Ольга Кабо: «Наш дом — территория свободы и счастья»

«Театрал» продолжает публиковать монологи о мамах замечательных детей

 

Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. Книга так и называется - «Мамы замечательных детей». Предыдущими героями публикаций были Александр ШирвиндтВера ВасильеваРимас ТуминасОльга ПрокофьеваЕвгений ПисаревСветлана НемоляеваЕвгения СимоноваМарк ЗахаровАнна ТереховаЮрий СтояновЛюдмила ЧурсинаСергей ЮрскийНина АрхиповаМаксим НикулинВиктор СухоруковЛюдмила ИвановаЕкатерина РайкинаЮлия РутбергАлександр КоршуновЮлия МеньшоваЕвгений ЕвтушенкоВладимир АндреевАнастасия ГолубВладимир ВойновичНаталья НаумоваАнна ДворжецкаяДмитрий БертманАлёна ЯковлеваЕвгений СтебловВера Бабичева,Иосиф Райхельгауз, Оксана Мысина. Cегодня предоставляем слово заслуженной артистке России Ольге Кабо.
 
Если бы моя мама только узнала, что наш разговор всецело посвящен ей, то осталась бы недовольна. Вообще она всегда предпочитает находиться в тени, но человек очень сильный. Уже в самом ее имени Аида — гордость и сила. А в переводе с арабского Аида значит польза или вознаграждение. И это действительно так. Любой человек, который находится в сфере маминой опеки, всегда защищен ее заботой, мудростью и вниманием. Но, наверное, лучше рассказывать с самого начала...
 
Моя мама, Аида Николаевна — перфекционист. За какое бы дело она ни бралась, всегда доводила его до совершенства. И поставленной цели добивалась всегда. Закончив школу в городе Жданове (Мариуполь), она мечтала поступить в МГУ. Но, увы, не добрала баллов и вернулась домой. Год проработала в ГИПРОМЕЗе и только на следующий год наконец поступила.
 
Правда, не в МГУ, а в Горный институт на факультет радиоэлектроники. Наверное, это была судьба. Ведь именно там она познакомилась с Игорем, ставшим вскоре моим отцом. Почему вскоре? Потому что диплом мамочка защищала уже будучи беременной мной. Так что, можно сказать, что свое первое образование я получила в утробе матери.
 
По распределению мама попала на телевидение. На Телецентре прошла путь от рядового инженера до начальника Отдела технического контроля. Я очень гордилась, ведь ее портрет занимал центральное место на доске Почета. Ввиду ее высокой должности нам домой привезли цветной телевизор! Это считалось роскошью... И мама даже дома в свой выходной день обязана была смотреть передачи и следить за их техническим качеством. Бывало, что мы завтракали или обедали, и вдруг мама, заметив какие-то неполадки, срочно уезжала на работу.
 
Первые 5 лет своей жизни я провела у бабушки Маши на Урале. Жили мы в поселке Нейво-Шайтанском Алапаевского района Свердловской области, в деревянном срубе. Вокруг деревни — леса и реки Нейва и Шайтанка... Бабушка очень любила землю и пыталась привить эту любовь мне. До сих пор помню запах уральской земли — терпкий, свежий, влажный... Родители приезжали навестить меня на время отпуска. Когда мне исполнилось пять лет, они забрали меня в Москву. Из моего привычного уютного, маленького, деревенского уединения меня «переместили» в огромный и, как мне казалось, враждебный городской мир.
 
В Москве поначалу мне было страшно: многоголосый шум столицы, гул транспорта, вспышки иллюминаций, огромное пространство, в котором не оставалось места моим любимым грядкам. К тому же, я сильно окала и была нелюдимой. И тогда мама решила приобщать меня к мегаполису. Это были счастливейшие времена: она посвящала мне любую свободную минуту. Мы с ней читали, играли, учили стихи, путешествовали. Не было ни одной выставки, ни одного музея, которые мы бы не посетили. Никогда не забуду наши прогулки в Нескучном саду, мы собирали осенние листья, и мамочка мне плела из них разноцветные венки. Ходили в кино и в театры, не пропускали премьер.
 
