Море, воздух, небеса

«Четыре персонажа в поисках сюжета» в Большом театре

 

Премьера Большого своим названием недаром ассоциируется со знаменитой пьесой Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора», обнажающей противоречивость мира реального и мира искусства. И действительно, царство свободы, господствующее на сцене, начинает казаться более реальным, чем люди в масках (словно персонажи театра абсурда) в полупустом зрительном зале Новой сцены. Да и сами обстоятельства создания спектакля в эпоху коронавируса достаточно необычны.

Внеплановая премьера в таком театре, как Большой – событие уникальное. Спектакль родился из желания руководителя балета Махара Вазиева заполнить работой творческий вакуум, образованный пандемией. Он пригласил четверых зарубежных хореографов, с которыми или сталкивался в работе, или познакомился по видеозаписям, и предложил им сочинить четыре танцевальных сюжета для артистов готовых принять учаcтие в экстренной работе. В результате в проекте приняли участие лучшие силы балетной труппы: Светлана Захарова, Ольга Смирнова, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Анастасия Сташкевич, Кристина Кретова, Мария Виноградова, Алена Ковалева, Ольга Марченкова, Владислав Лантратов, Семен Чудин, Вячеслав Лопатин, Артемий Беляков, Игорь Цвирко, Якопо Тисси. И это только из числа прима-балерин, премьеров и ведущих солистов, а ведь в программе заняты солисты всех уровней и артисты кордебалета.

«Сюжеты» же оказались гораздо шире проблем сегодняшнего дня. Постановщики, как и большинство представителей современной хореографии, в своих мини-балетах говорят на вечные темы – о тонкости взаимоотношений людей друг с другом, природой и Высшими силами.


Впрочем, сюжет американского хореографа Брайна Ариаса «Девятый вал», вдохновленный одноимённой картиной Айвазовского, – на музыку Глинки и Римского-Корсакова – миниатюрой никак не назовешь. И по продолжительности (идёт более часа) и по числу участников, помимо пятерых солистов (Маргарита Шрайнер, Владислав Лантратов, Элеонора Севенард, Игорь Цвирко, Якопо Тисси) в спектакле занято 38 танцовщиков, призванных визуализировать самое знаменитое полотно великого марениста.

Изгибающиеся тела, волнообразные движения рук, ладони, то прижатые к груди, то вскинутые над головой, танцовщики, как на гребне волны взмывающие ввысь на руках партнёров, перетекания кордебалета, то ломающего диагонали, то сбивающегося в кучку, передают ощущение неуправляемого движения водных потоков и противостояние человека морской стихии. Тем не менее, происходящему присуща зыбкая монотонность. С течением действия хореограф исчерпывает запас фантазии и начинает повторяться. Впрочем, и накату природных волн присуща цикличность. А всплески соло, насыщенных прыжками, и дуэтов, в которых танцовщики периодически «ускользают» друг от друга, проскакивая то под ногой, то под рукой партнера, то перекатываясь через его спину, оживляют несколько однообразные колебания «водных масс».

Трое других участников проекта – итальянец Симоне Валастро, болгарин Димо Милев, Мартин Шекс, родом из Франции, работают по всей Европе и имеют за плечами опыт сотрудничества с авторитетными театрами и компаниями.

Окончивший школу балета Академии театра Ла Скала Симоне Валастро с 1998 года связан с Парижской оперой и как танцовщик, и как хореограф, в качестве которого дебютировал в 2003 году. С тех пор он успел поставить более десятка работ и пройти обучение в Хореографической академии Оперы под руководством великого Уильяма Форсайта.

Для своей постановки Валастро выбрал песню Дэвида Лэнга «Just (After Song of Songs)» из одноименного альбома. В переводе это название звучит «Всего лишь» или «Только» (После Песни Песней)» и хореограф в своей миниатюре стремится передать эротическое звучание ветхозаветного текста. Впрочем, поэтика Царя Соломона здесь адаптирована на свой лад. Лаконичные строки песни вроде «только твоя любовь/ только ты на девятнадцать миль/ только имя твоё» или «и душа моя, и душа моя, и душа моя, и душа моя/ и мой скромный дом/просто вы проданы» определяют ритм танца. Актёры словно выпевают своими телами лирико-нервозные рифмы, что блистательно удается Ольге Смирновой, с чьего ломанного соло на фоне закрытого занавеса начинается эта пятнадцатиминутная (но хореографически ёмкая) миниатюра. Во всяком случае, интересно вычитывать смысл коротких, изобретательных дуэтов, трепету коих вторят обнажившиеся на задней стене сцены вращающиеся лопасти вентиляторов.

