Мир фальшивых богов

Как прошла открытая репетиция «Ночи в отеле» в Театре О. Табакова

 
Спектакль «Ночь в отеле» по пьесе Терри Джонсона возвращается в репертуар Театра Олега Табакова в новом составе и на новой площадке –  вместо подвала на Чаплыгина постановку будут играть на Сухаревской сцене, где 9 и 22 октября пройдут первые показы спектакля. Но некоторые зрители уже не только посмотрели постановку на открытой репетиции, которую провели в театре в качестве эксперимента, но и обсудили ее с актерами и режиссером Владимиром Машковым.

- Владимир Львович, посылала ли вам судьба какие-то знаки перед сегодняшним спектаклем?
- У нас на «Атоме Солнца» написана фраза Олега Табакова: «Театр — это единственное место, где чудо еще сохранилось». Вот я в надежде на чудо, желая получить знак, поехал перед спектаклем во дворик Леонтьевского переулка, где жил Станиславский. Три часа ночи. Вечером - открытая репетиция. Я на самокате во дворике. Никого нет. Обхожу дом Станиславского. Вижу два красных глаза - сигнализация.  «Неприятный какой-то сигнал,» - думаю. Взволнованно постоял еще немного - больше знаков никаких не вижу.  Собрался уходить. И вдруг на большой двери вижу лист бумаги, на котором написана фраза: «Толкайте от себя».  И в этой фразе есть система: нужно действовать от себя, быть собой. А в нашем спектакле мы как раз пытаемся исследовать, что значит быть собой.

- Вы верите, что Эйнштейн, Монро, ди Маджо и Маккарти действительно встретились когда-то в отеле? Или это игра воображения автора? Ведь в 50-е годы мир уже не перекрыт, а Эйнштейн не гражданин Америки и может запросто уехать от шантажиста Маккарти.

Владимир Машков:
- Это ваш взгляд на историю. Но она действительно могла произойти, как и многие интересные встречи, о которых мы не знаем. Для меня эта встреча состоялась. Бесспорно.

Насчет исторических несостыковок: пьеса ведь написана не американцем, а англичанином, который смотрит на Америку с острова. И его главная задача не историческая точность, а изображение мира фальшивых богов, которых люди сами воздвигли. Так появилась Мерилин Монро, ненавидящая свой роскошный образ и мечтавшая о судьбе Элизабет Тейлор. Джо ди Маджо, великий спортсмен, который был быстрее, ловчее, обаятельнее всех. Маккарти - яростный человек, ведущий за собой множество людей.  Для меня герои этой пьесы, как четыре стихии, которые всё время находятся в столкновении, но при этом необходимы друг другу. Наша задача была пройти через эмоциональный процесс от себя, исследовать структуру каждого образа, найти в себе соединение этих стихий и посмотреть на историю их глазами, потому что наш театр, прежде всего, - психологический, мы исследуем закономерности поведения человека или их нарушение.

- Сейчас очень популярны биографические истории в кино и театре. Но если о Горбачеве, о котором поставлен спектакль в Театре Наций, мы многое знаем, то какими были Монро или Эйнштейн непонятно. Откуда вы черпали информацию о них и насколько ваши образы получились похожи на реальных людей?

Авангард Леонтьев (Эйнштейн):
- В основном, из погруженности режиссера в эту историю. Он нас увлекал, и все наши роли сыграл ещё на первых репетициях, потому что не мог уже рассказывать. Еще я пытался читать книги, но это давалось тяжело. Там начинались термины, и на седьмой странице я думал: «Какой я глупый человек, необразованный!» И вдруг мне попалась книжка Максима Чертанова – это псевдоним какой-то замечательной дамы, которая пишет биографические книги. Стал читать. «Боже мой! Я все понимал!» Она так обличила жизнь моего героя, что я понял: я и есть Эйнштейн!

Ну, и моя фантазия помогла, конечно. Эйнштейн ведь очень наивный человек – он так написан автором. Мог встретиться и с Мерилин Монро, увлечься ею. Я видел в музее Коненково скульптуру его жены, когда она еще была молода. Это божественной красоты женщина! Такой вспыльчивый и жаркий человек, как Эйнштейн (нам кажется, что он таким был), не смог бы пройти и мимо Монро.

Анастасия Тимушкова (Мерилин Монро):
- Мне повезло больше, потому что о Мерилин Монро снято много документальных фильмов и написано книг. Я могла посмотреть, как она существовала в реальной жизни. Мне понравилась книга «Мэрилин Монро. Страсть, рассказанная ею самой» — это расшифровка аудиозаписей ее бесед с психологом. В этой книге Норма Джин была очень честной и рассказывала, как ей было больно и тяжело, как ее не понимали. При этом о Монро она говорила в третьем лице. То есть на протяжении многих лет Норма оттачивала этот образ, а потом он ее победил. Я свою героиню пожалела чисто по-человечески. Она всю жизнь хотела показать себя Нормой Джин, а не Мерилин Монро: «Примите меня такой, я хочу играть другие роли, почему мне достаются только глуповатые блондинки?» Я решила показать ее нежной, временами потерянной, не знающей, как дальше жить и что делать.

