Сергей Епишев: «Люблю сочетание смешного и жуткого»

«Театрал» продолжает рубрику PROЧТЕНИЕ

 

Сергей Епишев, актер Театра Вахтангова, рассказал «Театралу» о трех самых важных книгах в своей жизни и трех современных текстах, которые стоит прочитать. 

«ЗОЛОТАЯ ПОЛКА»

«Дон Кихот» – роман отражений

«Дон Кихот» Сервантеса в двух томах – главный роман всех времен и народов. Это книга, которая остается в тебе навсегда и сопровождает всю жизнь. Помимо двух прекрасных трагикомических героев – Дон Кихота и Санчо Пансы – я люблю этот роман за бездну внутренних отражений, и чем чаще его перечитываю, тем очевиднее они становятся. Сначала Дон Кихот строит свою жизнь как отражение литературного опыта, а потом сам становится литературным героем и втягивает в свой сюжет всех обитателей романа, превращает их жизнь в художественную игру. Алонсо Кихано настолько противоречивый герой, в нем смешивается такое количество мудрости, печали и абсурда, что встречаться с ним всегда большое удовольствие.

Гофман – герой детства

Гофман – это каждый раз завораживающее чтение: «Ночные рассказы», «Эликсиры сатаны», «Повелитель блох», «Кот Мурр». Я очень люблю у него сочетание смешного и жуткого. Хотя давно понял, что это типичное свойство романтической литературы, посмотрел в своей жизни много мистических фильмов и прочитал много страшных книг, все равно Гофман остается пугающим. И терять это ощущение, которое тянется из детства, не хочется – до сих пор хочется просто «побыть» в его историях, погрузиться в их иррациональность и атмосферу необъяснимой жути.

Набоков – «ледяной остров»

В тройке своих главных авторов я назвал бы Набокова. Когда читаешь, скажем, «Защиту Лужина», «Лолиту», «Приглашение на казнь», то физически ощущаешь текст – с холодной, стройной, идеально выверенной структурой – и, кажется, можешь потрогать его руками, почувствовать вкус. Это большое читательское наслаждение. А набоковское мировосприятие мне кажется невероятно современным – ощущение пространства жизни как некой непроницаемой пленки, за которую хочется проникнуть. Лужин видит это как шахматную партию, а Цинциннат Ц. в конце «Приглашения на казнь» – как изнанку мира.

MUST REED

Джонатан Франзен: сериальное мышление

Каждый писатель в США одержим идеей написать большой американский роман. Мне кажется, Франзену это максимально удалось. Три своих книги – «Поправки», «Свобода», «Безгрешность» – он посвятил смене эпох, «концу времен»: «Поправки» – про конец 90-х, «Свобода» – про нулевые, «Безгрешность» – про 2010-е годы. Каждый роман рассказывает про семью, про то, как временной «стык» ощущается в семейных отношениях. В текстах Франзена есть все, что мы любим в американских сериалах и умном кино. Это точные диалоги. Это неврозы современных городских жителей. Это семейные обиды, растянувшиеся на много лет. Неразрешимые противоречия между родителями и детьми, между супругами. Люди совершают ошибки, а ты следишь за их поступками и понимаешь, что исправить ничего нельзя – можно только чуть-чуть смягчить последствия. Это очень завораживающее чтение, наблюдение за потоком жизни, схожее с хорошими сериалами. Поскольку сериальное мышление становится определяющим в нашей жизни, то Франзен, конечно, идеальный писатель для сегодняшнего мироощущения.

Мишель Уэльбек: отрезвляющее чтение

Французский писатель Мишель Уэльбек обладает схожей оптикой. Он, как и Франзен, следит за тем, как меняется время и как оно меняет человеческие привязанности, особенности поведения. Но это абсолютно безжалостный, абсолютно циничный автор. Читать его – все равно что окунуться в ледяную воду. Он совершенно отрезвляет и не оставляет никакой надежды. Это чтение избавляет от всех возможных самообольщений.

Главный его роман – это, конечно, «Элементарные частицы», с которого нужно начинать, ну а дальше переходить к остальным. Часто романы Уэльбека рассказывают о недалеком будущем, и хорошего в нем мало. Допустим, «Покорность» – о том, как европейцы склоняются перед исламистами, пришедшими к власти. О том, как исламский мир подчиняет себе Европу, и она безропотно сдается, даже не пытаясь ничего противопоставить, потому что понимает: отстаивать ей нечего – все утеряно давным-давно. Написано это безжалостно и неумолимо.

Сейчас, конечно, нужно прочитать «Серотонин». Я пока не добрался, но думаю, когда откроются книжные магазины, это будет одна из первых книжек, которые куплю.

Владимир Сорокин: кривое зеркало

Можно назвать еще одного автора, российского, это Владимир Георгиевич Сорокин. Человек, который тоже идеально чувствует время и находит идеальную литературную форму для того, чтобы рассказать, как меняется сознание людей. Если в 80-90-е он «взрывал» язык соцреализма, отполированный и безликий, то сейчас его антиутопии выглядят очень пугающими. В итоге они не про будущее, а про настоящее. Сорокин все время работает с коллективным бессознательным, со страхами, с непроговоренными комплексами и неизжитыми травмами – именно русскими. Читать Сорокина – это как смотреть в кривое зеркало. Ты понимаешь, что читаешь о себе, о своей стране, о происходящем здесь и сейчас, но в очень странной оптике – вроде бы фантастической, но при этом современной.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Вера Васильева: «В театр сбежала от повседневности»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет необычный сборник — 50 монологов именитых актеров, режиссеров и драматургов о любви к маме. Представить публике эту удивительную по теплоте и душевности книгу помешал всеобщий карантин, поэтому мы решили опубликовать отдельные её главы, чтобы в условиях унылой изоляции у наших читателей улучшилось настроение, и они позвонили своим близким — сказать несколько добрых слов. ...
Читайте также