Наталья Назарова: «Большая тайна, почему умный человек впадает в иллюзию»

 

На Малой сцене МХТ им. Чехова состоялась первая премьера сезона – спектакль по мотивам повести Андрея Платонова «Ювенильное море». Режиссер Наталья Назарова рассказала «Театралу» об опасности коллективных иллюзий, роли личной ответственности и информационном мире.

– Наталья, когда произошла ваша встреча с текстом Платонова?

– Я прочитала «Ювенильное море», когда мне было 19 лет. Это вообще была моя первая встреча с автором, которая, как показало время, стала любовью на всю жизнь. То, каким языком, как написан текст, произвело на меня оглушительное впечатление. Прежде всего, это новаторство языка, сочетающее в себе видимую простоту изложения и специфический юмор. Поэтому все время, что я занимаюсь театром, меня не покидала мысль сделать спектакль по «Ювенильному морю». И когда Сергей Женовач предложил подумать над названиями для будущего спектакля, я робко озвучила среди прочих «Ювенильное море». На что Сергей Васильевич ответил, что  «наверно, нужно ставить мечту».

– Главный герой повести, Вермо, сочетает в себе созидательное и разрешительное начало: он хочет принести всем блага, но его действия несут ещё большие разрушения. Как вы для себя определяете этот образ?

– Он для меня, безусловно, разрушитель. Его трагедия в том, что он думает, что созидает, при этом бросает вызов Творцу, а это ничего кроме разрушений принести не может. Он сам заблуждается относительно себя и своих действий.

– Насколько сегодня опасны люди, подобные Вермо?

– Сегодня подобных ему людей очень много. И захвативший мир коронавирус – тому доказательство. Есть версии, что его природа синтетична, то есть отчасти эта болезнь – результат действий человека. Человека, который вновь зашёл за запретную черту, на ту территорию, куда ему не следовало бы заходить. Сегодня мы пожинаем плоды, условно, таких «коллективных Вермо». Зачастую все эти научные идеи выглядят прогрессивно и привлекательно, но ещё неизвестно, чем это все обернётся для всех нас спустя время.

– Как вы считаете, способны обстоятельства остановить результат их действий? 

–  Не думаю. Остановиться должен только сам человек. Но человек ненасытен и всегда желает большего. Как можно вот так взять и отказаться от своих поисков, на которые ушли годы и силы? Недалекий пример – академик Андрей Сахаров. Предельно совестливый человек, и при этом участвовал в создании смертоносного оружия. Сахаров предлагал разместить заряды вдоль побережья США, в случае опасности нажатием кнопки вызвать огромную волну цунами. Чем не Вермо? Да, он верил, что это поможет делу мира и всячески это оправдывал. Но ведь потом он сам понял, что заблуждался. Он поплатился за это страшной депрессией и стал бороться против своего же «детища». Но этот пример ясно показывает, как могут увлекаться хорошие, совестливые и умные люди…

– Тогда это бы сделал кто-то другой...

– А это уже грех другого человека и его ответственность. Сахаров начал с себя.

– Расскажите, как рождалось сценографическое решение спектакля?

– В муках и поисках. С самого начала мы с художником спектакля Юлианой Лайковой хотели представить происходящее в некоем нулевом пространстве. У Платонова место действия обозначено определенно – степь на юго-востоке Советского Союза, климатически что-то близкое к степям Казахстана. Мы же степь превратили в пустыню, поскольку она даёт ощущение пространственного нуля. По всему периметру сцены рассыпан песок, который создает ощущение присутствия первоматерии, на нем расставлены безумные механизмы, которые строят герои спектакля. Всё это создает атрибутику пространства, находящегося на нулевом меридиане.

– Вы впервые работали с артистами Художественного театра, расскажите, как проходил кастинг, как выстраивались ваши взаимоотношения?

– Я смотрела спектакли, отмечала заинтересовавших меня артистов, общалась с ними. Основная же часть исполнителей в «Ювенильном море» – это артисты, с которыми постоянно работает Марина Брусникина. Участники ее команды – ансамблево ориентированные актеры, что при работе над этим спектаклем для меня особенно важно.

– «Ювенильное море» в большей степени говорит и о силе коллективных иллюзий, помимо личной ответственности. Как, на ваш взгляд, личное и коллективное могут уживаться?

– Коллективная иллюзия возникает не одномоментно. Сначала она появляется в мыслях и идеях одного пассионария, со слов «я хочу переделать мир, он меня не устраивает». А уже потом он начинает вокруг себя создавать группы единомышленников, от малой к большей. А потом его идеей заражаются тысячи и миллионы.

Миром правят идеи, сказал Платон. Так было в фашистской Германии, где всё началось с Адольфа, который заразил своей идеей целцю страну. Что цивилизация в итоге получила, мы знаем.

– Как вы для себя объясняете то, что умные и образованные люди начинают слушать и верить подобным ему «идеологам»?

– На самом деле, это большая тайна, почему умный человек впадает в иллюзию. Наверно, всем нам свойственна некая зона слепоты: мы не все видим четко и ясно. Вероятно, это связано с некоей ограниченностью человеческой природы. На мой взгляд, этот вопрос уже переходит из области научного в область богословскую. Но я не решаюсь, говоря об этой теме, развивать ее дальше, потому что я не богослов. 

–  Как вы считаете, насколько сегодня могут быть сильны подобные массовые иллюзии, учитывая то обстоятельство, что мы живём в информационном мире? Или, быть может, сегодняшний объём информации способен создать какую угодно иллюзию?

–  Мы до сих пор живём в иллюзиях, в том числе относительно технического прогресса. И только последующие поколения смогут их понять. На этот счёт мне запомнилась одна фраза: «В 21 веке человечество впадёт в величайший блуд с материей». Когда материя фактически заменит человеку другого человека, что, собственно, мы сейчас уже можем проследить, то есть людям в принципе не нужен человек, многим вполне хватает общения с материей, искусственными энергиями, механизмами. Многим уже сейчас достаточно иллюзии, то есть видимости. Реальность становится не так интересна, как ее видимость, имитация. И, чем дальше идет прогресс, тем иллюзия становится все больше похожа на реальность, она превосходит реальность и именно ее выбирают люди как пространство своего бытия.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Анатолий Белый: «Каждый со своим выбором всегда один на один»

    О протестах в Беларуси и запасах внутренней независимости, об экологии отношений в «Дяде Ване» и экологических катастрофах, о роли Спасителя в «Тайной вечере» Дмитрия Крымова и ежеминутном выборе – актер МХТ им. ...
  • Максим Аверин: «Не люблю жить прошлым»

    26 ноября Максиму Аверину исполняется 45 лет. Как актер готовится отметить эту дату и какие строит планы на нынешний театральный сезон – в интервью с ноябрьской обложки «Театрала».     – Максим, в первую очередь расскажите, пожалуйста, о предстоящих премьерах. ...
  • Алексей Франдетти о «Брате 2», Питере Пэне, «Стилягах» и Джуде Лоу

    В рамках партнерской программы с Радио 1 «Театрал» публикует интервью с актером и режиссёром Алексеем Франдетти. В новом выпуске программы «Синемания. Высшая лига» он рассказал о том, как выстраивает свою работу, почему хочет сделать из фильма «Брат 2» мюзикл, какие проекты планирует реализовать и для чего хочет выучиться на дирижёра. ...
  • Антон Яковлев: «Не признаёт любви наполовину»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
Читайте также