Лебединая песня Анастасии Волочковой

 

Как бы ни относились к Анастасии Волочковой, но, по сути, это единственная наша балерина, которая рискнула строить себя сама. Не довольствоваться двумя спектаклями в месяц, отведенными ей ГАБТом по штатному расписанию, но самовыражаться так, как считает нужным: устраивать концерты, мелькать на публике, быть героиней судебных процессов. Словом, иметь лицо по законам шоу-бизнеса.
Балериной Анастасия стала вопреки обычаю – ни дня не проведя в кордебалете. Мечту балерин, Одетту-Одиллию, она станцевала еще студенткой выпускного курса Петербургской академии русского балета. Юная, тоненькая и легонькая Волочкова была тогда замечательно хороша, что признавали не только зрители, но и мало склонные к похвалам коллеги.

Тем не менее ей не удалось сделать главного – застолбить свою творческую нишу. Другим танцовщицам этого поколения повезло больше. На сцене Мариинского театра выступали «божественная» Лопаткина, «экстравагантная» Вишнева, «чудо-девочка» Захарова, «интеллигентная» Думченко, «утонченная» Гумерова. И только Волочкова оставалась без персонального эпитета.

Она могла бы претендовать на амплуа дивы, но здесь ее опередила Юлия Махалина. Переиграть Махалину Волочкова не смогла. В диве соперницы явственно проступал декадентский надлом, любезный русской и в особенности петербургской душе. Дива же Волочковой роскошествовала с отстраненным и самодостаточным европейским шиком.

Эта особенность сказывалась на восприятии ее классических партий. Когда в монологе Никии Волочкова пускалась в раздолье канкана, которым поклонник парижской оперетты Лео Минкус сопроводил ориентальную вариацию Петипа, впору было забыть и о бутафорской Индии, и о трагической судьбе героини. Перед изумленным зрителем возникала картинка кабаре, где феерическая блондинка в индусских шароварах продуманно и расчетливо демонстрировала свое тело.

В столицу Волочкову пригласил Владимир Васильев, решивший придать лицу Большого черты европейского топ-стандарта. Он только что поставил свою версию «Лебединого озера», и с появлением Анастасии запутанная концепция обрела, наконец, внятность акцентов. Доселе загадочный конфликт сына-Принца и отца-Ротбарта обнаружил ясный смысл мужского соперничества, яростной схватки за обладание элегантной красотой. Другие исполнительницы, несмотря на все старания, не убеждали в неотвратимости святотатственного противоборства кровных родственников.

Затем Волочкова станцевала Раймонду, Никию, Жизель, мелькнула Царь-девицей в «Коньке-Горбунке», выступила во «Фрагментах одной биографии» и исполнила лучшую свою роль в современном репертуаре – Императрицу в «Русском Гамлете» Бориса Эйфмана. Ни одной партии не досталось ей в балетах Баланчина, самом удачном проекте Большого театра второй половины 90-х.

Отчасти недостаток танцевального рациона восполнили ее творческие вечера. Остальную энергию поглотила бурная околотеатральная жизнь. В Петербурге, где за четыре года Волочкова выучила и исполнила 14 ведущих партий, заниматься ею было просто некогда, но в Москве она внесла в служение муз непотребную суету. Это было судьбоносное решение. Волочкова, академическая балерина, подчиненная режиму и репертуару, начала стремительно угасать. Волочкова – медийный персонаж, звезда светской и скандальной хроники, столь же стремительно разгораться.

Природное своеволие, сдерживаемое в строгой Мариинке, в демократичном Большом расцвело и незамедлительно породило негативную реакцию. Ее первый московский педагог-репетитор Екатерина Максимова, отчаявшись призвать Волочкову к порядку, отказалась с ней заниматься. «Я перестала работать с Настей не потому, что она плохо репетировала, а потому, что я не воспринимала ее жизненную позицию, ее взгляды… – написала Максимова в недавних мемуарах. – Настя приходит на репетицию – звонят пять мобильных телефонов! То съемки для журналов, то для рекламы косметики, то показы мод, то вообще эстрадные концерты, а потом она заявляет: «Ой, у меня два дня осталось на подготовку роли!».

