«Современная прокачка театра»

Кирилл Крок – о Вахтанговском фестивале театральных менеджеров

 

С 27 по 31 мая Театр Вахтангова проведет уже третий крупнейший форум театральных менеджеров, который охватит все регионы: 270 театров, 400 управленцев – от директоров до администраторов – офлайн, 11000 – онлайн.      

– Кирилл Игоревич, в чем главное отличие Вахтанговского фестиваля от других, от того же форума «Место действия», который проходил в Петербурге?

– Во-первых, «Места действия» физически больше нет. С Наталией Сергеевской, которая делала петербургский форум, мы трансформировали формат под бренд Театра Вахтангова и теперь проводим это вместе. Во-вторых, как любой фестиваль, он должен год от года развиваться, расширяться, меняться – и мы изменили количество направлений, мы стали достаточно жестко разделять государственные театры, частные театры, НКО и т.д. Мы провели огромную секционную работу, которой не было в Питере, где шли общие потоки: сессии, круглые столы, лекции – для всех. Мы сейчас разделяем аудиторию в зависимости от условий ведения театрального дела. Потому что, скажем, независимые и государственные театры – это совершенно разные условия и финансового и художественного существования, что, конечно, нельзя не учитывать. 

Наш главный принцип, главное отличие от подобных форумов выражается несколькими словами: мы презентуем успешно реализованные проекты.

То есть выступление любого спикера на Вахтанговском фестивале – это не пространные речи с «водой» и никому ненужным театроведением, а конкретный «разбор полётов»: все участники представят свои реальные кейсы и расскажут, каких результатов достигли, в том числе в экономической деятельности.

Даже спикеров представителей власти, которых планируется пригласить для участия в форуме, мы попросим не отчитываться об участии ведомства в культурной жизни, а отвечать на вопросы участников – тех, кто приедет издалека и хочет услышать ответы, например, министра культуры, а не узнать, каких показателей достигла театральная отрасль. Все эти данные есть в презентациях на сайте Минкульта, Депкульта, а люди хотят живого общения в режиме вопрос-ответ.

Никакой теории, никаких заоблачных разговоров об искусстве – ничего, что напрямую не связано с практикой, на нашем форуме нет. Мотивация каждого участника – получить практический инструментарий, который мы пытаемся дать людям для того, чтобы они попробовали это сделать у себя в городе, у себя в театре, чтобы они посмотрели друг на друга, чтобы завязалось профессиональное общение.

– То есть по опыту прошлого фестиваля можно сказать, что он стал площадкой для нетворкинга.

– Абсолютно. Это площадка для передачи из рук в руки профессиональных наработок, навыков и компетенций. Еще раз подчеркну – никакой теории, только практика: менеджеры рассказывают менеджерам, управленцы делятся опытом с управленцами.

Например, один из результатов первого форума, который мы провели в 2019 году, – группа «Театральные менеджеры», в которую люди сами объединились в WhatsApp. И каждый день этот чат живет очень активной жизнью: одни пишут вопросы, другие отвечают, идет обмен прикладными вещами: «а как вы это делаете», «а пришлите проект договора», «а пришлите положение», «а пришлите проект приказа» и т.д.

Внутри своей закрытой группы – в своей «касте» – менеджеры театров-участников начали общаться, узнавать друг друга, дружить, что называется, домами.

И вы знаете, это живое общение меня невероятно радует: я понимаю, что наш Вахтанговский фестиваль, он совершенно не зря.

Еще одно отличие нашего форума – это абсолютно демократическая обстановка, общение, не ограниченное жесткими рамками: каждому спикеру можно задать любые вопросы, заранее не согласовывая их ни с кем, и эти вопросы могут даже выходить за рамки темы, с которой человек выступает.

Более того, мы делаем это не для менеджеров ивент-индустрии в целом, а именно для театральных менеджеров – и стараемся охватить все их насущные проблемы, от продажи билетов до взаимоотношений с учредителями, до вопросов уставной деятельности, бюджетного кодекса, работы с федеральным казначейством и т.д.

– Из каких основных блоков складывается программа?

