Ирина Петровская: «Мы наблюдаем деградацию»

 

Журналистка и телекритик Ирина Петровская считает, что, несмотря на однобокость и пропаганду, польза в телевидении для зрителя все же существует. При этом добавляет, что агрессия на ТВ давно стала нормой и без нее некоторых телеведущих уже сложно представить.

– Если зритель умный и сам умеет отбирать то, что ему предлагают, «меню» ведь огромное, он сможет найти пользу от телевидения. Вот, например, недавно на Первом канале показали гениальный фильм «Кто тебя победил никто» Любови Аркус, посвященный актрисе Алле Демидовой, в самое нетипичное время для такого рода фильмов. Но он шире, это портрет времени, в котором появилась и творила Демидова. Это история театра, культуры, совершенно невероятных десятилетий, начиная с 60-х годов прошлого века. Зритель, который посмотрит этот фильм, безусловно, найдет для себя много полезного и просветится, если есть желание. Но поскольку телевидение все-таки во всем мире это в известном смысле навязанная услуга, за нее не надо платить, то человек не очень разборчивый, не привыкший самостоятельно делать выбор, рискует нарваться на откровенные образцы ненависти, агрессии. И он не всегда сможет отличить черное от белого и белое от черного, тем более, в искусстве манипуляции многие пропагандисты весьма преуспели. Для слабых, мягк говоря мозгов, это очень опасная штука.

Просветительская функция у телевидения сегодня есть, но она точечная, не системная. Есть канал «Культура», мы можем говорить о том, что более или менее функция просвещения там присутствует. Но мы знаем, опять же, что у «Культуры» крайне небольшая аудитория по сравнению с аудиторией массовых каналов. Многие, кстати, пропагандисты считают, что и пропаганда – это просвещение своего рода, разъяснение, что в этом нет ничего дурного. Они всегда ссылаются на примеры пропаганды здорового образа жизни, нормальных семейных отношений. Но это такая манипуляция и подмена.

В смысле агрессии, телевидение несамостоятельное, оно выполняет определенные установки. Это ни для кого не секрет. И поэтому, когда будет установка уменьшить эту агрессию, наверное, ее сократят. На самом деле тогда нужно, чтобы сменился отряд людей, которые эксплуатируют агрессию и ничего другого уже не могут производить. Если вы посмотрите эфиры, например, Владимира Соловьева (это наиболее показательный случай такого агрессивного ведущего), то понятно, что в нормальной мирной ситуации он уже существовать не сможет. Это его питательная среда, он подпитывается от собственной агрессии, заводится. Недаром, когда в «Новой газете» вышел огромный материал Веры Челищевой про нынешних телеведущих с эволюцией, как они начинали в 90-е и какими они стали, когда психиатр анализировал поведение Соловьева, обнаружил некоторые черты тех психических изменений, которые являются прерогативой и компетенцией специалистов именно этого рода.

Есть ли перспективы развития нашего телевидения? Это мне напоминает анекдот, когда сантехника позвали починить кран, а он посмотрел и сказал, что так не пойдет, систему надо менять. Мы прекрасно понимаем, что телевидение сегодня, несмотря на то что оно теряет аудиторию, это факт, тем не менее это сегодня один из важнейших инструментов системы, а фактически это департамент пиара государственной политики. Бывали случаи, когда телевидение предвосхищало и во многом опережало перемену системы. Это произошло на смене вех в конце 80-х годов. Когда только еще государственная политика гласности, перестройки намечалась, штрихами была объявлена и при этом немного был ослаблен поводок, на котором держали в первую очередь телевизионщиков. Но выяснилось, что если немножко его ослабить, дальше оно уже начинает жить по каким-то своим законам, срывается с этого поводка и во многом предвосхищает перемены и приближает их в первую очередь потому, что оно таким образом в головы своих зрителей закладывает определенные идеи. Поэтому, например, «Взгляд» или «До и после полуночи» опередили то, что происходило в тот момент с государством и с переменами. Но я думаю, этот опыт осмыслен, и поэтому еще не скоро телевидение ослабит этот поводок. Но в то время не было альтернативы. Сегодня у телевидения есть очень серьезные альтернативы в виде множества независимых каналов, которые уже не нуждаются в этом большом эфирном пространстве. Они работают на своих, часто вначале локальных, youtube-каналах. Это пример Дудя, Пивоварова и многих журналистов, которые делают очень качественный контент, и он по просмотрам порой опережает такую мощную по охвату структуру, каковой по-прежнему является эфирное телевидение.

Мы наблюдаем деградацию на телевидении. Во-первых, она выражается в отсутствии новых идей. Вот начался новый сезон. Какое-то время назад это всегда был как новый год. Каналы заранее готовили новые проекты, переманивали к себе каких-то известных ведущих, делали ставки на новые лица. Сейчас ничего этого нет. Они спокойно уже могут жить без конкуренции. Контент на большинстве каналов одинаковый, потому что уже почти ничего не значат для рекламодателей рейтинги или какие-то репутационные достижения. Нет, они существуют в отдельном коконе, в абсолютном спарринге со своими кураторами. Они работают для одного зрителя, а не для миллионов. Им главное – в этой части угодить, а зрителю будет развлекательный контент, который до поры до времени устраивает. Но мы знаем, что еще одна огромная проблема телевидения в том, что аудитория неудержимо стареет. А стратегий развития на какое-то время вперед мы давным-давно ни от кого из топ-менеджеров и руководителей каналов не слышали.

