Чацкий вернулся с митинга

В РАМТе Алексей Бородин выпустил «Горе от ума» Грибоедова, которое оказалось пугающе злободневным.

 

У каждой эпохи свой «Гамлет» и свое «Горе от ума». Удивительная пьеса Грибоедова уже 200 лет остается лакмусовой бумажкой общества: изменилось ли в нашем отечестве хоть что-нибудь иль нет? Раньше казалось, что да – изменилось, и речи Чацкого уже не трогали так сильно, и симпатии порой оказывались на стороне Фамусова, озабоченного не разрушением, но созиданием и сохранением – дома, семьи. И вот новое «Горе» в РАМТе – этапная постановка Алексея Бородина, продолжающая его размышления об обществе и человеке.

На этот спектакль можно смело вести школьников: здесь нет никаких вольностей и радикальных осовремениваний, которых так боятся учителя литературы. Постановка точно следует пьесе и в то же время не выглядит архаичной. Станислав Бенедиктов создал строгое черно-белое пространство из мобильных арок и колонн, напоминающее скорее холодный, геометричный Петербург, чем Москву, о которой здесь постоянно говорят.

Артисты сами двигают туда-сюда тяжелые декорации, создавая динамику сцен и вместе с тем – ощущение неустроенности, неукорененности, которое вроде бы противоречит нашему представлению об основательности дома Фамусова. В этом доме нет уюта, нет быта, нет даже печки, у которой можно погреться с дороги. Да и мебели как таковой нет. В гостиной лишь один стул, а софу выкатывают только для особо дорогих гостей вроде Скалозуба. Так что Чацкому приходится ютиться то на ступеньках, то на каких-то приступочках, то просто на полу. Он здесь на птичьих правах.

В этом аскетичном пространстве разыгрывается скорее драма идей, чем характеров. Самое главное, что сделал режиссер – дал прозвучать гениальному тексту Грибоедова, не забалтывая его, не нагружая отвлекающими деталями и не навязывая собственных интерпретаций. Этим, вероятно, объясняется и несколько отстраненная манера игры актеров, которые не присваивают себе текст, не проживают его, а буквально читают свои монологи. И  звучат они убийственно актуально, даже злободневно. На строчках из знаменитого монолога «А судьи кто?»: «Не эти ли, грабительством богаты? / Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве, / Великолепные соорудя палаты, / Где разливаются в пирах и мотовстве", – зал начинает истерично хохотать... Ведь не в бровь, а в глаз.

Чацкий Максима Керина тут появляется эдаким Навальным – высокий, красивый, смелый, в черном дорожном пальто и берцах, настоящий романтический герой. Спускается из ложи по приставной лестнице, как по трапу самолета, и начинает с места в карьер вместо «здравствуйте» нести свои разоблачительные монологи, разгоряченный, будто только что с митинга. Но в этом доме его убеждений явно не разделяют. Не правда ли, знакомое ощущение, когда заходишь к старым друзьям, с которыми давно не виделись, и оказывается, что вы говорите на разных языках...

Впрочем, Фамусов Алексея Веселкина этого Чацкого вполне понимает и встречает по-дружески, даже по-братски. Он совсем не тупой ретроград и не «ватник», возможно, даже бывший либерал. Но перебесился, успокоился, понял, что бодаться с этой системой бесполезно, и выбрал спокойную домашнюю жизнь, заботу о дочери, шуры-муры с хорошенькой служанкой (Дарья Семенова) и положение в обществе. Поэтому гневные речи Чацкого он слушает с легкой усмешкой – мол, плавали, знаем. А про дядюшку, что три раза растянулся перед императрицей, чтобы повесилить ее величество, рассказывает со смесью смеха и горечи: да, брат, противно, но вот так добываются чины и деньги.

Софья Ирины Таранник, похоже, тоже любит Чацкого в глубине души, но от женской обиды и гордости предпочитает другого, который не бросит, не пропадет на три года в неизвестном направлении, который предан и верен, как ей кажется. Тем более что Молчалин (отличный дебют выпускника Школы-студии МХАТ Даниила Шперлинга) тут не такой уж дурак. Это парень себе на уме – он знает, как себя вести в обществе, как добиваться расположения нужных людей, про себя в грош их не ставя, и пойдет к власти по головам. Он наверняка женится на Софье, будет изменять ей с Лизой, а папашу сошлет в деревню, установит в доме свои порядки и ой как отыграется за годы унижений. 

Спектакль Алексея Бородина – не столько сатира на устройство нашего общества с его чинопочитанием, коррупцией, кумовством, неприятием другого мнения и т.д., сколько грустное размышление о том, как быть свободному человеку с несвободном мире. Все тот же гамлетовский вопрос: смириться, не лезть на рожон и предпочесть спокойную частную жизнь или остаться верным своим убеждениям, но заплатить за них разрывом с дорогими людьми и «волчьим билетом» в обществе? Этот вопрос сегодня остро стоит перед каждым из нас. Ведь Чацкому даже карету не подадут, хотя она с самого начала стоит на сцене, но, увы, никуда не движется. Русская птица-тройка застряла в снегах и вот уже 200 лет ни с места.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • «Каждый, кто учился у Мягкова, гордится, что был его учеником»

    Андрей Мягков  был родом из семьи ленинградских интеллигентов. Отец – профессор технологического института, мама – инженер-механик. Сам Андрей Васильевич окончил химико-технологический институт, но приехавшая из Школы-студии МХАТ комиссия кардинально изменила его судьбу. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • Умер Андрей Мягков

    Актер Андрей Мягков умер в возрасте 82 лет, сообщила пресс-служба МХТ им. Чехова.  Прощание с Андреем Мягковым пройдет в МХТ им. Чехова 20 февраля. В 10. 00 начнется гражданская панихида в театре, после нее - отпевание в Храме Воскресения Словущего на Успенском вражке. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Как остаться человеком, а не частью системы»

    Театр «Сатирикон» представил первую в 2021 году премьеру – спектакль «Близкие друзья» режиссера Сергея Сотникова по повести Евгения Водолазкина. Спектакль рассказывает о трех друзьях из Германии, которых разлучила Вторая мировая война. ...
  • Последний герой: «Бэтмен против Брежнева»

    Что делал бы Бэтмен, будь он не американским миллиардером, а советским гражданином в эпоху застоя? В спектакле-фантасмагории Саши Денисовой это тишайший писатель-неудачник, очень осторожный, не конфликтный и исключительно порядочный человек. ...
  • Надувательская земля

    В пространстве «Сцены Под крышей» в рамках программы по работе с молодой режиссурой Театра Моссовета вышла премьера «Игроков» Гоголя в постановке Павла Пархоменко. Любопытно, что классическая комедия, уже 180 лет не сходящая со сцены, оказалась интересна и востребована, прежде всего, у молодежной аудитории. ...
  • Чацкий вернулся с митинга

    У каждой эпохи свой «Гамлет» и свое «Горе от ума». Удивительная пьеса Грибоедова уже 200 лет остается лакмусовой бумажкой общества: изменилось ли в нашем отечестве хоть что-нибудь иль нет? Раньше казалось, что да – изменилось, и речи Чацкого уже не трогали так сильно, и симпатии порой оказывались на стороне Фамусова, озабоченного не разрушением, но созиданием и сохранением – дома, семьи. ...
Читайте также