Артистка поменяла наставника, но терпению руководства пришел конец: с Волочковой не продлили контракт. Балерина отправилась в Лондон, где хореограф Деррик Дик, задумавший «Спящую красавицу», предложил ей роль злобной завистницы Карабос. Обольстительное исчадие ада имело успех, и, возможно, Волочкова так и осталась бы блуждающей западной звездой, благо, сил и техники было достаточно. Но произошло событие, вернувшее ее в Россию. На одном из фестивалей Анастасию увидел и пригласил в свой проект Юрий Григорович. Для «Лебединого озера», идею которого он лелеял с 1969 года, нужна была красавица-героиня. Балерин соответствующей внешности хореограф в Большом не усмотрел и условием своего возвращения поставил возвращение Волочковой.

В марте 2001-го Анастасия вновь утвердилась в труппе, а год спустя под свист и шиканье получила балетного «Оскара» – приз «Бенуа де ла данс». Событие заставило недовольных замолчать, а лояльных принять и одобрить уклад ее жизни, включавший три составляющих: светское времяпрепровождение, работу в Большом и бенефисы вне его. В последнем роде деятельности она уже могла считать себя ветераном – ее первый бенефис состоялся вскоре после переезда в Москву. Новоиспеченная солистка Большого театра решилась тогда обнародовать домашние опыты в яркой шоу-обертке, с соответствующими декорациями, цветом и звуком. Для балетной Москвы сам факт проведения такого вечера был шоком. До того на творческие отчеты отваживались исключительно мэтры и, как правило, под занавес карьеры.

[%3369%]На пятом году бенефисов запал балерины начал иссякать. Дивертисментные представления, объединенные невнятными идеями, приелись и публике, и самой артистке.

Впрочем, кризис еще не означал заката Волочковой-танцовщицы. Просто вектор ее усилий сместился в сторону Краснодарского балета Юрия Григоровича. Хореограф, вывезший Волочкову из Европы, и на этот раз не оставил ее без стационарного театра. Приглашение артистки в Краснодар выглядело продуманным ходом, мгновенно поднявшим и без того высокие акции местной труппы. После объявления о приезде опальной звезды билеты были буквально сметены, при том что цены на них взлетели троекратно.

Роль хозяйки Кубани Анастасия освоила в кратчайшие сроки. Без ее участия не обошлось ни одно пафосное мероприятие юга России, включая правительственные саммиты, благотворительные акции и кинофестивали. Список творческих достижений кубанского периода также впечатляет. Балерина станцевала главные партии в «Дон Кихоте», «Лебедином озере», «Баядерке» и «Жизели», а в августе, во время гастролей краснодарцев в Петербурге, вернулась на сцену Мариинки, исполнив роль Эгины в «Спартаке».

Репутацию Волочковой сильно испортил квартирный вопрос. Артистка увязла в эпопее со своими квартирами – московской и петербургской. Скандал будоражит общественность уже без малого полтора года, обрастая все новыми героями и подробностями.

Сначала ремонтники и дизайнеры, обустраивавшие невские апартаменты на Итальянской улице, заявили, что Волочкова не доплатила им 76 тысяч долларов. Затем экс-хозяин столичной квартиры на Петровке, у которого балерина купила жилье еще в 2001 году, вознамерился расторгнуть договор и вернуть былую собственность. Волочкова, естественно, возражала, что деньги уплачены, договор в порядке, а весь сыр-бор устроен исключительно ради ее деморализации... Судьи в обеих столицах проводят экспертизы, выслушивают истцов, тщетно призывают в суд ответчицу, и конца-края этому безобразию не видно. Разбираться, кто кого обидел и кто кому должен, устали даже выносливые бульварные репортеры, но машина работает – благодаря квартирной эпопее Волочкова постоянно на виду.

