«Профсоюз работников ада»: бар-хоппинг как поиск истин

Режиссер Семен Александровский и актер Игорь Скляр – о спектакле-путешествии по барам Петербурга

 

«Профсоюз работников ада» – новый «барный» спектакль Семена Александровского: надеваете наушники, получаете профсоюзный билет – и примыкаете к тайному обществу, которому доступны четыре «этаноловые истины». Чтобы их добыть, надо пройти по четырем питерским барам (маршрут проложен по улицам Некрасова, Белинского и Рубинштейна), выпить четыре напитка (в полном одиночестве или с компанией) – и узнать, какую роль в истории прогресса сыграл алкоголь. Проводниками станут три голоса: Рассказчик (Билли Новак), Чехов (Игорь Скляр) и Пациент (Дмитрий Лысенков). Детективная история и интеллектуальная игра с их участием не исключает экзистенциальных открытий.  

– «Профсоюз работников ада» – уже третий твой «барный» спектакль (в Петербурге можно увидеть еще бар-хоппинг «Задержанный» по Довлатову и аудиоспектакль «С Чальзом Буковски за барной стойкой»). Что тебя привлекает в барной культуре? Почему ты считаешь, что «бары спектакулярны»?

– Я начал запойно читать довольно поздно, лет в пятнадцать. И сразу заметил, что литературные герои постоянно что-то выпивают. Я был парнем любознательным и подумал, что лучше пойму мир и настроение героя, если буду пить вместе с ним те же напитки. Не знаю, насколько это углубило мое прочтение романов, но напитки мне понравились. Позднее, во время студенчества, я подрабатывал барменом в секретном питерском баре Al Capone, и это был богатый ресурс для наблюдений за людьми.

С алкоголем связанна огромная культура, он был с нами на протяжении всей истории и, как известно, театр обязан своим рождением Дионисийским празднованиям, которых не было бы без вина. Об этом можно много говорить, но вот вам просто одно забавное наблюдение – почти любой бар или паб по атмосфере, по дизайну, по персоналу будет в разы приятнее и интереснее почти любого театра. А в хороших барах есть и своя легенда, и свой ритуал, и, кроме того, посещение бара чаще всего поднимает настроение, а это уже не мало.

– Профсоюз работников ада – что это за организация? Чьи интересы она защищает и от кого?  

– Профсоюз – это добровольное общественное объединение людей, связанных общими интересами. На первом плане это – любовь к хорошим напиткам и питерским барам. Но если начать копать глубже, то окажется, что, сидя за стойкой в Петербурге, мы пьем напиток, сделанный в Ирландии или на Кубе, и это уже сближает нас на этими далекими и, казалось бы, чужими пространствами. От этого ощущения не так далеко до всемирного братства всех людей.

– Зачем понадобилась оптовая закупка профсоюзных билетов? Всем участникам бар-хоппинга придется вступать в профсоюз?

– Нам нужны ритуалы, такие мы существа. Но из любого ритуала постепенно уходит жизнь и остается только оболочка, а внутри – пустота, от которой веет смертью. Я не ставлю спектакли – я создаю новые ритуалы, укорененные в будущем. Их нужно детально продумать, прочувствовать опыт взаимодействия и восприятия. За ручку провести человека и сказать ему «не бойся, даже если будет страшно, мы рядом, мы не дадим тебе упасть». Это элементарная забота о человеке, которого ты приглашаешь к себе в гости. Мы наливаем виски, который 12 лет бережно хранился в дубовых бочках, и, если мы хотим дать человеку в руки профсоюзный билет, он должен быть соответствующим. Это не просто бумажка. Поэтому я долго искал типографию, которая вручную сделает прекрасную вещь. А вписать ли в него свои данные и сохранить, это будет решением зрителя. Но когда-нибудь, роясь в ящиках стола своих родителей, дети, возможно, будут на них натыкаться, и это будет потрясающий момент, когда они вдруг откроют, что их любимая бабушка – член профсоюза работников ада.

– Какая роль здесь (и вообще в твоих барных спектаклях) отведена тактильности?  

– Я как художник воспитан наследием двадцатого века, века больших надежд и огромных обманов и разочарований. Я не верю в большие идеи, но я по ним тоскую. Поэтому позволить я себе могу только разговор глаза в глаза и желательно на расстоянии вытянутой руки. Поэтому я стараюсь делать спектакли для одного человека, а не для тысячного зала. То, до чего мы можем дотянуться, не посмеет нам врать.  

