Борис Берман: «Разве не для этого мы ходим в театр?»

«Война и мир» Римаса Туминаса

 
«Война и мир» Римаса Туминаса в Театр имени Евгения Вахтангова.

Прежде всего, кому бы я не посоветовал идти на этот спектакль:
а) тем, кто не читал роман Толстого, а лишь «проходил» его в школе;
б) тем, кто находится под неизгладимым впечатлением от фильма Бондарчука С.Ф. «Война и мир»;
в) тем, кто любое отклонение от классического текста или (о, ужас!) вольную его трактовку считают надругательством и кощунством.

Обозначенные в пункте «а» ничего не поймут в спектакле. Здесь нет ничего, что могло бы выглядеть пояснительной иллюстрацией к многофигурной композиции толстовского романа. И если вы, к примеру, не знаете, кто такая Анна Павловна Шерер, вам не понять, отчего ей все так внемлют в первом акте…

Туминас играет со смыслами, заложенными в памяти тех, кто читал роман. А если ничего не заложено, так и игру режиссёра, изощренную, ироничную, - вам не понять.
И это никакой не снобизм. Это - условия игры. Вы же не станете рассуждать о шахматах, не зная разницы между ферзём и ладьей. Так и здесь.

Теперь о тех, кто считает, что «Война и мир» - это то, что они увидели в фильме Бондарчука С.Ф. Здесь всё иначе. Нет роскошных нарядов, расшитых золотом мундиров, нет блестящего, словно лёд, паркета… Да и войны, как таковой, здесь тоже нет.
Есть громадная, во всю сцену, стена, однотонная и могучая (сценография Адомаса Яцовскиса). Стена движется под разными углами, выводя в центр моего зрительского внимания то одних героев, то других. Эта стена как знак рока. Ведь сюжет романа то и дело ставит героев в то положение, которое по-русски называется «прижат к стенке».

И Андрей Болконский, который не любит жену, и Пьер, безуспешно идущий самое себя, и Наташа, предающая Андрея, - все они «прижаты к стенке».

Теперь о «надругательстве над классикой». Этого тут сполна. Впрочем, тем, кому посчастливилось видеть в Современнике поставленное Туминасом «Горе от ума», имеют представление о том, как этот режиссёр обходится с каноническим материалом.
Для него нет канонов (точнее сказать, для него нет стандартов). Единственный, как мне кажется, канон Туминаса - включить зрителя в размышления о том, что его, Туминаса, волнует в настоящий момент. Здесь и сейчас.

Поэтому нет в спектакле ни «дубины народной войны», ни Платона Каратаева, ни капитана Тушина, ни пресловутого, навязанного нам в школе разделения на «ум ума» (это как бы про Болконских) и на «ум сердца» (ну, это про Ростовых)… Много кого нет в спектакле Туминаса. Зато есть Мария Игнатьевна Перонская; ей в романе отведено совсем мало места: ну, родственница графини Ростовой и, как пишет Толстой, «худая и желтая фрейлина старого двора, руководящая провинциальных Ростовых в высшем петербургском свете». Зато Туминас сделал из Перонской  камертон спектакля, но камертон своеобразный: она, если угодно, «рыжий клоун», ей отданы самые острые репризы, самые экстравагантные фортели. Перонская - в виртуозном, каскадном исполнении Людмилы Максаковой - снижает пафос многих сцен, сводит на нет патетику, которая - на подсознательном уровне - связана с восприятием толстовской эпопеи.

Сравнение с «рыжим клоуном» возникло у меня не случайно. Ибо поначалу, в первом акте (а всего их три), когда Туминас знакомит нас с героями своего романа, действо спектакля похоже на цирк. Лихие пробежки, короткие реплики, актерская пластика - всё не «как в жизни», а будто  на цирковой арене…
Настораживает? Да. А хочется смотреть дальше? Да, да, да!

Характеризуя свою «Чайку», Чехов сказал, что это «пять пудов любви». А Гончаров свой текст о «Горе от ума» назвал, как известно, «Мильон терзаний». Так вот, «Война и мир» Туминаса - это и «пять пудов любви», и «мильон терзаний». То, как режиссёр рассказывает о поиске любви, напомнило мне стиль Альмодовара, который в формате, весьма похожим на «мыльные оперы», приходит в итоге к выводам сущностным и, что называется, предельным.

Быть может, я ошибаюсь, но это я увидел и у Туминаса.

Андрей не любит Лизу, Лиза умирает при родах; Пьер не хочет жениться, но женится, Элен ему изменяет, Пьер готов ее убить; Андрей на балу влюбляется в Наташу (при том, что ни сцены в Отрадном, ни ночного разговора Наташи с Соней - ничего этого нет), Наташа отвечает ему взаимностью, но год надо ждать, а Наташе шестнадцать лет (гормональный взрыв), и когда Андрей уезжает воевать, Наташа готова изменить ему с Курагиным…
Ну, разве не «мыльная опера»?

Однако волшебством Туминаса вся эта сериальная фабула трансформируется в поэзию.