Каждое лето мы с мамой ездили к морю. В чемоданы обязательно укладывались книжки, учебники и тетрадки, ведь за каникулы требовалось не только повторить школьную программу, но и «убежать вперед», чтобы в сентябре обогнать одноклассников... Конечно, когда светит солнце, рядом шумит море, соблазняют аттракционы на набережной, а ты вынуждена сидеть в гостиничном номере и зубрить очередной предмет, это не очень радовало. Было пролито немало слез, но, к счастью, на мою строгую маму это никак не действовало. Она была непоколебима:
 
— Пока не пройдем всей программы, о развлечениях даже не думай!
 
Сейчас я поражаюсь, как ей хватало терпения и выдержки.
 
Несмотря на учебу в техническом вузе, мамочка априори всегда была очень творческим человеком. Играла в студии при Народном театре в Жданове, а затем в Москве в Студенческом театре МГУ. Свою любовь к творчеству с лихвой передала мне. Чем только я не занималась в детстве. Училась в специальной английской школе и в музыкальной по классу фортепиано, во Дворце пионеров на Ленинских горах посещала секцию художественной гимнастики, студию бальных танцев, кружок космонавтики. Передо мной была богатая палитра. Но все же свой выбор я сделала в пользу Театра юных москвичей (ТЮМ).
 
Театральные классы захватили меня целиком: мы занимались речью, актерским мастерством, сценическое движение нам преподавал Виктор Анатольевич Шендерович, мы репетировали, ставили спектакли, ездили на гастроли... После спектакля «До свидания, овраг» про бездомных псов, поставленного Шендеровичем, в котором я играла роль маленького пёсика, ко мне подошла ассистентка режиссера с Одесской киностудии и задала вопрос, который и определил в дальнейшем весь мой жизненный путь:
 
— Девочка, не хочешь ли ты сняться в кино?
 
После этой судьбоносной встречи я вернулась домой, ошеломив родителей необыкновенной новостью, которая застала их врасплох. В результате на семейном совете было решено:
 
— Езжай! Попытай счастья! Сама «твори» свою судьбу!
 
И отправили меня в кинопутешествие длиною в жизнь. За что я им несказанно благодарна! Месяц ожиданий результата кинопроб был для меня адом — я плакала, бросалась к почтовому ящику, к телефону. Через месяц получила телеграмму, что меня утвердили на главную роль в фильме Ярослава Лупия «И повторится все». Какое же это было счастье! Да, эту телеграмму я храню до сих пор...
 
В то время я еще не мечтала быть артисткой, но попав впервые на съемочную площадку и вдохнув аромат киношных дымов и услышав стрекот камеры, я навсегда «заболела» кино.
 
Окончив 8-й класс, перешла из английской школы в школу с театральным уклоном. После уроков к нам приходили педагоги из «Щепки», мы занимались сценической речью, движением, мастерством. И когда я однажды пошла к директору, чтобы отпроситься в киноэкспедицию, мне выдвинули «условие»: мне предстояло самостоятельно пройти всю пропущенную программу, сделать уроки и написать контрольные работы. Список получался внушительный! Но все же я решилась на этот шаг и, положив учебники в чемодан, отправилась на полгода на Украину. А, кстати, когда вернулась и предъявила своим учителям подробный отчет, была приятно удивлена, что их заинтересовали не только мои школьные успехи, но и творческие.
 
Фильм был о молодежи, я играла студентку педагогического института, хотя мне тогда едва только исполнилось 15 лет. В киногруппе я была самая младшая. А многие мои партнеры являлись уже выпускниками театральных вузов.
 
Однажды у меня возник конфликт с одним мальчиком. Не привыкшая к подобным ситуациям, я не могла разрешить ситуацию сама. В отчаянии позвонила домой:
 
— Мне очень плохо. Забери меня. Тут надо мной издеваются. Никто меня не любит и не понимает...
 
И моя мама немедленно отправилась ко мне в Каменец-Подольский. Она приехала всего на один день, и этот день решил мою судьбу в съемочной группе. Мама привезла огромную сумку со всякими вкусностями. Собрала всех ребят, которые снимались вместе со мной — человек 15 — накрыла в моем гостиничном номере стол и устроила чаепитие. Потом спросила:
 
— В чем суть недоразумения?
 
