Николай Коляда: «Мы лучше будем жить по старинке»

 

В последние дни театральный мир активно обсуждает очередную тревожную новость: в России объявил о закрытии один из самых известных частных театров страны  «Коляда-театр». Причина для эпохи пандемии самая распространённая  нет средств на выживание. О подробностях этой истории «Театрал» решил узнать из первых уст, и главный редактор журнала позвонил Николаю Коляде.

 Николай, что случилось? Наши театралы бурлят, как встревоженный улей, услышав, что вы заявили о закрытии своего театра из-за отсутствия денег. Вы всех переполошили...

 Очень хорошо, Валерий! Я ведь не за себя переживаю, я больше беспокоюсь о тревожном положении других частных театров. У нас в Екатеринбурге есть Центр современной драматургии, есть «Театрон», которому уже 30 лет, есть театр «Волхонка», которому столько же... Есть ещё ряд других независимых театральных коллективов. В стране нашей принято считать, что театральная корона Российской империи состоит исключительно из государственных бриллиантов, но это ведь не так, её украшают и независимые успешные коллективы, которые сверкают своими красками. Поэтому очень хорошо, что мои слова услышали и на проблему, возможно, наши неповоротливые чиновники обратят внимание. Дело ведь не только и не столько в моем театре, мы-то выживем. Я в таких ситуациях бывал, что не дай бог, тысячу раз выползал из полной безнадеги. А вот за Центр современной драматургии  мое дочернее предприятие, я беспокоюсь всерьёз, как они выживут  не знаю. Молодые люди там, глупые, не совсем понимают ситуацию, начинают рыдать, плакать, в панику впадать... Им надо срочно помогать.

 Ну у вас хоть и частный театр, но оформлен он как лицо юридическое, налоги платите немалые, делитесь с государством честно заработанным почти двадцать лет своего существования. Неужели сейчас государство не поделилось с вами, не протянуло руку помощи? Или вы из гордости не стали обращаться за поддержкой? У нас ведь сейчас из каждого утюга твердят, что помощь сыплется из золотого рога практически всем, кто пострадал и лицом вышел.

 Мы тоже обратились, потому как ложной гордостью не страдаем. Связались с налоговой, объясняем, что очень даже пострадали от всей этой коронавирусной истории, а нам в ответ говорят  вам не положено. Не проходите по критериям, потому что вы  Автономная некоммерческая организация.

Обратились в Фонд Потанина, попросили поддержать, там нам обещали на зарплату миллион рублей. Но так ничего и не дали. Написали в Фонд Прохорова  та же история. Ещё куда-то обратились, результат тот же...

 Я вас очень хорошо понимаю, мы тоже более двадцати писем разослали с просьбой о поддержке журнала, а в ответ  тишина. Либо ответы, что вы ОКВЭДом не вышли. Вроде и СМИ, да не по тому параграфу числитесь... Но неужели с вашим театром такая же история происходит на всех уровнях? Мне трудно поверить, что власти Екатеринбурга не обеспокоены судьбой театра, который является одной из визитных карточек города, который известен всему театральному миру страны и зарубежья. Уж ваше-то местное министерство культуры должно было само стучаться к вам в Зум и спрашивать  Николай, чем можем помочь?

 Ну вы ведь сами прекрасно знаете, как неповоротливы эти чиновники. Им нужно чай попить, бумажку переложить, подумать  как бы чего не вышло... В конечном итоге, конечно, помогут, куда они денутся. Они же меня знают, я тут такую волну подниму, что мало не покажется. Пресс-конференцию соберу, прессу нагоню, и прокляну их во веки веков. Я же вонючий очень, они это прекрасно понимают и знают, что лучше этому Коляде с его театром дать денег, лишь бы отвязался. Так что я уверен  все равно в конечном итоге помогут, правда медленно все будет идти и печально. Ну да у меня и не так все катастрофично, пока ещё протяну. Но я волнуюсь за моих коллег из других независимых театров, которым сильно хуже, чем мне. Они точно не выживут, если власти о них не вспомнят.

 Но вы же заявили, что распускаете свою труппу, что отправляете актеров на заработки в самый что ни на есть глубинный народ  в курьеры, грузчики, таксисты...

 И правильно. Пусть поработают немного в людях, узнают почем фунт лиха, чем порох пахнет... Пусть охранниками послужат, вахтёрами. Они же у меня в театре получают очень приличную зарплату за возможность самовыражаться  30-35 тысяч рублей. Как в наших государственных театрах, но там актеры выходят на сцену пару раз в месяц с соответствующей доплатой, все остальное время груши чем-то околачивают, а мои работают каждый божий день. И артист должен так работать  каждый день, в этом его счастье. Так что пусть немного хлебнут и другой жизни.. Я им всегда говорю  выйди на улицу, попроси десять рублей, никто же тебе не даст. Но попробуй заработать. Я же всю жизнь пашу  театром занимаюсь, пьесы пишу, в институте преподаю, со студентами вожусь... Мне деньги с неба не падают, зарабатываю их своей профессией. Сложно, тяжело, но не жалуюсь.

