Русский театр Абхазии открывается для зрителей после карантина

 

«Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. 19 июня Государственный русский театр драмы имени Фазиля Искандера (Сухум, Абхазия) открывается после трехмесячного перерыва.  Последний спектакль перед введением режима чрезвычайного положения в республике, «Визит старой дамы» по Дюрренматту, был сыгран 13 марта. О том, каким спектаклем встретит зрителей Театр Искандера, как прошли месяцы карантина, когда актеры перешли в онлайн, о планах и перспективах по привлечению аудитории рассказал генеральный директор театра Ираклий Хинтба. 


– С 15 июня в Абхазии отменены ограничения на проведение культурно-массовых мероприятий. Театрам разрешено играть спектакли на зрителя. Насколько это безопасно, какова эпидемиологическая обстановка с коронавирусом в стране? Какие условия вы предлагаете, и какие правила необходимо соблюдать зрителям при посещении театра?

– Мы считаем отмену ограничений абсолютно обоснованной и необходимой. В Абхазии, к счастью, нет коронавирусной эпидемии. Небольшие очаги заражения локализованы. И при условии должного контроля пересечения границы есть все основания предполагать, что в Абхазии не произойдет существенного распространения коронавирусной инфекции.  

Мы активно приступили к репетициям спектаклей текущего репертуара. А для того, чтобы минимизировать даже гипотетический риск заражения коронавирусом и любой другой инфекцией, и чтобы зрителям психологически было комфортно приходить в наш театр, мы решили ввести ряд временных специальных мер, позволяющих обеспечить полную санитарно-эпидемиологическую безопасность. Эти меры предполагают сокращение количества зрителей в зале: продаем 200 билетов на один спектакль, хотя зал у нас на 485 мест. Также предполагаем внедрить «капсульную» рассадку, при которой зрители, которые пришли группой, сидят вместе, но на расстоянии от других групп или индивидуальных зрителей.

Для нас, популярного театра с аншлаговыми залами на спектаклях, специальный режим рассадки финансово невыгоден. Но мы сознательно на это идём, чтобы проявить максимальную ответственность перед зрителями.

Также мы приостановим деятельность буфетов, гардероба, сделаем короче антракты. Будем регулярно обрабатывать зрительскую зону дезинфицирующими средствами. На входе предложим зрителям обработку рук антисептиком и измерение температуры. В общем, сделаем посещение театра как максимально комфортным, так и максимально безопасным.

– Высказываются мнения о том, что после карантина и самоизоляции сложно будет завлечь зрителя в театр. 19 июня вы уже показываете первый спектакль. Как идут продажи билетов? С каким репертуаром вы выходите к зрителям?

– Этому могут быть разные объяснения. Во-первых, психологический барьер – но мы его устраняем, вводя вышеперечисленные меры. Во-вторых, есть и серьёзные финансовые проблемы: доходы людей из-за пандемии сократились. Но в нашем театре гибкая ценовая политика, у нас прекрасный зал, из любого места, будь то партер или амфитеатр, хорошо видна сцена. И, главное, идеальное и честное соотношение цены и качества: тот продукт, который мы показываем, как минимум стоит тех денег, которые зритель платит за билет.

Поэтому я уверен, что зритель придёт к нам. Он придёт в театр за эмоциями, которые нигде больше испытать не сможет, за уникальной атмосферой, за впечатлениями. Людям нужна не только материальная, но и духовная пища, и зрители за время вынужденного расставания с Театром Искандера накопили огромную потребность в духовном опыте, который может им подарить только театр.

В тяжёлые времена людям нужен позитив, хорошее настроение и бодрость духа. Поэтому мы решили в июньской афише оставить только яркий комедийный репертуар. 19 июня открываемся комедией «Оскар» в постановке Сергея Ефремова. Начали продажу билетов и видим большой интерес зрителей. В июле будет более насыщенная афиша со всеми репертуарными спектаклями, включая премьерные.

– После недолгого перерыва вы имеете возможность продолжать 39-й театральный сезон. Каковы ваши планы и будет ли пересмотрен перечень запланированных премьер? Над чем сейчас работают актеры?