Исправно пиарит балерину и конфликт с Большим театром. В этом сюжете ясности больше. Отношения артистки с дирекцией чем дальше, тем откровеннее напоминают действующий вулкан. Первое громовое извержение в сентябре 2003 года, завершившееся судебной серией, выставило стороны в очень неприглядном свете. Волочкова проявила неумеренные для госслужащей амбиции, потребовав три «Лебединых» в Париже. Гендиректор Иксанов подставил собственных премьеров, которые, как оказалось с его слов, настолько немощны, что не в состоянии поднять штатную солистку театра. Ради сохранения репутации участников обмен любезностями следовало немедленно прекратить, ан нет. Вулканический процесс перешел в вялотекущую стадию, периодически проявляясь всплесками взаимных обвинений. Выиграла от этого, разумеется, Волочкова. В классическом варианте «обиженная артистка – вредный чиновник» симпатии непосвященного, как правило, на стороне первой.

Пикантность ситуации заключалась в том, что Волочкова по-прежнему значилась солисткой Большого, ей начислялась зарплата и выписывались репетиции. Балерина, будучи в Москве, аккуратно посещала ежедневный класс, но исполнять предписанные ей роли Мирты в «Жизели» и феи Сирени в «Спящей красавице» категорически отказывалась, требуя назад Одетту-Одиллию, Никию, Китри и Жизель.

Административная лава копилась-копилась и, наконец, прорвалась. Последнее извержение пришлось на апрельскую аттестацию, устроенную с целью очистить от балласта Большой балет. Аттестовались, то есть делали класс, двести танцовщиков (кто бы мог подумать, что в Большом такой многочисленный состав – на сцену регулярно выходит едва ли треть), а попросили из труппы четверых, в том числе и Волочкову. После этого Волочкова предъявила справку о беременности, и вопрос о ее дальнейшем пребывании в театре решился сам собой – права беременных охраняются трудовым законодательством. Более того, Волочкова пока не замужем, и, если она не вступит в брак официально, гендиректор может навсегда распрощаться с мечтой об ее увольнении, потому как мать-одиночку нельзя уволить ни при каких обстоятельствах.

Звездой светской хроники Анастасия, несомненно, останется, но возвращение на сцену, особенно в классический репертуар, дастся ей нелегко, если дастся вообще – умением держать форму Волочкова не блистала и до беременности. Дай Бог, чтобы это было не так, время покажет. Но в любом случае имя Волочковой уже зафиксировано в летописи русского балета. Потрясшие балетный мир десять лет ее скандальной карьеры – история по меньшей мере любопытная.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Балеты трех знаменитостей покажут в Москве

    28, 29 и 30 марта в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоится мировая премьера балета Aurea («Золотое сечение») в постановке испанского хореографа Гойо Монтеро, чье имя уже знакомо российскому зрителю. ...
  • В Мариинский театр съехались балетные звезды

    В Петербурге стартовал международный фестиваль балета «Мариинский», который продлится до 22 марта. Программа составлена преимущественно из классических постановок: «Баядерка», «Дафнис и Хлоя», «Жизель», с участием примы-балерины Большого театра Ольги Смирновой, «Спящая красавица», где главную партию исполнит прима Королевского балета Великобритании Лорен Катбертсон, «Лебединое озеро», где выступит премьер Парижской оперы Жермен Луве. ...
  • Фильм к 100-летию великого хореографа выходит в прокат

    Документальный фильм «Каннингем», снятый Аллой Ковган как посвящение мастеру, рассказывает историю великого американского хореографа. Мерс Каннингем не только поставил множество знаковых спектаклей, но и фактически воспитал новое поколение хореографов. ...
  • Большой театр готовится к гастролям в Омане

    Балет «Онегин» в хореографии Джона Крэнко представят в столице Омана, где с 23 по 25 января пройдут гастроли Большого театра. В нынешнем сезоне это не первый визит ГАБТа на Аравийский полуостров. В конце прошлого года (31 октября – 1 ноября) на сцене Королевской оперы Маската с успехом проходили выступления оперной труппы и оркестра: Большой театр представил на главной сцене Омана оперу «История Кая и Герды» Баневича. ...
Читайте также