Сергей Угрюмов (Джо ди Маджо):
- Бейсбол в Америке - игра номер один, а мой герой, Джо ди Маджо, не превзойденный до сих пор бейсболист. Он был невероятно выносливым человеком и показывал рекордные результаты на протяжении тринадцати сезонов. Он был совершенен в этом. Но как сыграть совершенство? Это невозможно.

В нашем спектакле сталкиваются сразу четыре совершенных человека, которых нужно оживить, «присвоить» и сыграть правдоподобно. Чтобы вы поверили, что вот так ди Маджо кричит, вот так переживает, вот так любит... Он на самом деле необразованный итальянец, сын рыбака, но люди вознесли его на пьедестал. И этот пьедестал оказался рядом с пьедесталом прекрасной женщины, которую желал весь мир. И самое интересное, как эти две глыбы общались между собой. Об этом я могу только догадываться по их совместным фотографиям. Насколько он был счастлив, просто ошеломлен! Мы не знаем, каким Джо ди Маджо был в жизни, потому что его снимали, чтобы зафиксировать и разъять гармонию этого спортивного совершенства. На кадрах можно увидеть, насколько он грациозен в момент игры. Но не более того. Конечно, сохранились записи друзей о нем. Но это их взгляд на ди Маджо, которого я продолжу совершенствовать.

- Все герои, кроме сенатора Маккарти, психологически травмированы. Есть ли перспектива раскрытия этого персонажа или он, как воплощение абсолютного зла, не может рефлексировать?

Александр Фисенко (Джозеф Маккарти):
- Вы правы в том, что зло зачастую не имеет мотивации к сожалению о чем-то. Но как актер я всегда пытаюсь понять и оправдать своего персонажа, образ которого выстраивался по ниточке. Я думаю, что сама жизнь заставляет людей типа Маккарти быть такими, выносит их на поверхность. А дальше они становятся у руля и берут на себя ответственность за большое количество людей. В одной книге я как-то прочитал: «Выбор сковывает волю». Это странная, парадоксальная фраза. Но пока ты не сделал выбор - ты свободен. Поэтому многие лидеры агрессивны и раздражительны - они вынуждены часто брать на себя ответственность, делать выбор, практически отказываясь от своей жизни.

Как вы относитесь к финалу? Сенатор, Ученый, Актриса и Спортсмен ответсвенны за создание атомной бомбы и взрыв?
Владимир Машков:
- Весь наш разговор только о том, могут ли эти люди винить себя. История с ответственностью великого ученого за то, что он убил детей атомной бомбой, для меня и есть изучение степени своей ответственности за то, что происходит в мире. Я не понимаю того ужаса, который охватил Эйнштейна. Моего личного опыта для этого не хватает, поэтому я могу только, как в зеркале, проецировать свое видение.

Вы слышали про Петрова, который в 1983 году не нажал ядерную кнопку? Он сел подменять другого сотрудника. И в этот момент загудели все лампочки, мол, вылетело ядерное оружие с территории. Тревога. И он должен был нажать ответный удар. А он засомневался. Стал звонить всем службам – но никто ничего не видел. В общем, кнопку Петров так и не нажал. А там действительно произошел сбой в системе. Но он не выполнил приказ. Это к вопросу о выборе и личной ответственности.

Сергей Угрюмов (Джо ди Маджо):
- Если этим великим людям кто-то подражает - значит они могут на что-то повлиять. От наших четырех героев зависит создание атомной бомбы. Должны ли они взять на себя ответственность за ее решение? Должны.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «В культуре нельзя ничего ломать»

    Директор Театра Вахтангова прокомментировал решение региональных властей обезглавить Хабаровский ТЮЗ, уволив успешного директора Анну Якунину, которая вывела театр на первые позиции.   У меня всё не выходит из головы ситуация в Хабаровском крае, где по решению местного министра культуры была уволена с должности прекрасный, опытный директор Хабаровского ТЮЗа Анна Анатольевна Якунина и директор Хабаровской Краевой филармонии Емельянов А. ...
  • Александр Калягин: «За что увольняют успешно работающего руководителя?»

    Александр Калягин обратился к губернатору Хабаровского края Михаилу Дегтярёву с просьбой вмешаться в ситуацию с увольнением директора Хабаровского ТЮЗа. Ранее сотрудники театра выступили против решения местного Минкульта и потребовали вернуть Анну Якунину. ...
  • «Дань художественному безумию и свободе»

    «Черных монах» гамбургского театра Thalia, поставленный Кириллом Серебренниковым, открыл 76-й Авиньонский фестиваль. Что о спектакле российского режиссера писали в зарубежных СМИ? «Беспрецедентный драматический транс» Зритель, окруженный мощными образами и ангельскими песнопениями, попадает в космический круговорот, где искусство, любовь, гений и безумие играют рука об руку. ...
  • «Последний поезд» станет «первым»

    Вчера, под занавес юбилейного 95 сезона «Ленкома Марка Захарова», состоялся предпремьерный показ – сдача творческому совету театра   спектакля «Последний поезд» по пьесе Вины Дельмар «Уступи место завтрашнему дню» (Авторская версия Сергея Плотова). ...
Читайте также