– В этом сезоне мы планировали выпуск шести премьерных спектаклей. До карантина успели выпустить четыре: «Электру», «Королевский Новый год», «Оскар» и «Приключения Буратино». Ближайшая премьера, которую, даст Бог, выпустим в июле – «Кровавая свадьба» Ф.Г. Лорки в постановке санкт-петербургского режиссера Марии Романовой. Спектакль практически готов к показу, ведь премьера должна была состояться ещё в апреле.
Что касается других заявленных премьер, а это «Герой нашего времени» и «Над пропастью во ржи», то все зависит от того, будут ли у нас финансовые возможности в четвертом квартале. А возможности наши складываются из двух составляющих: собственные, внебюджетные средства от продажи билетов (80 процентов расходов на создание спектакля) и государственное финансирование. Если не будет ни того, ни другого, и, главное, если сорвется туристический сезон, то мы останемся на финансовом дне, и выпуск спектаклей окажется под вопросом. Мы будем вынуждены пересматривать наши планы. И замечу, что пересмотру подвергнется и наш следующий, 40-й, сезон, который был сверстан еще в начале нынешнего года.

– В период карантина в Русском театре остановилась работа или вы перешли в онлайн? Какие спектакли и проекты вы смогли реализовать и насколько они оказались востребованными для театралов в самоизоляции?

– На карантине мы зря время не теряли и, как минимум, отрабатывали государственную зарплату. Мы сохранили творческую форму, так как с соблюдением санитарных норм проводили поддерживающие репетиции текущих спектаклей и репетировали «Кровавую свадьбу». Кроме того, мы выпустили девять крупных онлайн-проектов и многократно усилили свое присутствие в информационном пространстве. Наши онлайн-проекты имели огромную аудиторию – более 500 тысяч просмотров.

Мы подготовили три кинотеатральные версии наших спектаклей в качестве Full HD. Наш спектакль «Хаджи-Мурат» был показан в рамках программы «Большие гастроли» на крупнейших российских информационных каналах и набрал более 300 тысяч просмотров. Это колоссальный результат. Записи наших спектаклей размещаются в российском онлайн-кинотеатре Okko.

Таким образом, и благодаря нашей активной гастрольной деятельности, о нашем театре могут узнать миллионы зрителей в России и дальнем зарубежье. Я горжусь тем, что мы выполняем важную культурно-дипломатическую миссию, что наш театр – это «мягкая сила» Абхазии. Мы помогаем менять отношение к нашей стране. Раз в Абхазии есть театр такого уровня, значит это страна, которая заслуживает большого уважения, в которую можно приезжать и вкладывать деньги. Поэтому я не зря говорю, что культура – это фактор социально-экономического развития. Позитивный имидж, формируемый культурой, влияет на инвестиционную и туристическую привлекательность.

– Русский театр Абхазии имеет статус государственного учреждения культуры в стране. Какие меры государственной поддержки вам оказываются?

– Русский театр Абхазии – государственный театр, и мы гордимся этим. Государство сделало все, чтобы в 2014 году театр открылся обновленным, оборудованным по последнему слову техники и готовым для развития и активной творческой работы. Всегда открыто и с удовольствием выражал благодарность за это. Государство финансирует фонд заработной платы, что позволяет нам гарантированно получать минимум социальной поддержки. И в карантин мы получали зарплату в полном объеме, за что, конечно, благодарны.

Но театр – это не только работники, это здание, оборудование, материальная база, это выпуск спектаклей, которые требуют больших вложений, это оплата коммунальных услуг, текущий ремонт. К сожалению, на эти цели выделяется скромная сумма - всего чуть более полутора миллионов рублей в год. Любой руководитель театра согласится со мной, что такого финансирования совершенно недостаточно. Поэтому театр мы содержим сами, зарабатывая на продаже билетов. Мы не кладём эти деньги в свой карман, а вкладываем в театр. Мы следим, чтобы имущественный комплекс содержался в порядке, чтобы все оборудование работало, технически обслуживалось, чтобы зрители приходили в чистое и опрятное помещение, чтобы был качественный воздух в зрительном зале. Мы ценим то, что было сделано государством, и крайне бережно относимся к государственному имуществу.

Могу похвастаться: у нас в идеальном порядке оборудование в театре, оно задействовано на полную мощь, поэтому у нас великолепный свет, звук, и мы можем ставить технически сложные спектакли. Более того, благодаря внебюджетным доходам и поддержке друзей наращиваем, укрепляем материально-техническую базу.

– Три месяца вы не могли играть спектакли и продавать билеты. С какими потерями вы будете выходить из карантина?

