меня привычный. Спектакль без зрителей – это действительно не совсем спектакль в полном смысле слова. Но катастрофы я в этом не вижу. Я думаю, спектакли могут рождаться, даже если зрители находятся по ту сторону веб-пространства. Мир меняется, он уже никогда не будет прежним. Мы понятия не имеем, каким он будет, но совершенно точно он будет другим.  Сейчас мы находимся в точке, где начинаются эти перемены. Зачем же отказываться от возможностей? Импровизация – это прекрасно. Раз мы оказались в такого рода жизненных обстоятельствах, значит, надо продолжать разговор со зрителем онлайн. Будем работать по законам телетеатра.

– Юля, ваши смелые высказывания, которые касаются далеко не только искусства, притягивают тысячи подписчиков в Фейсбуке. Мне интересно спросить, верите ли вы в русский национальный характер, и если да, как он проявляет себя в экстремальных обстоятельствах?

– Мне кажется, в эпоху глобализма говорить о национальном характере сложно. Это уже немножко анахронизм. Все мы люди своего времени, и, конечно, все происходящее – закрытие границ, сепарация мира – для нас шок. Закрытие городов, ограничение привычных возможностей, концентрация жизни внутри замкнутого пространства собственных квартир, где мы остается наедине с собой, – все это совершенно новый опыт, который мы только начинаем получать.

У нас пока еще нет полномасштабной эпидемии, и мы, в отличие от Европы, не понимаем, насколько это страшно. К тому же, у нас огромная страна. Одно дело – закрыть Эстонию, где очень маленькие города, очень дисциплинированные люди, и другое дело – остановить движение на гигантских территориях России.

Потом, русский человек – это человек все-таки лихой. Он до последнего не верит, что с ним может что-то случиться, что и на него может обрушиться катастрофа, когда вокруг болеют и умирают люди.


И вот тут мне хочется напомнить об осознанности и любви – особенно по отношению к своим старшим близким. Этот неизученный, неизвестный вирус опасен для людей любого возраста, но все же наиболее тяжело он переносится старшим поколением. Если человек не бережет себя, если по каким-то причинам он думает, что не может серьезно пострадать, он должен помнить хотя бы о старших родственниках. Необходимо осознанно соблюдать предписания медиков. Еще до начала карантина, возвращаясь после репетиций из Питера, я очень хотела обнять мою маму, но я не позволяла себе этого сделать. Сначала я снимала вещи в холодной прихожей, складывала одежду в пакет, шла в душ и только потом заходила в жилое пространство. Если обстоятельства требуют от меня выхода из дома, я мою руки бесконечное количество раз, а в моей сумке всегда есть гель-дезинфектор. Я убеждена, что нужно соблюдать карантин. И абсолютно все люди из моего близкого круга разделяют мою позицию.

Другое дело, что я не очень верю нашему государству – не верю, что оно позаботится о тех, кто из-за вируса останется без работы, о тех, кому будет очень тяжело выжить, о тех, кому необходимо будет, когда это все закончится, заново выстраивать свой бизнес и карьеру…

– Ну, почему? Сергей Собянин вот обещал всем москвичам старше 65-ти лет четыре тысячи рублей за соблюдение карантина.

– На мой взгляд, это издевательство, правда. Мы не знаем, сколько продлится эпидемия, но четыре тысячи, учитывая цены в Москве, – это ничто. Хотелось бы, чтобы людям, находящимся в изоляции, была оказана реальная помощь.

– В то же время не так-то просто убедить старшее поколение  остаться дома…

– Тут вы правы. Недавно кто-то рассказал в Фейсбуке: в поликлинику пришла пожилая женщина без маски. Она кашляла, и ей не то чтобы сделали замечание, а просто выразили беспокойство и за нее, и за окружающих, мол, ну что ж вы так, хотя бы шарфом прикрылись. На что она ответила: «Не надо меня учить. Мы войну пережили!» Ну, что тут скажешь? Просто руки опускаются… Но это уже другой вопрос.

– Вы смотрели репортажи про новую больницу в Коммунарке?

– Да, судя по всему, очень хорошая больница, только важно понимать, что построили ее не вчера. К моменту начала всех событий с вирусом она была уже готова – и для других целей. Просто в силу того, что она оснащена современным оборудованием, ее быстро перепрофилировали. Молодцы, среагировали в короткие сроки. Только китайцы за этот время успели с нуля построить медицинский центр… В то же время я хочу отметить одно событие, которое вызвало во мне настоящее уважение к стране. Это рука помощи Италии. Это прямо очень круто – такая солидарность. Поступок, которым можно гордиться.

