Юлия Ауг: «Когда приезжаю в Минск, мое сердце сладко поёт и скачет»

173 просмотров
 

Я приезжаю в Минск каждое лето. Чаще всего, это июнь, самое его начало. Когда ещё не очень жарко и во дворе дома на Волгоградской, где живут мои бабушка и дедушка, пахнет тополиными клейкими листьями. Двор тенистый, тополя старые с узловатыми стволами. На первом этаже дома со стороны двора почта и обувная мастерская. В подъезде затхло пахнет сыростью, но сам подъезд чистый и безопасный. Дверь летом всегда открыта. Ее привязывают бечевкой за ручку к какому-то крюку в стене.
Я помню как счастливо и взволнованно бьется мое сердце, когда мы с мамой едем на автобусе из аэропорта домой. Чаще всего нас встречает дядя Алик, мамин брат. Я очень его люблю. Он красивый и шутит. Я всегда смеюсь и смущаюсь, когда он шутит. Но сердце мое замирает, а потом бежит вперёд от одной мысли о том, что скоро, вот-вот я увижу бабушку. Вот если сейчас меня спросить, что такое «любовь», как ты физически ее ощущаешь, я вспомню бабушку Полю ( Песю - по еврейски, но об этом я узнаю значительно позже), я вспомню ее тёплые руки и огромный мягкий живот, в которой я утыкаюсь всем лицом , и запах невероятной сладкой и свежей чистоты. У бабушки морщинистое лицо и белоснежная седая коса до пляса, она укладывает ее пучком на затылке. Я никогда в жизни не слышала как бабушка кричит и ругается. Он не кричит и не ругается. Вообще, никогда. Когда они с дедушкой выясняют отношения, это не похоже на скандал, они просто переходят на другой язык, чтобы их не понимали дети и внуки. Потом я узнаю, что это идиш. Они выясняют отношения на идише. И не одна нота бабушкиной речи не ползёт вверх.
У меня есть ещё одна бабушка, мы живем с ней в Эстонии, моя шведская эстонская бабушка Ксения, которая тоже бесконечно любит меня, но она строгая, редко гладит и обнимает, за то она со мной проводит много времени, учит меня вышивать и вязать, читает мне книги и рассказывает истории из жизни, она играет со мной и обучает хорошим манерам, но редко улыбается и почти не шутит. Я очень люблю ее, но вот так обнять, спрятаться и укрыться, я могу только в бабушке Поле. И вот от этого, от этой дозы любви, которую я получаю, когда приезжаю в Минск, мое сердце сладко поёт и скачет. Тепло, которого не так много в моей жизни, я получаю с лихвой в бабушкином доме. Здесь и мама становиться немного другой. Не такой строгой и нервной. Я все время смотрю на них и не понимаю. Вот бабушка и вот мама. Мама всегда кричит и редко обнимает, а бабушка никогда не кричит и всегда обнимает, при этом она ещё успевает приготовить десять блюд на обед, сходить с раннего утра на рынок, убрать дом, постирать и развесить вещи на балконе, кстати, сейчас вещи весят в ванной комнате, а на балкон заходить нельзя. Там голуби вывели птенцов. Они скоро улетят, они уже подростки, но пока они ещё не очень летают и лучше их не тревожить. У бабушки в комнате огромные старинные кровати из темного дерева с резными спинками. На кроватях белоснежные покрывала и подушки с накидками из белоснежного ришелье.
- Мама, а где продаются такие накидки? - спрашиваю я.
- Они не продаются, бабушка это сама делает.- отвечает мама.
Я вспоминаю широкие бабушкины руки, с узловатыми суставами и трогаю ажурную накидку.
В нижнем ящике огромного старинного шкафа лежит фарфоровая кукла с настоящими волосами, розовыми губами и румянцем на щеках. Она одета в пожелтевшие кружева. Если взять ее в руки она открывает глаза и что-то говорит. Но брать ее в руки категорически запрещено, потому что можно разбить, она очень хрупкая. Дедушка ее привёз ещё из Германии, после войны.
И вообще... это время, когда меня привозят в Минск, оно наполнено чудесами. Мы ходим гулять в Парк Челюскинцев, там мы кормим лебедей, потом мы идём кататься на детскую железную дорогу. Я смотрю на девочек и мальчиков в железнодорожной форме и тоже мечтаю так как они, быть прекрасными и строгими проводниками. Потом меня везут на Площадь Победы смотреть Стеллу. Она украшена звездой такой невероятной красоты, что у меня захватывает дух.
А ещё, я все время смотрю на людей на улице и удивляюсь. У нас в Эстонии люди не улыбаются когда идут по улице, нет они не злые, не хмурые, они строгие, а здесь люди идут и улыбаются друг другу. И я тоже начинаю улыбаться и заглядываю в лица прохожих, они улыбаются мне, а я в ответ смеюсь, прямо хохочу от счастья.
И таких лет в моей жизни будет 22. Лет - от слова «лето». Я каждое лето приезжала к бабушке в Минск до 22 лет. А потом... потом почти вся семья разъехалась по всему миру. Кто в Израиль, кто в Америку, кто в Канаду.
Бабушка тоже уехала. Мамина младшая сестра увезла ее в Израиль. Там она и лежит в песчаной израильской земле. И каждый раз, когда я приезжаю в Израиль, брат везёт меня на могилу к бабушке и мы кладём на неё камни по еврейской традиции - прах к праху, и ставим цветы, как привыкли с детства. И плачем. Потому что больше никогда в жизни мы не чувствовали такой бесконечной и безусловной любви, как тогда, в детстве, в Минске, в объятиях нашей бабушки Поли.

  • Нравится



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Антон Долин: «О патриотизме (банальное)»

    Решил собрать давние мысли по этому вопросу в небольшой текст.   1. «Патриотизм» - дискредитированное слово. По меньшей мере, в сегодняшней России. И это ужасно обидно. Патриотами себя считают и называют люди, безоговорочно поддерживающие партию, правительство и Путина (торжество буквы «п»). ...
  • Павел Руднев: «Прецедент присоединения Псковского театра к Александринскому является катастрофическим»

    По-прежнему продолжаю считать, что прецедент присоединения Псковского театра к Александринскому является опасным и даже катастрофическим. Все это происходит на фоне бесконечных попыток чиновников разных мастей объединять театры. ...
  • Кирилл Крок: «Дорога к Дому»

    Про Дом Вахтангова в Владикавказе. Мы его расселили, выкупили у собственников, люди, которые в нем «жили» долгие десятилетия, переехали в новое, комфортабельное жилье. Здесь настоящая зима, настроение приближающегося праздника, вечером на проспекте люди гуляют семьями, все в огнях иллюминаций. ...
  • Николай Коляда: «Всякое о Гафте»

    Смотрел вечером передачу о Гафте по ТВЦ. Передаче 10 лет. Говорят о Гафте Табаков, Кваша, Шмыга, Волчек. Все живые, веселые, остроумные. Какой я счастливый. Повезло общаться со многими великими людьми. Студентам сегодня про Гафта рассказывал. ...
Читайте также