– В первый день мы будем говорить о маркетинге в государственных и независимых театрах, разделив аудиторию на секции. Второй день посвятим теме «Власть, гранты, закон, деньги». Третий день отдадим десяти секциям, и слушатели будут делиться исключительно по интересам. На выбор: «Современная прокачка театра», треннинг «Команда в театре», треннинг «Фандрайзинг в театре», тренинг по грантам и нахождению дополнительного финансирования (как заполнять заявки, как правильно формулировать). Будут секции по пиару, по инклюзивному театру. Потом мы поговорим про «радикальное воображение» в театральном менеджменте. Это новая для нас тема, и представлена она в открытой секции – будет кейс от участников, то есть каждый, кто захочет, сможет выступить. Затем мы обсудим программы лояльности для зрителей, поговорим про фестивали и фестивальный менеджмент, про различные – как модно сейчас говорить – коллаборации, которые могут возникать между театром и музеем, кино, библиотекой и т.д. Четвертый день будет посвящен цифровой среде, её интеграции в театре и монетизации – всему, что связано с трансляциями, с онлайн-лекциями и т.д. Потом мы соберемся на вечер баек в нашем Арт-кафе. Это будет клубный вечер. Наконец, пятый день будет посвящен теме «Коммуникационная стратегия театра» и подведению итогов всех ранее заявленных лабораторий в области театрального менеджмента. 

В ковидный год мы делали лаборатории онлайн и, кстати, получили очень неплохой охват аудитории. Эта лабораторная история продолжается. Кураторы ведут практическую работу с театрами-участниками по нескольким направлениям, от фандрайзинга до TikTokа для театральной индустрии. Кто хочет, регистрируется на сайте ВФТМ и подключается.

– Как вы выбираете проекты для участия в конкурсе?

– Любой, кто зарегистрировался к нам на форум, может подать заявку и на участие в конкурсе. Мы отберем 10 наиболее оптимальных, а дальше эти 10 человек будут презентовать свой кейс на сцене. И здесь я вижу еще один важный момент: театральному менеджеру надо не просто уметь делать свое дело, а еще уметь красиво говорить, красиво «завернуть» и подать свой проект, увлечь и зажечь аудиторию – это тоже одно из главных условий соревнования и обучения.

Конкурсная часть – это опять-таки не теория, а презентация своего проекта: причем идет рассказ не о планах – «я придумаю, когда получу деньги» – а именно о том, что реализовано: «я придумал – сделал – получил результат». Мы выбираем три лучших проекта в области театрального менеджмента и переводим на счет каждому премию в 100 тыс. рублей, что в сегодняшних условиях очень полезно, особенно людям, которые приедут из регионов. 

– По каким критерием определяете лучших?

– Мы отдаем предпочтение проектам, в которых есть новая, необычная для театра составляющая или история супер прорыва. Например, так было в 2019 году: Дарья Меньшикова придумала оригинальные проекты в Магнитогорском драматическом театре, когда он был на ремонте, – актеры играли в совершенно новых пространствах, придумывали спектакли, оставались на связи с зрителями, смогли зарабатывать на продаже билетов. Театр вдруг начал жить новой жизнью, а непорядочный директор её уволил после того, как мы вручили ей Вахтанговскую премию. Вот и такие некрасивые ситуации складываются в российском театре.

– Сколько заявок вы получили в этом году?

– 546, если быть точным. Мы хотим охватить все регионы, поэтому будем ограничивать число участников от одного театра: записаться могут максимум два человека, а не три-четыре. По возрасту, по опыту ограничений нет. Главное, чтобы человек работал управленцем в сфере культуры. Это директора, замдиректора, руководители отдела маркетинга, пиара, пресс-служб, администраторы, то есть менеджеры. Никаких завлитов и театральных критиков, которые тоже пытаются к нам попасть. Это форум не для них. Если интересно – в онлайн, пожалуйста.

Еще важно отметить, что наш форум – совершенно бесплатный. Количество участников, которое мы определили для себя, – 400 человек. Больше, к сожалению, принять не сможем, потому что нет бюджета, чтобы арендовать более крупные площадки. Но предполагаем, что в режиме онлайн к нам подключатся еще 300 слушателей. Как и в 2020 году, будут идти прямые трансляции всех выступлений. Более того, самые важные, на наш взгляд, презентации потом появятся в записи на сайте фестиваля, на сайте Театра Вахтангова. Они останутся в открытом доступе, чтобы у всех была возможность с ними ознакомиться, их пересмотреть. 

– На каких площадках будет проходить фестиваль? 

– Каждый день форума проходит в новом месте. Это полезно для всех участников – они могут знакомиться с разными неожиданными пространствами, договориться о совместных проектах. Первый день из пяти мы проведем в Театре Вахтангова, второй – в Доме Пашкова напротив Кремля, потом планируются Школа-студия МХАТ, инновационный центр «Сколково» и институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».      

– Какие проблемы театрального менеджмента, на ваш взгляд, сейчас вышли на первый план? Что бы вы сами как спикер, прежде всего, хотели обсудить?

