Дмитрий Голубев: «Мы все для Виктюка «сынуси», «масенькие», «роднули»...»

237 просмотров
 

Несколько раз во время репетиций он вдруг поворачивался ко мне, брал за руку, смотрел на меня своими бездонными глазами и говорил: «А про это потом напишешь? Не забудь! Я буду смотреть... Оттуда!».
Я не знал как правильно реагировать и нервно улыбался.
 
— Тебе смешно, сынуся...
 
Мы все для него «сынуси», «дети», «масенькие», «роднули»...
 
Роман Григорьевич спас меня от отчаянья, от неверия в собственные силы, от пропасти. Он появился в тот момент, когда я был на распутье, и готов был отказаться от своей мечты. Я ждал Чуда — и оно случилось. Я стал учеником Романа Григорьевича, и останусь его верным и любящим учеником до конца своих дней.
 
Я спокойно прошел безденежье и полуголодное студенчество, я не замечал проблем с жильем и документами, я смог преодолеть свой страх перед огромным и незнакомым городом, я стойко выдерживал волнения моего папы и слезы моей мамы (которые всегда мне помогали и поддерживали во всех начинаниях. Как и бабушка с дедушкой, без которых я не смог бы выдержать ничего, сестра, друзья) благодаря Роману Григорьевичу, его отеческой поддержке и любви.
 
— Роман Григорьевич, меня выгнали из института... Даже бумага есть...
— Опять? Шоб ты всрался!
— Что мне делать?
— Я скажу чтобы вернули, приезжай завтра на мастерство. Буду в четыре. Готовьтесь, не ле-ни-тесь. Пока.
 
И возвращали.
 
— Роман Григорьевич, мне срочно нужно уехать к родителям, к маме. Побыть с ней.
— (без паузы) Едь сынуся, мамуле привет. Поцелуй ее от меня. И скажи что у нее самый талантливый сын! Только звони мне, бляха, рассказывай как дела. Если нужна помощь — я договорюсь.
 
И Мастер ждал, помогал, верил.
 
Каждый раз, когда на меня накатывал очередной вал проблем, я знал — сегодня мастерство, и Виктюк приезжает на нас смотреть. Нужно репетировать и показываться. Остальное — не имеет значения. После удачного показа Мастеру ничего не страшно, потому что Гений похвалил и зарядил энергией, дал силы и надежду.
 
— Дети, это вы все саааами!???
— Да.
— Браво! Вот об этом я кричу всю жизнь!
 
А если отругал — желание работать только усиливалось.
 
— Дима, это даже не старушка покакала. Это хуже. Это даже пьяная баба Маня не выдержит. Цэ такэ гiмно.... ужас! Что ты страдаешь? Зачем пауза? Когда любишь — нет паузы! Только летишь. А ты комсомолец вонючий. Одно слово. Фэ! Работайте. Пока.
 
И уходил на две-три недели. Учил нас ждать и трудиться.
 
После похорон Елены Васильевны Образцовой он приехал в институт и мы работали.
 
— Дети, поверьте, Она слышит, Она знает, наблюдает... И сейчас сыграть плохо — нельзя. Нет границ. Поэтому я сегодня с вами. И в театре все мои артисты это знают, и мы репетировали, как всегда.
 
Живя в рабочем общежитии, без гроша в кармане я был самым счастливым человеком на свете, потому что Мастер приезжал с нами работать.
 
Позже случилось еще одно Чудо.
Я сыграл в спектакле «Федра», а после учебы стал артистом Театра Романа Виктюка. Все о чем я мечтал — сбылось. Репетировать с Мастером. Выходить на сцену с его потрясающими артистами, учиться у них, работать. Господи, какое это счастье!
 
Однажды, за несколько лет до постановки «Мандельштама» он мне позвонил.  
Был день, часа три.
 
— Димуля, ты знаешь стихотворение Мандельштама «Меганом»?
— Знаю, Роман Григорьевич.
— Я сейчас вот его книгу держу в руках. Это...
 
...И Он начал читать... Так как может читать только Он...
 
«....Но здесь душа моя вступает,
Как Персефона в легкий круг,(«пауза»!)
И в царстве мертвых не бывает
Прелестных загорелых рук....»
 
— Понимаешь, вот у Пастернака «Сестра моя — жизнь», да? А у Мандельштама другое — «Сестра моя — смерть», это я сейчас понял. Этого никто не знает, не разгадали. Они думают что он бежал от смерти, а он гнался за ней! И в этом его сила великая. Бесстрашие!
 
Мы проговорили целый час. Он рассказывал мне о Цветаевой, о Серебряном веке, о Завадском и Раневской. О своем детстве. Что-то читал. Я записывал.
 
— Пойми, у вас так мало времени. Так все летит...
 
Почему Он мне тогда позвонил? Почему захотел этим поделиться? Почему так грустно и «не по-виктюковски» сказал мне о времени? Это был подарок, еще один подарок мне, Чудо, которое я пронесу через всю жизнь....
 
Незадолго до... я говорил с ним, и он сказал: «...будем репетировать...».
 
Дорогой, родной, любимый...
 
Рыдаем, не верим, не хотим верить в Ваш уход. Играем для Вас каждый спектакль, и знаем — Вы смотрите и помогаете. Подмигиваете, улыбаетесь, плачете, любите!
 
Мастер, сколько у вас прекрасных, любящих детей. По всему миру! Какое счастье было ступать с Вами по одной земле, видеть Вас, слушать Вас.
 
Я знаю, Вы сейчас там, где нет преград, где звучит ваша любимая музыка. И здесь на земле, и там — на небе — Вас любили, любят и будут любить всегда!
 
Спасибо Вам за все!

  • Нравится



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Антон Долин: «О патриотизме (банальное)»

    Решил собрать давние мысли по этому вопросу в небольшой текст.   1. «Патриотизм» - дискредитированное слово. По меньшей мере, в сегодняшней России. И это ужасно обидно. Патриотами себя считают и называют люди, безоговорочно поддерживающие партию, правительство и Путина (торжество буквы «п»). ...
  • Павел Руднев: «Прецедент присоединения Псковского театра к Александринскому является катастрофическим»

    По-прежнему продолжаю считать, что прецедент присоединения Псковского театра к Александринскому является опасным и даже катастрофическим. Все это происходит на фоне бесконечных попыток чиновников разных мастей объединять театры. ...
  • Кирилл Крок: «Дорога к Дому»

    Про Дом Вахтангова в Владикавказе. Мы его расселили, выкупили у собственников, люди, которые в нем «жили» долгие десятилетия, переехали в новое, комфортабельное жилье. Здесь настоящая зима, настроение приближающегося праздника, вечером на проспекте люди гуляют семьями, все в огнях иллюминаций. ...
  • Николай Коляда: «Всякое о Гафте»

    Смотрел вечером передачу о Гафте по ТВЦ. Передаче 10 лет. Говорят о Гафте Табаков, Кваша, Шмыга, Волчек. Все живые, веселые, остроумные. Какой я счастливый. Повезло общаться со многими великими людьми. Студентам сегодня про Гафта рассказывал. ...
Читайте также