– История с гречкой и туалетной бумагой породила множество мемов в интернете. Как вы думаете, почему возникла паника и граждане массово бросились скупать продукты и товары повседневного спроса?

– По этому поводу я наткнулась в сети на любопытное соображение. Оказывается, тенденция «оптовых» закупок туалетной бумаги пришла из Китая. Только там люди действовали сознательно, потому что в период эпидемии в Ухане им было рекомендовано, чтобы минимизировать вероятность заражения, прикасаться к дверным ручкам и кнопкам лифта через сложенную листочек. Исчезновение бумажных полотенец и туалетной бумаги с полок супермаркетов было связано как раз с тем, что эти предметы становились для людей проводниками во внешний мир. А до нас эта волна докатилась вот в таком, подчас комическом, виде. И не только до нас. Моя подруга, живущая в Америке, написала мне: «Такого не было никогда». Ну, видимо, сработало коллективное бессознательное…

– Кирилл Серебренников записал видео о том, как правильно сидеть на карантине, чтобы не сойти с ума. И неспроста: сегодня люди на многое готовы, лишь бы не оставаться в четырех стенах. По сети гуляют ролики о том, как вся семья по очереди гуляет с одной и той же собакой. Бедных собак стали даже сдавать в аренду соседям. Как выдержать испытание самоизоляцией?

– Я вам честно скажу: у меня такой проблемы нет вообще. Наоборот, домашний карантин я воспринимаю как возможность наконец-то сделать все, на что не хватало времени в последние полтора года. Я наконец-то разберусь со своей старой мебелью и начну ее реставрировать, оборудую себе гардеробную, наконец-то начну читать толстые книги, рисовать! В конце концов, у меня лежат два незаконченных сценария. Поэтому я искренне не понимаю людей, у которых начинается паника. Мне не бывает некомфортно в одиночестве. Мне хорошо с самой собой. Мне достаточно самой себя и тех вещей, которые меня окружают. Правда. Никаких проблем. Я найду, чем заняться.

–  А эмоционально чем вы спасаетесь в ситуациях глобальных катаклизмов?

– Тем, что я стараюсь поддержать других. Я точно знаю, что паника – самое непродуктивное дело, поэтому, чем больше позитива я буду нести во внешний мир, тем легче будет мне самой. Я знаю, что многие читают меня в Фейсбуке, для этих людей мои слова прозвучат как поддержка. Если я могу сказать большому числу людей, что все это закончится, что мы через это пройдем, такой настрой поддерживает и меня. Я вообще думаю, что сейчас удивительное время, когда мы можем особенно проявить свою любовь. Вы посмотрите: на наших глазах останавливаются войны. Да, страдают экономики, закрываются границы, мы сами прекрасно понимаем, что, выйдя из эпидемии, окажемся в глубочайшем кризисе. Но тем сильнее хочется верить: лучшее, чем мы реально можем друг другу помочь, – это искренняя любовь. Меня это здорово держит на плаву.
 
Большое интервью с Юлией Ауг читайте в ближайшем номере «Театрала»

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Санкт-Петербурге пройдет фестиваль «Опера – всем»

    Откроется международный музыкальный фестиваль, декорациям которого традиционно станут архитектурные ансамбли Петербурга, на Соборной площади Петропавловской крепости. 8 августа здесь прозвучит опера Мусоргского «Борис Годунов» в исполнении оркестра театра «Мюзик-Холл». ...
  • Юрий Бутусов нашел ключ к современной драматургии

    Первой премьерой сезона в РАМТе станет «Сын» в постановке Юрия Бутусова. 11 сентября он представит свое прочтение пьесы Флориана Зеллера. «Самый яркий молодой драматург нашего времени», по мнению The Guardian, «один из самых горячих литературных талантов Франции», по мнению The Independent, обладатель премии «Мольер», Зеллер впервые сочинил настоящую трагедию. ...
  • Алексей Гуськов сыграет главную роль в «Седьмой симфонии»

    В Санкт-Петербурге стартовали съемки 8-серийного художественного фильма «Седьмая симфония» о том, как случилось практически невозможное – 9 августа 1942 года в блокадном Ленинграде, в Большом зале Филармонии, и по радио впервые прозвучала «Седьмая симфония» Дмитрия Шостаковича. ...
  • Мариинский театр покажет три масштабных премьеры

    До конца 2020 года Мариинский театр предполагает представить три премьерных спектакля, и это будут немаленькие постановки. Об этом художественный руководитель и директор Мариинки Валерий Гергиев заявил в онлайн-эфире первого международного дискуссионного форума #ArtSpace. ...
Читайте также