Миниатюра Симоне Валастро в паре с «Угасанием» («Fading») Димо Милева на музыку испанского композитора Энрике Гранадос составляет второе отделение программы. Выпускник Софийской Национальной школы танцевального искусства Милев выступал на многих европейских сценах, в том числе Национального театра танца Испании под руководством Начо Дуато, где быстро достиг премьерской позиции. Сегодня он  свободный художник, выступающий в качестве хореографа, ассистента хореографа, танцовщика и педагога. Последние два года был репетитором в Нидерландском театре танца (NDT2).

Его хореография, во всяком случае в «Угасании», отмечена покойной несуетностью. По словам самого постановщика, его сюжет навеян драматической судьбой автора музыки, страдавшего аквофобией (страхом воды) и погибшего, спасая свою тонущую жену. Выразительные, выплывающие из тумана дуэты дают пищу полету зрительского воображения. У каждой пары – своя интонация «угасания», возможно, символизирующая не только последний уход, но и охлаждение иссякающих чувств. У одних – элегически-нежное, у других – энергично-нервозное, у третьих – мягко-тревожное. Танцовщики (Маргарита Шрайнер, Владислав Лантратов, Анна Балукова, Мария Виноградова, Дарья Хохлова, Дмитрий Ефремов, Игорь Цвирко) прекрасно передают всю гамму этой, эмоционально богатой, палитры чувств.

Третье отделение отдано «Тишине» («Silentium»). Так называется миниатюра Мартина Шекса, 20 лет назад окончившего Школу танца Парижской оперы, где он спустя годы дебютировал как хореограф. Сегодня Шекс ставит в Японии, Бразилии, Австралии, странах Европы. «Тишину» он создал для Светланы Захаровой, чья героиня, по словам самого хореографа, за 15 минут сценического действия проходит путем инициации (обряд, знаменующий переход человека на новую ступень в рамках некого мистического сообщества). За музыкальную основу взята «Silentium» Арво Пярта – вторая часть концерта Tabulа Rasa. Мэттью Лентон, шотландский режиссёр (основатель и руководитель британского театра Vanishing Point, известный в России, благодаря Сезонам Станиславского) назвал это произведение лучшей музыкой для перехода в мир иной, ибо она даёт надежду на загробную жизнь.

Собственно говоря, этому и посвящён короткий балет Шекса. Солистка, окружённая танцовщиками – судя, по числу аппликаций крыльев на их костюмах – шестикрылыми серафимами, – наделена отличным соло, очень подходящим Захаровой с её отточенным мастерством, утонченными линиями рук и роскошным шагом. Её остраненный танец напоминает молитвенное состояние, тело трепещет, волнуется. Героиня, словно слыша «зов», замирает в ожидании перемены участи. Томно выразителен и её дуэт с возникающим из темноты партнёром (думается, одним из предводителей небесного воинства), сдержанно деликатным Артемием Беляковым. В пластике Захаровой появляются новые краски, движения рук начинают напоминать взмахи крыльев. «Посвящение» героини состоялось. И она, влекомая партнёром, покидает сцену, оставляя за собой печально-красивый эмоциональный след, созвучный общей интонации вечера «четырёх сюжетов».

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Черно-белый карнавал»: «Театр» Моэма в «Современнике»

    От романа Моэма в своем «Театре» Владимир Панков оставил один каркас, а содержанием сделал тотальную игру. Когда она начинается, а когда ставится на паузу, сказать трудно – «монтажные склейки» почти не видны. ...
  • Премьера генеральной репетиции

    Дмитрий Крымов поставил со своим художником Марией Трегубовой, своим композитором Кузьмой Бодровым, свою пьесу – с «чужими» актерами, которые стали своими. Актеры разных поколений Театра Фоменко, кажется, мгновенно превратились в Лабораторию Крымова. ...
  • Вышел в свет майский «Театрал»

    На страницах заключительного весеннего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - как в Малом театре сошлись все зведы: фоторепортаж о премьере «Мертвых душ»; - что всегда восхищало Александра Ширвиндта в Георгии Менглете; - зачем Сергей Женовач обратился к Юрию Олеше; - что Евгений Водолазкин считает главным в разговоре о войне; - чем современное законодательство напоминает Михаилу Федотову театр абсурда; - почему большинство зрителей мечтают о продлении театрального сезона: колонка главреда Валерия Якова; - где Таисия Вилкова решила «играть по-крупному»; - чем интересна мировая премьера «Орландо» в Большом театре; - какие фильмы о войне предпочитает Григорий Антипенко; - кого выбирает публика: продолжается прием заявок на премию «Звезда Театрала»; - почему продюсер Леонид Роберман считает себя волком-одиночкой; - кто приедет на продюсерский фестиваль в Театр им. ...
  • Заговор «лузеров»

    Устойчивый интерес Сергея Женовача к литературе 20-х и 30-х годов уже сложился в цикл спектаклей о ранней Стране Советов: Эрдман, Булгаков, Хармс, теперь – Олеша. И «сшит» этот театральный гипертекст темой «лишнего человека», которого эпоха выдавливает, как пасту из тюбика. ...
Читайте также