Тренировки на кошках эпохи ковида

 


От Москвы до самых до окраин, как пелось в известной песне, теперь ковид проходит как хозяин необъятной Родины моей. Он все активнее влияет на наши планы, возможности, условия жизни и, что особенно печально, даже на сроки биографии. Мысль о том, что он так же по-хозяйски ведет себя и на чужих родинах, не очень успокаивает. Свои проблемы – ближе к телу. И к делу, которое страдает не столько от ковида, сколько от чиновников, взявших пандемию на вооружение. 

Репрессивные фантазии властей на тему коронавируса практически не знают границ. Новые ограничения и новые все более внушительные штрафы придумываются с необычайной легкостью и без всякой разумной логики. Складывается стойкое впечатление, что власть озабочена не тем, как помочь нам выжить, выстоять, не разориться и не пойти по миру, а прежде всего – вариантами контроля за каждым из нас и поводами для штрафов. Вместе со второй волной пандемии, которая вовсе не стала неожиданностью, поднимается вторая волна ограничений и репрессий. Чиновники словно испытывают нас «на слабо», проверяя, до какой степени можно укоротить поводок наших прав и свобод, до какой мелочи можно контролировать нашу личную жизнь и до какой глубины можно залезть в наши карманы. Пандемия в этом процессе уже не столько причина, сколько предлог.

Театры на этом всероссийском полигоне произвола выступают в роли подопытных кроликов. А точнее – кошечек. В любимой миллионами  кинокомедии «Операция Ы и другие приключения Шурика» персонаж Вицина перед ограблением  склада тренируется с платочком морфия, пытаясь усыпить Никулина. Никулин резко отмахивается, и, указав на Моргунова, советует: «Иди тренируйся на…» Но увидев суровый моргуновский взгляд тут же поправляется: «…На кошках». И покорный Вицин начинает укладывать одну за другой стоящие в ряд фарфоровые статуэтки кошечек.  В нашей пандемийной действительности роль кошечек явно отведена театрам, малому бизнесу и тематическим СМИ.  На этой поляне трусоватые по своей сути чиновники могут тренироваться совершенно безбоязненно сколько угодно. Самые высокие начальники не одернут, а грозные «моргуновы» крупного бизнеса не погрозят лоббистским кулаком.

В результате – очередные эксперименты и санкции. Не успели театры освоить премудрости шахматной рассадки, а им уже велят не допускать в свой Дом тех, кому за 65. Требуют проверять паспорта на входе, заставляют контролировать, чтобы никто из зрителей во время спектакля не снял маску, проверяют, нанесены ли отметки социальной дистанции в гардеробах, буфетах и туалетах… А за нарушения грозят либо штрафами в сотни тысяч рублей, либо закрытием на срок до трех месяцев. Причем все это – не буйство больной фантазии, а реальность эпохи ковида.

Чиновники Роспотребнадзора и административно-технической комиссии Москвы уже пронеслись по некоторым театрам контрольными облавами в поисках нарушений. Контролеры у нас всегда жили и живут под девизом: «Кто ищет, тот всегда найдет». Стоит ли удивляться, что проверенные театры оказались под угрозой санкций – где-то некоторые несознательные зрители сняли маски в темноте, где-то некоторые санитайзеры стояли не на том месте, где-то не хватило полосок в туалете… И сразу – протоколы, угрозы, санкции.

Театры покорно стоят навытяжку, им некуда деться от этих экспериментов, нечем защититься от этих наездов, не к кому обратиться за поддержкой. У них нет могучих лоббистов во власти, как у строительных компаний, у столичного транспорта, у крупного бизнеса. Поэтому мы не видим дотошных проверяющих в переполненных вагонах метро, они не торопятся в столичные аэропорты, где никому нет дела до социальной дистанции, они не бродят с протоколом по строительным объектам и не врываются внезапно в офисы крупных компаний, чтобы проверить там наличие полосок в туалете. Там есть шанс нарваться на «кулак Моргунова». Поэтому тренируются «на кошках».

Журнал «Театрал» тоже не увернулся от тренировок. Наши административные службы теперь вынуждены немалую часть рабочего времени тратить на составление отчетов в мэрскую комиссию о том, кто из сотрудников находится на удаленке, отсылать неопознанным контролерам личные номера телефонов наших журналистов, данные их социальных карт, проездных билетов… И строго следить, чтобы не менее 30 процентов коллектива в редакции не появлялось. А в случае нарушений – угроза немалых штрафов. То, что эти угрозы более чем реальны, мы прекрасно понимаем. На днях получили штрафные протоколы из Пенсионного фонда, в которых указано, что мы должны понести денежное наказание, так как на два дня в марте опоздали с отчетом. Казалось бы, жирующие чиновники Пенсионного фонда могли бы обойтись предупреждением по поводу не самого сурового нарушения. Но нам сразу прислали штраф. И это первое финансовое проявление внимания властей к «Театралу» за время пандемии. Двадцать восемь писем направили мы за эти месяцы во все властные инстанции с просьбой о поддержке, в ответ получили почти столько же отписок. И ни копейки помощи, ни малейшей скидки или отсрочки. А штраф – пожалуйста. 

Опасность ковида безусловно реальна. Забывать об осторожности и ответственности нельзя ни на улице, ни на работе, ни в театре. Но вирус, к сожалению, не одинок. С ним наперевес за нами охотится ненасытный чинуша. И еще большой вопрос – кто коварнее, циничней и опасней.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Тренировки на кошках эпохи ковида

    От Москвы до самых до окраин, как пелось в известной песне, теперь ковид проходит как хозяин необъятной Родины моей. Он все активнее влияет на наши планы, возможности, условия жизни и, что особенно печально, даже на сроки биографии. ...
  • Сентябрьский номер журнала «Театрал» вышел в свет

    После долгого перерыва, вызванного общей ситуацией, связанной с пандемией, печатная версия журнала «Театрал» возвращается к читателям. О том, как все эти месяцы, оставшись без малейшей поддержки, выживал и трудился коллектив журнала, рассказывает в своей традиционной колонке главный редактор «Театрала» Валерий Яков. ...
  • «Я был заложником Басаева. Добровольно»

    20 июня поздним вечером ровно 25 лет назад 139 заложников Басаева были отпущены террористами на свободу. Мы были последними из почти двух тысяч человек, освобождённых ранее. Но у ста тридцати девяти были все шансы пополнить список убитых. ...
  • Весь мир – театр. Наш...

    Первый весенний месяц в театральном мире пользуется особой любовью. Принято считать, что все прогрессивное человечество именно в этом месяце широко отмечает международный праздник – День театра. Правда, основная часть человечества об этом и не догадывается, но это уже ее проблемы. ...
Читайте также