– Выходят на первый план, с моей точки зрения, бюрократизация управленческих процессов и взаимоотношений театра с властью, отсутствие социальной лестницы для театральных менеджеров и системы подготовки кадров. Допустим, сегодня ты замдиректора, значит, следующая ступень – директорская должность. Этого нет. И к сожалению, еще одна проблема – инертность в регионах, а выражается она в настороженном отношении ко всем новым трендам, ко всем современным форматам. И объяснение порой только одно: «Это востребовано у вас в Москве, а у нас тут никому не надо».

–  Насколько сейчас развито направление GR-менеджмента, которому, судя по сайту ВФТМ, вы уделяете внимание?

– В Европе и в Америке Gr, джиардинг – это целая наука, а в России – то, что называется «административный ресурс» или, как раньше любили говорить, «телефонное право», но, на самом деле, – одна из важнейших форм коммуникации между театральным менеджером и властью. В США для оценки деятельности крупных инвестиционных компаний даже существует рейтинг по GR, а в нашей стране это в расчет не принимается, считается, что руководитель – просто блатной со связями. Нет понимания, что это не связи, которые сами с потолка упали, а деловые контакты, которые нарабатываются годами. Как ими пользоваться? Это один из ключевых моментов, от которого зависит вопрос финансирования, софинансирования. Проясняется он только на основе личного опыта или зарубежных обучающих программ.

Когда ты возглавляешь частный семейный театр, всё намного проще: никакой GR практически не нужен, ты должен обеспечить работой, финансами себя и еще пять человек. Но когда за тобой стоит огромный театр, без выстроенных отношений с власть имущими ты не можешь его вести, не можешь в сегодняшних условиях отстаивать интересы театра, помогать людям, которые здесь работают. Умение взаимодействовать с властью – одно из важнейших качеств руководителя, и тех, кто это отрицает, мне просто искренне жаль.

Я знаю одну девушку, она работает в московском театре директором, а ей бы надо придумать другую должность – «театральная тусовщица»: на всех фестивалях, на всех премьерах она – в первых рядах, не пропускает ни одного события – везде должна отметиться. Но как в театре хозяйством заниматься, так ее никогда нет: первым делом – тусовки. При этом я слышу, что она – одна из главных претенденток на должность директора в крупном театре, хотя и в маленьком ничего толком не может сделать. И всегда говорит: «Я не пойду в Департамент, меня рвет от общения с чиновниками». Ну так зачем ты тогда здесь работаешь? Рвет? Иди домой и найди себе другое, антирвотное занятие. Жуткий непрофессионализм в вопросах GR-менеджмента – очень распространенное явление. 

– Каким будет ваше участие в форуме? Планируете делиться своим опытом?

– В первый день я сделаю доклад по перспективным направлениям работы в Театре Вахтангова и, думаю, этого участия будет более чем достаточно. Я не хочу, чтобы фестиваль воспринимался как мой личный бенефис. Я хочу, чтобы как можно больше людей из других театров, из других городов рассказывали, каких успехов им удалось добиться, а я буду сидеть в зале и слушать. Мое главная роль – слушатель. На сцене я собираюсь появится только с приветственной речью в начале и на церемонии награждения в конце.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Кама Гинкас отмечает 80-летие

    Поклонники видят в Гинкасе сталкера, проводника в новые области театрального пространства. Противники – выросшего мальчишку, который отрывает крылья мухам, чтобы посмотреть, как она будет летать без них. Друзья и коллеги в преддверии юбилея режиссера рассказали о «своем» Гинкасе. ...
  • Ольга Семенова: «В БДТ не принято было приходить с детьми»

    Быть представителем знаменитого актерского клана, продолжателем большой актерской династии – одновременно и повод для гордости и большое испытание, вызов, прежде всего, себе самому. Однако же большинство актерских детей идут по пути своих предков, чего бы им это ни стоило. ...
  • Александр ШИРВИНДТ: «Об этом дуэте можно сочинять трактаты…»

    Позвонил мне милый, интеллигентный и давнишний мучитель Виктор Борзенко и вкрадчиво напомнил о моей рубрике в «Театрале», предварительно осыпав меня комплементами в адрес моего уникального писательского дара. Я понял, не расслабился и сказал, что с некрологами в своей рубрике завязал. ...
  • Мария Аронова: «Всё – по Гоголю, слово в слово!»

    В Театре Вахтангова прошли премьерные показы спектакля «Мёртвые души». Гоголевскую поэму режиссер Владимир Иванов и режиссер по пластике Сергей Землянский поставили на двоих – все образы создают на сцене актеры Мария Аронова и ее сын Владислав Гандрабура. ...
Читайте также