– Работа над альтернативной историей прогресса шла без малого два года – какие источники за это время пришлось изучить? На чем основана «алкогольная» версия?

– Я бы не стал называть ее альтернативной. У нас нет объективной истории. К сожалению, история – это политический инструмент, она пишется и переписывается, как угодно тому, кому это выгодно. Мы не настаиваем на универсальности своей версии, но опираемся на научные и культурологические исследования.

Упоминания пива в клинописи и иероглифах появляется за две тысячи лет до хлеба. Это просто факт. А какие из этого факта строить гипотезы и теории, это уже вопрос мышления, из которого нельзя изъять творческую составляющую.


– Знание четырех этаноловых истин – в чем оно может помочь, как может изменить человека? 

– Как сказал философ Мераб Мамардашвили, анализируя литературу Марселя Пруста: «Человек – не объект воспитания, а субъект развития». Мое дело – создать коридор возможностей, а как распорядится в нем своей свободой человек, это его выбор. Метафора, как объяснял Иосиф Бродский, может быть восходящей – «её глаза, как бирюза» – или нисходящей – «её глаза, как тормоза». Мы стараемся держаться середины, что бы это ни значило.

– Что общего можно найти между открывателем этаноловых истин с его путешествием по питерским барам и Венечкой с его алко-трипом из Москвы в Петушки?

– Любое путешествие, будь то Одиссея или Москва-Петушки – это путь к себе. Хорошее произведение искусства подспудно именно такое путешествие для своего визави и организовывает. Иногда – на самом деле, довольно часто – это становится частью метода и превращается в форму.  

– В аудио звучат голоса Игоря Скляра, Дмитрия Лысенкова, Билли Новика. Как случился их выбор? И как проходила их запись на карантине?

– С Билли я хотел поработать с тех пор, как побывал на его концерте «Игры в Тома Уэйтса». Игоря Скляра недавно увидел в интервью и почувствовал совпадение. Я вообще чаще выбираю артистов не по их сценическим воплощениям, а по тому, как они говорят в обычной жизни. Дмитрия Лысенкова я знаю давно и ценю его чувство юмора. Вообще, если в человеке нет чувства юмора, это беда. А писались мы на чудесной студии в Питерском Доме офицеров. Когда уже начался карантин, мы там были практически одни.

Актер Игорь Скляр:

– Почему Вы решили вписаться в эту историю? Что Вас «чиркнуло» в предложении Семена, что «подожгло» интерес? 

– «Пожар в душе» начался оттого, что я люблю философию, а эта вещь – безусловно, философская. Это содержательная литература, где есть, о чем подумать самому и поделиться с теми, кто захочет послушать. Тем более, это должно происходить в условиях, максимально приближенных к тем, о которых, собственно, идет речь, что может еще больше подогревать интерес слушателей. Это целая экскурсия по тем местам, где происходит поиск четырех этаноловых истин. В чем они? В законах диалектики – откройте «Диамат», или Канта, или Гегеля, и поймете. Дело не в барах и не в напитках – дело в свободе и несвободе, в любви и нелюбви. Напитки и бары – это сопроводительные моменты, это попутные обстоятельства, «попутчики». Они могут меняться, как названия коктейлей Венички Ерофеева, а человек все так же счастлив или несчастлив. Суть разговора находится за гранями барных бокалов – она в неизменных вещах. Но воспроизводить ее лучше в реальных условиях, с тем градусом воздействия – кому-то благотворным, кому-то «смертельным» – который дают четыре напитка.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Алёна Яковлева: «Она во всём была максималистской»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Вениамин Смехов: «Моя родина – русский язык»

    10 августа празднует юбилей известный актер театра и кино Вениамин Смехов. Не раз он давал интервью журналистам «Театрала», и сегодня мы поздравляем любимого артиста и публикуем фрагменты из интервью разных лет.   - Вениамин Борисович, чем вы живете в «пост-таганковскую» эпоху? ...
  • Евгений Князев отмечает юбилей

    В Тульском политехническом институте Евгений Князев и не думал, что, получив специальность горного инженера, вновь будет студентом, что, окончив Театральное училище им. Щукина, вернётся сюда преподавать, а потом станет ректором Альма-матер. ...
  • Дмитрий Бертман: «Из маминого платья я вырезал кусок на занавес»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также