Вечное состязание поэта и клоуна: на чьей стороне успех?

 

Современный театральный процесс определяют два фундаментальных художественных мировоззрения: романтизм и авангард. Впервые наиболее наглядно их близость и, одновременно, резкое различие проявились в Париже в конце XIX века.

10 декабря 1896 года состоялась премьера «Короля Убю» Альфреда Жарри, поставленного режиссером Орельеном Люнье-По в театре «Творчество». Это событие прошло, в целом, незамеченным для широкой публики и разве что на короткое время привлекло внимание громким скандалом. Зрители, собравшиеся на премьеру в зале Нуво-Театр, почувствовали себя оскорбленными первым же словом, прозвучавшим со сцены после открытия занавеса: «Merdre!», – и вскоре после начала подняли шум и не дали доиграть спектакль до конца.

Общественные скандалы стали гарантировать успех в искусстве позднéе, так что после короткой вспышки зрительского гнева непонятое произведение Альфреда Жарри было забыто на три десятилетия. В 1926 году Антонен Арто и сюрреалисты извлекли пьесу «Король Убю» из небытия и основали «Театр Альфреда Жарри». Этот театр остался в памяти в большей степени как манифестация намерений, чем как убедительный художественный результат. И все же, обернувшись (вместе с сюрреалистами) назад и припомнив события 30-летней давности, люди театра ясно осознали, откуда надо вести историю театрального авангарда и как толковать главного героя пьесы Альфреда Жарри. Папаша Убю – первый клоун, надевший на себя королевскую мантию в новейшее время и занявший трон мифической Польши – стал символом авангардного вторжения в театр. Таков «казус Убю»: обрести статус легенды и репутацию зачинателя нового направления не через успех, а через воспоминание.

27 декабря 1897 года в Театре Порт Сен-Мартен состоялась премьера «Сирано де Бержерака» Эдмона Ростана – одного из самых успешных европейских спектаклей рубежа XIX–XX веков. Успех «Сирано» был настолько велик, что в прокате этого спектакля долгое время работала известная сегодня «бродвейская» схема: спектакль исполняли каждый день – неделями и месяцами, и тысячный зал театра был на всех показах заполнен. Устойчивый успех, сопровождающий большинство будущих постановок пьесы Эдмона Ростана, можно было предсказать с первых же минут премьеры. Зрительный зал взорвался овациями сразу после открытия занавеса, отозвавшись на декорацию первого акта. Затем публика реагировала аплодисментами на большинство поэтических афоризмов Сирано, которыми так богат текст Ростана; а в финале после закрытия занавеса зрители не расходились еще в течение часа, и овации звучали непрерывно.

Географически Нуво-Театр и Théâtre de la Porte Saint-Martin разделяет всего лишь получасовой путь на экипаже; хронологически – целый год богатейшей художественной жизни Парижа. Счастливцы, попавшие на первый показ комедии Ростана, конечно, не вспоминали жуткого Папашу Убю в исполнении Фирмена Жемье, когда раз за разом вызывали на поклоны Коклена Старшего, чей Сирано сразу был признан безоговорочным актерским триумфом. В этом историческом соседстве скандального трагифарса, написанного изначально для кукольного театра, но сыгранного живыми артистами, и «героической комедии», помещенной в куртуазно-рыцарский мир эпохи Людовика XIII, было много пророческого для современного искусства.

Пророчество можно усмотреть, прежде всего, в оппозиции двух стилей актерской игры, манифестированных в этих двух спектаклях: под знаком этой оппозиции мы живем по сей день. Если воспользоваться самой старой европейской формулировкой о типах театральных героев, в героической комедии «Сирано» показывали людей «лучше, чем мы сами», а в фарсе «Убю» – людей «худших, чем мы сами». «Людям лучшим» соответствует «галантный», возвышенный стиль, а «людям худшим» – марионеточный, в котором нет внутреннего, а только все внешнее, и эмоции отыгрываются не через переживания, а через трюки. «Люди лучшие» – значит, живущие не в наше время: отсюда романтический историзм, удаленность в прошлое, в котором остался жить идеал красоты. «Люди худшие» – значит, живущие не в нашей бытовой действительности: отсюда аляповатый и грубый по своей твердой, деревянной фактуре кукольный балаган, в котором так трудно бывает показать живую душу. Рядом с этими двумя стилями в те годы только-только начал формироваться третий стиль, в котором играли людей «таких, как мы»: до сих пор самый неустойчивый в театре, то и дело сбивающийся в сторону то поэтической возвышенности («Сирано»), то кукольного балагана («Убю»).

Интереснее всего то, что пророчество кроется и в распределении массового зрительского успеха. Романтико-историческому направлению успех сопутствовал сразу же – открыто, ярко, безоговорочно. Авангард шел через непонимание, скандалы, забвения и захватывал культуру противоречивым, болезненным, тревожащим соединением идейной силы с энергией нереализованности. Через зрительское непонимание прошли почти все авангардные спектакли начала века. Кто-то говорил: это потому, что почти во всех своих манифестах творцы авангарда заявляли о своем недоверии к публике и ее вкусам – и публика платила творцам взаимностью.

Проходя через непонимание и неприятие, авангард в театре то и дело повторял «казус Убю». Многократное повторение «казуса Убю» приучило театральную культуру к терпеливой сдержанности по отношению к новым авангардным «вторжениям». Большинство из них будут проверены на успех репертуарной жизнью, к большинству вернутся историки театра в будущем, чтобы переосмыслить их значение.

Для меня же самое поучительное в том далеком соседстве поэта-рыцаря и клоуна-марионетки – соседстве, ставшем прологом к истории театра XX и XXI веков, – это то, что, пожалуй, ни одному авангардному произведению не был свойствен столь же массовый, безоговорочный, прочный и долгий успех, какой был характерен для «Сирано».

  • Нравится



Самое читаемое

  • В Никола-Ленивце открывается фестиваль «Архстояние»

    С 23 по 25 июля в арт-парке «Никола-Ленивец» пройдет Международный фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние». Гостей ждут перформансы известных современных художников, концерты и три новых арт-объекта. Общая тема смотра – «Личное»: по мысли организаторов, художники должны сбросить маски и прочие общественные регалии ради простоты и искренности. ...
  • Театрам разрешили полные залы при условии введения QR-кодов

    Московские театры и другие учреждения культуры получили возможность заполнять зал на 100% при условии введения системы пропусков по QR-кодам. Об этом сообщили в Департаменте культуры Москвы. Организациям, которые будут пускать посетителей по QR-кодам, не нужно будет соблюдать ограничения по количеству зрителей при проведении культурно-досуговых или зрелищных мероприятий - спектаклей, концертов, представлений, лекций, творческих встреч и кинопоказов. ...
  • «Плач женщины на могиле мужа оскорбляет военных?»

    Большой резонанс в СМИ и театральной сфере вызвало недовольство ветеранов организации «Офицеры России» премьерным спектаклем «Первый хлеб» в театре «Современник». «Офицеров России» возмутило использование актерами ненормативной лексики, «неприкрытая пропаганда однополой любви и ценностей ЛГБТ-сообщества». ...
  • «Офицеры России» жалуются на Театр «Современник»

    Общественная организация «Офицеры России» обратилась в Генпрокуратуру и мэрию Москвы с заявлением по поводу премьеры «Первый хлеб». Поводом, как утверждают составители обращения, послужило оскорбление ветеранов. ...
Читайте также


Читайте также

Читайте также