– Так как наш театр зависит от поступлений от билетных продаж, мы вышли с карантина, конечно, с серьезными потерями. Если выпадет и курортный сезон, когда мы можем зарабатывать два-три миллиона в месяц, то наши потери станут миллионными. Это будет колоссальной проблемой. Средства необходимы нам не только для функционирования театра, но и для повышения оплаты труда коллектива. Согласитесь, что за 13 тысяч рублей двадцать раз в месяц выходить на сцену и разрывать душу, мягко говоря, сложно. Поэтому у нас есть ежемесячный премиальный фонд, сформированный исключительно из внебюджетных доходов. И это тоже одна и причин успеха театра – хорошая мотивация, включая финансовую.

– Русский театр – самый посещаемый театр в Абхазии. В чем секрет успеха вашего театра?

– Действительно, нас любят зрители, мы добились беспрецедентной посещаемости спектаклей (35 тысяч зрителей за сезон в 60-тысячном Сухуме). Наш театр играет больше спектаклей в сезон, чем фиксировалось когда-либо в истории абхазского театрального искусства. За сезон мы выпускаем 6-7 премьерных спектаклей, а всего реализуем до 140 мероприятий, включая показы репертуарных спектаклей (более 120 показов). Несколько раз в год ездим на гастроли и фестивали (в Москву, Санкт-Петербург, Киров, Саранск и другие города), нас хорошо знают и ценят и за пределами Абхазии. Мы без преувеличения возродили феномен театра в абхазском обществе, вернули утраченную за десятилетия культуру посещения театра.

У театра появились друзья – это сотовая компания «А-Мобаил», ОАО «Вина и воды Абхазии», «Универсал-банк». Нас поддерживают меценаты Евгений Палант и Николай Ачба, мы невероятно дорожим дружбой с народной артисткой России и Абхазии Хиблой Герзмава. Большую поддержку оказывают нам российские коллеги.

В чем секрет нашего успеха? Это искреннее, самоотверженное отношение к делу; абсолютная финансовая чистоплотность и отсутствие коррупции; профессиональный менеджмент. Это открытость, когда мы не замыкаемся в своем мирке, а пытаемся впитывать современные тенденции театра, приглашаем замечательных российских профессиональных специалистов – режиссеров, художников по свету. И то, что мы общаемся с другими зарубежными театрами, дружим, находимся в контексте мирового театрального процесса. Еще из причин назову единство и консолидированность коллектива, внутреннюю убежденность в правильности дела, которому мы служим. Отсутствие интриг, расколов, любовь и уважение друг к другу. И желание делать что-то очень хорошее для народа Абхазии. Нужно не забывать, что театр – это не «вещь в себе», где можно предаваться бесплодному «служенью муз» за государственный счёт. Театр создан для зрителей. Он должен быть эффективным – то есть выпускать качественные спектакли, которые пользуются спросом у зрителя. Мы работаем над собой, узнаем новое, не стоим на месте. Каждый день развиваемся и стараемся быть лучше.  

Справка

Государственный русский театр драмы им. Искандера основан в 1981 году и по сей день является единственным русскоязычным театром в Абхазии. На сегодняшний день в репертуаре 17 спектаклей по произведениям Льва Толстого, Александра Островского, Николая Гоголя, Федора Достоевского, Александра Володина, Фазиля Искандера, Фридриха Дюрренматта, Артура Миллера, Карло Гольдони, Мольера, Еврипида.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Как победить вирус разъединения?

    В столице открылся второй по счёту театральный фестиваль, объединивший в своей программе не только спектакли русских зарубежных театров ближнего зарубежья, но и обширную образовательную программу от ведущих российских театральных деятелей. ...
  • Борис Казинец: «Благодаря пельменям я попал на "Голос Америки"»

    В 2016 году народный артист Грузии Борис Казинец стал лауреатом премии «Звезда Театрала» за то, что создал в Вашингтоне Театр русской классики (награда вручалась в номинации «Лучший русский театр за рубежом»). Однако сегодня разговор о другом – Борис Михайлович отмечает 90-летний юбилей, который планировал провести в Тбилисском государственном театре им. ...
  • Николай Свентицкий: «Русский театр в Грузии жив!»

    20 сентября исполняется 175 лет Тбилисскому государственному академическому русскому драматическому театру имени А.С. Грибоедова, старейшему русскому театру на постсоветском пространстве. Почти два века своего существования театр бережно хранит русскую культуру, русский язык. ...
  • Алла Сигалова готовит премьеру в Русском театре Эстонии

    73-й сезон откроется в Русском театре 5 сентября долгожданной премьерой музыкального спектакля «Моя прекрасная леди» по мотивам пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион» и одноименного фильма Габриэля Паскаля. Спектакль ставит российский хореограф и режиссер Алла Сигалова. ...
Читайте также