Как он это делает, я не берусь объяснить.
Ему не нужны ни точки, ни тире, ни вводные слова, у него свой синтаксис. И главный глагол в его синтаксисе - глагол «любить».

От разных актеров, работавших с Туминасом, доводилось слышать, что он на репетициях «шаманит»: ему важно донести до артиста не слова, а чувство.
О том, что такое «шаманство» эффективнее слов, доказывает и «Война и мир». Актерский ансамбль - четкий, как швейцарские часы, и меткий, как автомат Калашникова. Автор целится в сердце и попадает в него.

Перечислять всех артистов я не стану, тем более, что в «Войне и мире» заняты два состава. Но двух актеров не назвать не могу.

Старого князя Болконского играет Евгений Князев. Опытнейший мастер, с богатым и разнообразным репертуаром, но здесь он  проявляет такую амплитуду актерскую, что диву даёшься. Князев не «мастерит», не прибегает к внешним уловкам - он  пропускает через себя и текст толстовский, и характер своего неприкаянного героя. И вот эта неприкаянность, эта невозможность обретения счастья - становится, мне так кажется, главным нервом спектакля Туминаса.

В тот день, когда я смотрел спектакль, Пьера играл Павел Попов. На этого молодого актёра  обратил внимание ещё в «Нашем классе». Артист незаурядный. Но Пьер… Это же глыба, средоточие многих дорогих Толстому смыслов. И Попов блистательно справился со сложнейшей своей ролью. В его Пьере столько боли, столько смятения, столько наивности… На наших глазах, от сцены к сцене Пьер, сыгранный Поповым, обретает масштаб поистине трагический. И когда ближе к финалу он говорит, что счастье - это отсутствие страданий, зал, такое ощущение, переживает то, что зовётся катарсисом.
Хотя, быть может, насчёт всего зала я погорячился. Но если про меня, - то точно.

Разве не для этого мы ходим в театр?

P.S. Три акта, два антракта, 4 часа 45 минут. Пролетели, как один миг. Миг счастья.
 


Поделиться в социальных сетях:



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Читайте также

  • Юрий Чурсин: «Актёрство – это постоянный огонь»

    После длительного разрыва с театром Юрий Чурсин вернулся в МХТ им. Чехова: в спектакль «Лес», который сделал молодого актера в 2005-м едва ли не главным героем театрального процесса, и на новые роли. Мы поговорили о премьере «Сирано де Бержерак», опальных поэтах и реабилитированных сегодня понятиях. ...
  • Итоги сезона: курс на историческую рефлексию

    По традиции, летом «Театрал» попросил экспертов выделить главные направления минувшего сезона: 1. События, 2. Разочарования, 3. Тенденции. Сегодня – слово театральному критику Марине Шимадиной.  Тенденции Начать стоит с тенденций. ...
  • ЗвукоДраму о цирке СССР 70-х годов покажут в ЦДР

    29 и 30 июня в Центре драматургии и режиссуры состоится премьера спектакля Павла и Данилы Рассомахиных «Следующим номером...» – звукодрама на тему эстрады и цирка СССР 70-х годов. Эта постановка – о времени, когда артисты обходились без дорогого шоу и могли собрать стадион, рассчитывая лишь на свой талант; и о цирковом артисте, который был готов на всё ради своей мечты – поездки на международный конкурс в Монте-Карло – но столкнулся с ложным доносом и невозможностью выехать из страны. ...
  • Гоголь-центру угрожает закрытие

    Гоголь-центр могут закрыть. Контракты художественного руководителя Алексея Аграновича и директора Алексея Кабешева со столичным Департаментом культуры – под вопросом. Об этом сообщает RTVI, ссылаясь на источник, близкий к ведомству. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • Умер ведущий телеканала «Россия-Культура» Алексей Бегак

    Художник и телеведущий Алексей Бегак скончался 29 мая в возрасте 62 лет, сообщили коллеги ведущего. «С прискорбием сообщаем, что сегодня на 63-м году жизни скончался художник, ведущий программ телеканала «Россия-Культура» Алексей Бегак», – цитирует РИА заявление «Смотрим». ...
  • Анна Чиповская уходит из Театра Олега Табакова

    Анна Чиповская доигрывает последние спектакли и уходит из Театра Олега Табакова после 15 лет работы. Об этом актриса сообщила в своем Telegram-канале.      «В конце этого сезона я по личным причинам покидаю Театр Табакова. ...
  • Юбилей «Ленкома» на Красной площади

    3 июня, в день официального открытия 8-го книжного фестиваля «Красная площадь», на главной площади страны  Московский государственный театр «Ленком Марка Захарова»  показал москвичам и гостям столицы театрализованный концерт «Без пяти сто», посвященный 95-летию театра. ...
  • Гергиев прокомментировал отмену сотрудничества с зарубежными театрами

    Валерий Гергиев рассказал, что прекращение сотрудничества с зарубежными театрами позволило ему лучше сконцентрироваться на Мариинском театре, художественным руководителем которого он является, и больше внимания уделить работе с молодыми артистами труппы. ...
Читайте также