Дебаты продолжались несколько часов. А вечером, когда она уезжала, все ребята дружной гурьбой, с цветами, провожали ее до вагона. Конфликт был исчерпан. Девушки и юноши влюбились в мою маму, а опосредованно и меня взяли в свою компанию.
 
К окончанию школы я уже твердо знала, что буду поступать в театральный. И мы с мамой вместе готовили программу для творческого конкурса. В тот год во ВГИКе курс набирал Сергей Фёдорович Бондарчук — любимый режиссер моих родителей. Мама подобрала мне чтецкий репертуар. Я читала стихотворение Тараса Шевченко «Як помру, то поховайте» на украинском языке, а также монолог Наташи Ростовой. Мой показ имел успех: Сергей Фёдорович взял меня к себе на курс сразу после первого тура.
 
Мама часто приходит на мои спектакли. Для меня она самый строгий критик и самый желанный гость. Я всегда очень волнуюсь, когда она в зале, мне кажется, что я даже хуже играю от ответственности. После работы, уже по традиции, — разборки полетов, и, увы, не всегда я получаю одобрительную оценку, иногда ужасно обижаюсь и расстраиваюсь, но, остыв, понимаю, что во многом мамочка права. Бывает, после нашего общения даже изменяю внутренний рисунок роли. Удивительно, я, не зная, где она сидит, всегда точно чувствую это... Между нами существует какая-то «пожизненная» связь. Ее присутствие я постоянно ощущаю внутри себя...
 
А еще мама обладает великим даром выслушать и услышать, она умеет мудро промолчать, она может вдохновить одним словом, объятием, она всегда Настоящая, никогда не экономит себя для родных и близких... Мои дети обожают бабушку Аиду, хотя, признаться, мама совершенно не выглядит бабушкой, она всегда подтянута, стройна, активна, но сама очень любит, когда Ее так называют. Для внуков в родительском доме нет слова «нет», они могут делать и говорить все, что хотят, брать любую вещь, ведь наш дом — это территория свободы и счастья.
 
В литературном проекте «Я искала тебя», посвященном жизни и творчеству Марины Цветаевой, в котором Марина представлена глазами дочери, Ариадны Эфрон, я читаю выдержки из дневников и воспоминаний Ариадны Сергеевны. Вот что пишет дочь о матери: «Мамина любовь всегда была выше и больше тех, кого она любила. Ее любовь, отдававшая все, мне долгое время была не по силам... Нужно было самой много выстрадать, чтобы явилась эта огромная сила любви».
 
Подписываюсь под каждым словом. Для меня этот спектакль — посвящение моей маме. Великой, уютной, домашней, уверенной и верящей, любимой и родной.
 
 
Записала Елена Владимирова. 

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Анатолий Белый: «Каждый со своим выбором всегда один на один»

    О протестах в Беларуси и запасах внутренней независимости, об экологии отношений в «Дяде Ване» и экологических катастрофах, о роли Спасителя в «Тайной вечере» Дмитрия Крымова и ежеминутном выборе – актер МХТ им. ...
  • Максим Аверин: «Не люблю жить прошлым»

    26 ноября Максиму Аверину исполняется 45 лет. Как актер готовится отметить эту дату и какие строит планы на нынешний театральный сезон – в интервью с ноябрьской обложки «Театрала».     – Максим, в первую очередь расскажите, пожалуйста, о предстоящих премьерах. ...
  • Алексей Франдетти о «Брате 2», Питере Пэне, «Стилягах» и Джуде Лоу

    В рамках партнерской программы с Радио 1 «Театрал» публикует интервью с актером и режиссёром Алексеем Франдетти. В новом выпуске программы «Синемания. Высшая лига» он рассказал о том, как выстраивает свою работу, почему хочет сделать из фильма «Брат 2» мюзикл, какие проекты планирует реализовать и для чего хочет выучиться на дирижёра. ...
  • Антон Яковлев: «Не признаёт любви наполовину»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также