Насколько адекватна история с травлей Ахеджаковой? Те люди, которые сегодня получили карт-бланш насаждать повсюду свои представления о прекрасном, о святом, плюс проникнутые этой агрессией, которая льется с экранов и волей-неволей сообщается некоторому количеству людей, могли напасть на кого угодно. Театр здесь совершенно ни при чем и не виноват. Мы знаем, что похожие истории были, когда православные активисты приносили свиную голову к Художественному театру, где Богомолов ставил «Идеального мужа». Это бывает, но другой вопрос, что у нас все перевернуто с ног на голову и в результате виноватыми оказываются те, кто ставит, играет, а вовсе не те, кто нападает, исходя из собственных представлений «о прекрасном». Спектакль «Первый хлеб» я не видела, не успела посмотреть. Вместо того чтобы вызвать в Следственный комитет и оштрафовать людей, которые считают, что вправе диктовать искусству, артистам, писателям, режиссерам, что и как должно идти, вызывают актрису, которая от имени своей героини произносит кощунственный, по их мнению, текст. Так мы будем скоро привлекать к суду Раскольникова, Сонечку Мармеладову или Катерину из «Грозы», которая подает нам дурные примеры суицидальных настроений.

Подрастающее поколение, давайте признаем, телевизор-то и не смотрит. Но агрессии хватает и в той среде, в которой оно днюет и ночует – в интернете. Это и агрессивные компьютерные игры, и агрессивные фильмы, которые они смотрят. Другой вопрос, что это тоже не вопрос такого прямого запрета и регулирования. Наверное, этим должны заниматься в семье, школе, хотя в школе, я думаю, наоборот агрессия часто умножается. В целом настроение, когда дети видят все время озлобленных взрослых вокруг себя, озлобленных, ненавидящих их преподавателей и педагогов, которые способны унизить, к примеру, подростка за крашеные волосы, устроить ему дикую обструкцию.

В целом атмосфера сегодня – удивительно нетерпимая, злобная. Влияет ли на это телевидение? Влияет. Все влияет, это комплекс. Нельзя сказать, что подрастающее поколение агрессивно, потому что смотрит телевизор. Оно агрессивно, потому, особенно если брать какие-то небольшие города, что видит беспросвет вокруг себя, как родители либо бьются в поисках работы, денег, либо наоборот – уже не бьются, опустили руки и предаются пьянству и махнули на своих детей. Когда эти подрастающие видят, что у них почти нет впереди ничего, кроме того, что они видят у родителей, когда никакие социальные лифты не работают, все это рождает агрессию. Плюс безусловно влияет расслоение: почему у этого есть, а у меня нет и никогда не будет. Это все рождает агрессию и ненависть к социально чужим, успешным. А телевидение могло бы работать на то, чтобы показывать, как достигается успех, почему и как те или иные люди к нему приходят, чего это стоит. Мы же этого нигде не видим, нет ни одной такой программы. Вот это была бы пропаганда в хорошем смысле слова чужого позитивного опыта, который мог бы, наверное, пригодиться определенным людям.

Еще Блоги 

Поделиться в социальных сетях:




ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Борис Берман: «Вести с фронта, или Как я попал под раздачу»

    Битва между фарм.гигантами набирает обороты. Однофазный Джонсон, который ещё позавчера был в Германии вполне легален, выбыл из этого ряда. Чтобы человек, которому вкололи Джонсон, считался бы вакцинированным, ему надо поставить Модерну или Пфайзер. ...
  • Борис Берман: «133 минуты потерянного времени»

    133 минуты потерянного времени - фильм Брюно Дюмона «Суперзвезда» с Леа Сейду в главной роли. Здесь всё неправда. От слёз Сейду (а плачет она постоянно) до показа технологии телевизионных передач (героиня - ведущая популярного политического телешоу). ...
  • Борис Берман: «Только не надо про "затянуто"...»

    «Не смотрите наверх» Адама Маккея - кино, которое поднимает настроение. Хотя, казалось бы, фильм о неминуемом конце света… От чего тут подниматься настроению? Причин несколько. 1). Это талантливое кино. А талант, в чем бы он ни проявлялся, всегда несёт в себе азарт здорового оптимизма. ...
  • Ксения Ларина: «Мне больно ужасно от ухода Сергея Соловьева»

    Мне больно ужасно от этого ухода. Сергей Александрович Соловьев, САС, был очень близким мне человеком - по чувству юмора, по ироничному отношению к жизни, по романтическому отношению к любви. Черт возьми. Я не критик. Я человек, которому волею судьбы выпало счастье общения с лучшими людьми страны. ...
Читайте также