Кама Гинкас отмечает 80-летие

 

Поклонники видят в Гинкасе сталкера, проводника в новые области театрального пространства. Противники  выросшего мальчишку, который отрывает крылья мухам, чтобы посмотреть, как она будет летать без них. Друзья и коллеги в преддверии юбилея режиссера рассказали о «своем» Гинкасе.

Наталья Тенякова, актриса МХТ им. Чехова

– Я училась на актёрском факультете ЛГИТМиКа, а Кама – на режиссёрском у Георгия Товстоногова. Вот с тех пор мы и дружим. Они с Генриеттой Яновской учились вместе и поженились на втором курсе. В их доме мы с Сергеем Юрским познакомились с Иосифом Бродским. Никогда не забуду, как однажды просидели в их компании всю ночь, а Бродский варил кофе и читал свои стихи.

Потом мы встретились в Москве. И Кама сделал самый дорогой для меня подарок – пригласил на роль Гедды Габлер в одноименной пьесе Ибсена, которую собирался ставить в Театре Моссовета. О такой роли мечтает каждая актриса, а выпало это счастье мне. Правда, было безумно трудно, потому что роль не совсем моя. На помощь пришёл Кама. Он понял, что я в растерянности, и очень помог на репетициях.

Я любила «Гедду Габлер», и мне очень жаль, что это единственная наша совместная работа. Но я рада, что она случилась в моей жизни благодаря человеку невысокого роста и огромного таланта. Все его постановки – незабываемые. Сколько уже лет прошло со дня премьеры «Чёрного монаха», а я не могу забыть этот спектакль, как и все работы Камы. Он, конечно, великий режиссёр.

Я очень горжусь нашей дружбой. Трепетно его люблю, желаю ему здоровья и жду премьер, потому что каждый раз он создаёт нечто неожиданное и невероятное.

Игорь Ясулович, актёр МТЮЗа

– Мне посчастливилось работать с замечательным режиссёром Камой Мироновичем Гинкасом на протяжении более двадцати лет. Спасибо ему за счастье такой работы: и в «Чёрном монахе, и в «Нелепой поэмке», и в «Скрипке Ротшильда», и в последней по времени «Ленте Крэппа». Поздравляю Каму Мироновича с такой почтенной датой и желаю, конечно, здоровья, энергии и сил работать ещё долго-долго.

Оксана Мысина, актриса

– Дорогой, невозможно прекрасный Кама Гинкас! Кто сказал, что у Вас юбилей? Разве можно употреблять слово, касающееся обычно солидных людей, которым подносят ордена и говорят высокопарные тосты, к Вам? Я протестую, потому что настаиваю на том, что Вы, невообразимо любимый режиссер и человек, совсем не то, за что Вас принимают те, кто провозглашают юбилеи. Потому что Вы, золотой мой фантастический режиссер всей жизни, никакой не солидный человек. Вы – самый юный и самый развеселый человек вне возраста и вообще вне. Вне сомнений. Вне раздумий. Вне замечаний. Вне представлений. Вы – самый настоящий гений театра и рыцарь парадокса, вне рамок. Водопад и вулкан. Вот с этим я нас всех, и вас, в частности, поздравляю от всего, любящего вас, сердца!

Однажды в юности, так и не прорвавшись к Вам по студенческому Гнесинского училища на спектакль «Вагончик» во МХАТ, я, чтобы впредь такая досада не случилась, ради конспирации закончила театральный и проучилась у одной из Ваших актрис, у Солнцевой Риммы Гавриловны. А уж она рассказывала, как играла у Вас, в Вашем наипервейшем дебютном спектакле «Традиционный сбор» в Риге. И как Вы уже тогда не любили, как артисты шуршат страницами, листая роль. Я пронесла это знание через всю мою жизнь и буду нести дальше.

Запомните. Артисты! Кама Гинкас не любит шуршания страниц, вот этих всех мелких звуков, видимо, напоминающих о мелких человеческих страстишках. Это не в стиле Гинкаса. И это шуршание нарушает главное, что есть в театре – тишину. Ту самую трагическую тишину, которую искали древние греки. Она – и есть предвестник катарсиса. Он – и есть высокая суть искусства театра.

А я же, когда, наконец-то меня выгнали из театра до-гинкасовского периода, где все строилось на ревности и человеко-ломании, тут же – вырвавшись из плена – позвонила Вам, помните, Кама Миронович? И в тот же день – вы представляете, люди, в тот же! – я взяла из Ваших рук новую пьесу, и Вы тут же, передав ее мне, убежали из кабинета!

Когда Вы прибежали откуда-то обратно, я вся в слезах, еще дочитывала роль, а Вы уже стали со мной общаться, как с другом детства, которому доверяют сокровенное. А роль эта – опус Вашего талантливого сына Даниила Гинка, который хотел, кстати, ставить со мной Гамлета, да только руки не дошли. А мы с Вами хохотали, и плакали, и ползали вместе на коленках. Так было приятнее и слышнее. И дружнее. Мне никогда не было так весело на репетициях, как с Вами! Ни до, ни после! Вы – самый веселый режиссер на свете, Кама Гинкас!