 Да, мне эта ситуация понятна и хорошо знакома. Мы много пишем о русских театрах за рубежом, фестиваль с ними проводим  «Мир русского театра», и знаем, как им не просто живётся. Да и вы это прекрасно знаете, потому как весь мир объехали. Они там все днём где-то пашут, а по вечерам и выходным репетируют и играют. Без денег. Для души. И для тех, кто их любит. Причём как играют!..

 Конечно. Хорошо это знаю. Они мне звонят часто, приглашают. Пьесы просят, чтобы поставить. Из Осло, из Лондона недавно просили пьесу бесплатно. Я им говорю  да берите ради бога. Найдёте денег  заплатите. Не заплатите, ну и хрен с вами. Делов-то... Главное  пусть играют.

 Но возвращаясь к вашей ситуации и ко всему, что сегодня происходит в стране, к этому стремительному падению уровня жизни, к всеобщему обнищанию и необходимости просить о помощи... Не почувствовали ли вы себя снова в тех самых восьмидесятых, когда вы совсем юным остались одни в громадном незнакомом городе Екатеринбурге, где отец вручил вам 30 рублей на жизнь и уехал домой к семье. А вам здесь пришлось выживать, учиться, выбиваться в люди...

 Да нет, сейчас все сильно проще и стабильнее. У меня пенсия 17 тысяч рублей, потом в институте московском, где преподаю, хорошо платят  тысяч восемьдесят, так что мне одному вполне хватает. А вот как мои артисты будут перебиваться  не знаю. Но пускай выживают, пусть на своей шкуре осваивают цену заработанному рублю. Я когда был молодым, то пахал на пяти работах и не жаловался.

 Не понял, а почему у вас пенсия 17 тысяч? У вас же звание Заслуженного деятеля искусств, множество премий и регалий... Пашите непрерывно десятки лет, одних налогов перечислили государству немерено...

 Не знаю, ей-богу. Вы там, Валерий, напишите  ну почему у Коляды такая маленькая пенсия, если он такой заслуженный. Может вас кто-нибудь услышит, да мне набавит...

 Это вряд ли. У меня тоже пенсион всего 17 тысяч, хотя я более сорока лет в профессии, более десяти войн за спиной  как у военного репортера, ордена, медали... А насчитали так, как будто я всю жизнь груши околачивал. Так что я вас прекрасно понимаю. Но вы-то с вашей популярностью могли бы за себя постоять.

 Да о чем вы говорите? Я тут могу себя числить в состоятельных господах. У нас врачи, учителя, выйдя на пенсию, получают по восемь-девять тысяч, и когда я им говорю про свои 17, то мне просто завидуют. Но дело же не в этих цифрах, а в отношении к нам со стороны государства. Я себе и так заработаю, без дела ни дня не сижу...

– У вас сейчас на выходе что-нибудь есть в издательствах  книга, пьесы, сборник очередной?

 Пока нет, но к концу года планирую выпустить книгу рассказов. Пишу пока время от времени. Уже штук десять готовы.

 Пандемия в этом смысле, наверное, помогла  время освободила, от лишних дел избавила, сиди себе в четырёх стенах, да пиши.

 Да что вы, какие четыре стены. Мы же не закрывались, театр все время работал. Мы с апреля проводим по две-три репетиции в день. Я постоянно в театре, вот вы сейчас позвонили, а у меня как раз репетиция, вышел из зала, чтобы с вами поговорить. Так что расслабляться совершенно некогда. Полный театр народу. Мы предохраняемся, как нам говорят, но с ума не сходим. Актеры без работы не могут.

 На недавней конференции, которую организовал СТД, и где участвовали представители Минкульта, вы очень ярко выступили и заявили, что вынуждены собирать по миру денежку, чтобы заплатить актерам зарплату и спасти театр. Ваши слова потом активно цитировали СМИ и обсуждали коллеги. Скажите, а Минкульт после этого не дернулся, не предложил вам хоть какую-то помощь?

 О чем вы говорите? Какой Минкульт? Дернулись обычные люди, коллеги мои откликнулись. Сан Саныч Калягин первым мне потом сказал: «Коля, я тебе помогу». И помог. Неделю назад со своего личного счёта приличную сумму мне перевёл. Вы можете себе представить  народный артист, известный, всеми любимый перечисляет какому-то провинциальному маленькому театру свои личные деньги. Я получил и заплакал. Потом написал ему, поблагодарил. Я в Фейсбуке об этом трындеть не стал, чтобы его просьбами не замучили. Но такое отношение сильно дороже любых официальных реакций. Когда люди шлют по сто рублей, по пятьсот, кто сколько может в это тяжёлое время, только бы нас поддержать  это самое дорогое, что только может быть. Дима Бертман прислал 25 тысяч рублей, Гриша Заславский  5 тысяч рублей, вчера звонила вдова Эльдара Рязанова Эмма, и говорит, Коля, я тебе тоже денег пришлю. Я, говорит, пока на даче, банком этим в онлайне пользоваться не умею, но как только выйду на волю, так сразу отправлю. У меня от этих звонков слезы на глазах. Вы поймите, Валера, это же люди сами мне звонят и предлагают помощь. И не только простые люди, но и с такими именами, что могли бы на нас и внимания не обращать. А в этой ситуации  «мне не дорог твой подарок, дорога твоя любовь...». Важны ведь слова поддержки.

