Виктор Рыжаков «Человек - это непонятно»

 

25 мая 60-летний юбилей отмечает один из ведущих российских режиссеров, педагог Школы-студии МХАТ, на протяжении семи лет возглавлявший Центр Мейерхольда, руководитель «Июльансамбля», занявший в начале текущего года пост худрука московского театра «Современник» - Виктор Рыжаков. 

В день юбилея «Театрал» публикует размышления режиссера, которыми он поделился со зрителями во время обсуждения поэтического спектакля его выпускного курса в Школе-Студии МХАТ «Немойвыбор» в феврале этого года. Об актуальности поэзии и ее роли сегодня, а также о том, кто есть художник в современном мире.

Поэзия – это зафиксированное время, или суть времени, которая по большому счету никогда не меняется. Как мы знаем с вами, времени как такового не существует. Уже ученые это доказали. Есть наше представление о времени. А есть бесконечное движение. Не пытайтесь найти логики во времени, во времени логики нет. На свете существует лишь две вещи, любовь и любовь. Поэзия – это то, что невозможно не проговорить. Поэзия- это одновременно ужас и красота. Это то, что болит.

Поэзия – это гармония и невозможность эту гармонию перенести. Поэзия – это золотое сечение, какого-то уловленного смысла и катастрофа, которая разрывает тебя на части. Поэзия – это, конечно, же попытка обуздать это невозможное человеческое чувство, которое может нас всех спасти – это любовь.

В XXI веке поэзия стала необходимой, ее стали слушать тысяч и тысячи людей. У нас (студентов выпускного курса Школы-Студии МХАТ мастерской В. Рыжакова – прим. ред.) большое количество приглашений в разные уголки страны. Мы читаем поэзию в Иркутске, во Владивостоке, в Туле. Потому что ее хотят слышать, залы полные народа. Слушают затаив дыхание, как будто бы мы передаем, какое-то очень важное сообщение. Артисты не поэты, а трансляторы. Такие же рядовые художники, которые пытаются сделать так, чтобы голос поэзии был услышан.

Поэзия – это, когда исполняется для кого-то. Когда я публично пытаюсь, не знаю правильно, или неправильно, услышав смысл этих строк его передать. Ведь именно в этот момент, может открыться еще один какой-то смысл, который я читая в одиночестве, не открывал.

Поэзия – такая тонкая субстанция, которая возникает именно в тот момент, когда человек чувствует, что он погибает. Это то, что приходит во спасение. Поэзия особенно актуальна тогда, когда истончается, теряется грань перехода от бытового к бытийному. Именно об этом «кричат» молодые люди, читающие поэзию, потому что юность максималистична.

В Школе-Студии МХАТ есть предмет вкус речи. На нем стараются научить говорить по-другому, другими словами. Формулировать так, как можно сформулировать это внутри себя, присвоить себе другую речь, чтобы потом начать говорить самому, как и для того, чтобы вдруг кто-то из начинающих актеров станет человеком, который будет записывать строчки.

Потому что артист в XXI веке, это, конечно, же художник. Нельзя сегодня сказать, артист, сценограф, и так далее. Это художники, которые занимаются современным искусством.

Все больше и больше стираются границы, у молодого поколения их вообще не существует. И от перформанса до драматического действия, и до оперного искусства – полшага. Делиться на профессии в художественном мире уже как-то ловко. Даже, когда я говорю, человеку, который занимается искусством в пространстве телесности. «Вы хореограф?», – на этот вопрос человек думает, что у вас нет других слов, других поняти. Они не то, что обижаются, они обескуражены моей необразованностью. В моем детстве был мультфильм «38 попугаев» и там была фраза «нас посчитали». Это было самое обидное. Я все никак не мог понять, почему так обидно, сейчас я это понимаю. Это ситуация, когда меня хотят определить на какую-то полу, мне хотят дать классификацию. Человек – это не понятно.

Поэтому театр – это одно из тех мест, где люди обмениваются энергиями. В театр, ходят люди, у которых потребность в творчестве больше, иногда, чем у самих артистов. Зрительская энергия она иногда больше, она важнее.  Поэтому, когда мы хлопаем в ответ зрителям, это не наша «фишка». Это факт благодарности за то, что мы с вами провели время и обменялись чем-то важным, потому что без этой обратной связи, не на словах, а в тишине, в которой сидит зритель, во внимании  - большая духовная работа, внутренняя, и именно за нее мы благодарим. Когда человек работает внутренне – это передается остальным.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Виктор Рыжаков «Человек - это непонятно»

    25 мая 60-летний юбилей отмечает один из ведущих российских режиссеров, педагог Школы-студии МХАТ, на протяжении семи лет возглавлявший Центр Мейерхольда, руководитель «Июльансамбля», занявший в начале текущего года пост худрука московского театра «Современник» - Виктор Рыжаков. ...
  • «Осветить темную жизнь бедного человечества»

    Накануне юбилея Московского Художественного театра «Театрал» побеседовал об этой дате с историком театра Инной Соловьевой. - 20 лет тому назад Олег Николаевич Ефремов, который тогда возглавлял МХАТ, очень спокойно и очень серьезно сказал: «Мы справляем вовсе не столетие существования одного и того же театра, поскольку театры не живут так долго, оставаясь сами собой. ...
  • «На этой сцене творил мой отец!»

    Незадолго до празднования юбилея Московского художественного театра «Театрал» побеседовал с дочерью Иннокентия Смоктуновского, которая поздравила театр со знаменательной датой. - В октябре исполняется 120 лет Московскому художественному театру им. ...
  • Александр Калягин: «Страшная беда»

    Случилась трагедия, с которой невозможно смириться, которую трудно пережить. Я читаю фамилии погибших, и мне кажется, что каждого из них я знал лично, и такой болью отзывается в моем сердце каждое имя.   И совсем невыносимо для меня, что погиб Антон Николаевич Губанков, с которым столько лет нас связывали и сотрудничество, и добрая дружба. ...
Читайте также