Правда, когда я отказалась раздеться донага в финале и продолжала настаивать на том, что это не нужно в таком камерном пространстве и лишь будет нивелировать тонкость работы, Вы были несчастливы от мысли, что я оказалась готова не на все! Но я была готова на все, просто я искренне была уверена, что так будет хуже для Вашего замысла! Не хотела сбивать зрителя с ноты духовной на ноту физиологическую! Думаю, наш спор на этом не окончен!

В Бразилии мы играли в подземном гараже. Зрители приезжали на парковку и им под колеса бросалась женщина в порванной шляпке и мужских ботинках. А Центре Гротовского эта же женщина уже говорила не по-португальски, а по-польски и в снегопад подсаживалась к зрителям на ящики прямо на мостовой. Эта женщина в Нью-Йорке играла в подвале близ Тайм-сквер. Уже по-английски, много-много дней подряд, казалось, целую отдельную жизнь! Ах, сколько разных жизней мне было подарено Вами! Что ни новая гастроль, то новая жизнь! Вы не смирялись с тем, что я не знаю финского. И я его учила! Алька хюве!!! Танне! Танне!!!

А в Авиньоне я поехала играть по-французски и вместо Вас, репетировала там с Вашим письмом мне из реанимации. У Вас, наш драгоценный, случился тогда первый инфаркт. И если бы не Ваше гениальное письмо на клочке бумаге, написанное мне карандашом и не Ваша гениальная жена Маша, которую все знают, как знаменитую Генриетту Наумовну, я не смогла бы умирать на сцене десять дней подряд. Как в последний раз. Мы с Машей и директором театра Марком по ночам Вам звонили в реанимацию и каждый спектакль мы пробивали небо стрелами любви к Вам!

А значит, самое главное мое послание Вам – будьте всегда самым здоровым. А самым веселым и самым любимым Вы уже стали. Навсегда. Кама Гинкас – мой любимый режиссер. Это и так знают все. Пусть ревнуют. Пусть завидуют. Только не надо шуршать. Мы с Гинкасом этого не любим.

P.S. А тот недавний чай, которым Вы меня с Машей угощали в своем временном кабинете, был самым вкусным чаем на свете, и в наполненной ОМОНом Москве, Ваши голоса мне были самыми родными! Я вас обоих очень люблю! Вы для нас с Джоном стали семьей. Неотъемлемой частью нашей души. Дорогие! Будьте здоровы оба! Крепко обнимаем Вас! И ждем в гости на Крит! А книгу я напишу, как обещала. На Ваш заказ. «Мемуары одного спектакля, который жив».

Ваша Оксана.

  • Нравится



Самое читаемое

  • Скончался актер и музыкант Петр Деметр

    В Москве скончался заслуженный артист России Петр Деметр. Он был актером цыганского театра «Ромэн», много выступал с концертами, вел программу о цыганской культуре на телевидении. Ему было 79 лет, сообщает «Эхо Москвы» со ссылкой на информацию от друзей артиста. ...
  • Миронов и Хаматова снимутся в сериале «Горбачёв»

    Евгений Миронов и Чулпан Хаматова сыграют главные роли в многосерийном фильме «Горбачев», съемки которого онлайн-кинотеатр ivi запустит в следующем, 2022 году. 20-серийная историческая драма о первом президенте СССР Михаиле Горбачеве и его жене будет сниматься в Ставрополе, Москве, Рейкьявике, Вашингтоне, Берлине и Лондоне. ...
  • Принят закон о бесплатном втором высшем образовании в области искусств

    Сегодня, 9 июня, Госдума в заключительном чтении приняла законопроект о праве граждан, имеющих высшее образование, бесплатно получать второе или последующее высшее образование.      Так, в законе появится возможность для имеющих высшее образование получать на конкурсной основе второе или последующее высшее образование за счет средств федерального бюджета по образовательным программам в области искусств. ...
  • Сезон выдающихся актерских работ

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. Удачи; 2. Разочарования; 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Павлу Рудневу.  Удачи сезона В этом московском сезоне можно говорить о выдающих актерских работах. ...
Читайте также


Читайте также

  • Федор Федотов: «Как бы я ни любил кино, моя профессия – театр»

    Актер Федор Федотов служит в трех театрах Санкт-Петербурга. Но широкая популярность пришла к нему нынешней зимой – после выхода в прокат фильма «Серебряные коньки». – Федор, вам довелось испытать то, о чем многие артисты только мечтают. ...
  • К 60-летию Игоря Золотовицкого

    18 июня исполняется 60 лет ректору Школы-студии МХАТ, артисту МХТ им. Чехова, руководителю Центрального дома актера им. Яблочкиной Игорю Золотовицкому. В Художественном театре он играет почти сорок лет и без малого три десятилетия преподает в Школе-студии. ...
  • Мы родились в одном роддоме

    По совокупности серости, недообразованности и, конечно, старости всё чаще сталкиваюсь с тупиком невозможности сформулировать необходимое. Стремительно меняется существование человечков – ускорение прогресса рождает страсть искать новые формулировки. ...
  • Вечное состязание поэта и клоуна: на чьей стороне успех?

    Современный театральный процесс определяют два фундаментальных художественных мировоззрения: романтизм и авангард. Впервые наиболее наглядно их близость и, одновременно, резкое различие проявились в Париже в конце XIX века. ...
Читайте также