 У нас в этом смысле страна удивительная: народ всегда отзывчив на чужую беду, а государство  как к чужим относится. Словно два параллельных мира.

 Да, так и есть. Вот посмотришь на наше театральное сообщество  все друг друга терпеть не могут, все друг на друга гавкают в Фейсбуке или просто так сплетничают. Но как только какая беда случится  все как один: надо помочь. Меня это очень удивляет и радует. Когда с Кириллом Серебренниковым беда случилась, все же его поддержали, как бы не относились к тому, что он делает. И это меня очень радует в наших людях. И поражает.

 Скажите, а вас как художника вся эта история всемирного апокалипсиса как-то зацепила, вдохновила на новые творения, на переосмысления..? Не планируете ли вы в своём Театре чем-то откликнуться на это небывалое событие?

 Да нет, мне все это как-то не интересно. Это все какая-то игра, возня туманная. Пьесы уже конечно про пандемию появились, я это вижу, но всерьёз не воспринимаю, потому что похоже все это на «утром в газете  вечером в куплете». Мне это не близко. И в театре мы на пандемию реагировать не собираемся.

 Но ведь в этом есть какая-то глобальная драматургия  весь мир от самых отсталых стран и до самых цивилизованных забился по щелям, люди сидят в четырёх стенах, боятся всех  даже друзей и родных. Человечеством начинает править страх, а вожди лишь потирают руки. Для них это вирус мечты, потому что наконец все оппозиции забились по углам и сами оттуда просят, чтобы и меры были жесткими, и положение  чрезвычайным...

 Да, Валера, вы правы. Власти теперь сидят и охреневают  надо же, как все просто оказалось. Стоило только нормально испугать, и все разбежались. Делай теперь, что хочешь...

 Вы не боитесь, что не все вернуться? Вот вы ваших отправили на выживание, кто-то пахать будет, кто-то на диване лежать. А опросы показывают, что большинство граждан после всех этих карантинов не очень-то и хочет возвращаться к прежней пахоте.

 Нет, я не думаю. Человек работать должен. На диване  это не жизнь. Жизнь  в работе, в движении, в общении...

 После этих ваших экспериментов с выживанием никто из вашей команды вас не бросит? Ведь можно уйти в государственные театры, сесть на бюджетную деньгу, которая более стабильна и надёжна...

 Да нет, у меня палкой не выгонишь. Они же знают, что с Колядой хорошо, что тут будет известность, будут поездки за границу, будет слава и будет весело. А в академическом театре молодежь выходит три-четыре раза в месяц на сцену, ну и на хрена они учились, и кому нужна такая жизнь?

 А новые форматы, которые возникли в эти карантинные месяцы  онлайн-премьеры, зум-спектакли и прочее-прочее... вы на вооружение брать не планируете?

 Я думаю, что все это  временное. И мне оно не нравится. Мы как-то предпочитаем, чтобы в зрительном зале зрители сидели, чтобы на сцене артисты играли. Мы лучше будем жить по старинке.

Журнал «Театрал» обращается к властным структурам, принимающим решение, к Министерству культуры РФ, к Министерству культуры Свердловской области с просьбой включить «Коляда-Театр» в список культурных организаций, пострадавших от коронавируса, и оказать театру реальную помощь.

А наши читатели могут поддержать этот уникальный и прославленный коллектив по своему желанию и возможностям, перечислив любую сумму на банковскую карту:
Сбербанк. 4279 1600 5409 1598
Коляда Николай Владимирович

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Love Lockdown» театра Шаубюне покажут с русскими субтитрами

    Театральная компания Фёдора Елютина «Импресарио» перевела на русский онлайн-спектакль «Love Lockdown». Одноименная пьеса британского драматурга Дункана Макмиллана была написана во время самоизоляции. 25 мая берлинский театр «Шаубюне» провел премьерный показ ее постановки в Zoom. ...
  • Эрмитаж откроется для посетителей 15 июля

    Вход в музей будет ограничен, а передвижение внутри него – строго регламентированно. Все посетители, как и работники Эрмитажа, должны быть в маске, перчатках и соблюдать дистанцию. «Посещение музея будет организовано по сеансам, будут работать несколько точек для входа и выхода. ...
  • КАРО.Арт покажет кино глазами Теодора Курентзиса

    Команда musicAeterna и КАРО.Арт запустили серию показов шедевров мирового кинематографа. На онлайн-платформе musicAeterna будут представлены фильмы, выбранные Теодором Курентзисом. Кинопроект стартовал с показа «Гертруды» Карла Теодора Дрейера. ...
  • Последние показы киберспектакля «Брак»: отношения после пандемии

    Семен Александровский поставил в спектакль-антиутопию о будущем, к которому мир приблизился с началом пандемии, историю отношений мужчины и женщины в «цифровой», феминистской и политической плоскости.  «Брак» создает образ пост-ковидной действительности. ...
Читайте также