Со смертью – по жизни

В Театре на Юго-Западе рассказывают историю книжного воришки

 

Что помогает жить в тёмные, непростые времена, когда привычный мир рушится? На этот актуальный вопрос ответил режиссёр Максим Лакомкин, поставив спектакль по мотивам романа Маркуса Зусака «Книжный вор».

Воришкой зовут главную героиню – девочку Лизель, которой выпало страшное испытание – жить в Германии во времена фашизма. Ещё до войны она потеряла всех родных и попала в приёмную семью. Два часа зрители наблюдают, как героиня меняется, медленно открывается миру, которого боится. В начале Лизель – испуганная, угловатая девочка, кажущаяся совсем маленькой на фоне пусть небольшого, но незнакомого ей города. Утешает только книга, которую она подобрала по дороге к новым родителям (отсюда – воришка). Лизель не умеет читать, но не выпускает её из рук, потому что это – последняя ниточка, связывающая с семьей.

Ольга Авилова передаёт эмоции своей героини через язык тела. В то время как речь похожа на бормотание, её движения резки, иногда беспорядочны, а широко распахнутые глаза выражают, кажется, всё отчаяние мира. Но помощь пришла, откуда Лизель явно не ждала. Приёмные родители стали для неё настоящей семьёй. Там, недалеко от Мюнхена, в небольшом городе Молькинг всё и началось.

Новые родители – Ганс и Роза Хуберман – люди небогатые, привыкшие зарабатывать на жизнь тяжёлым трудом. Они берут Лизель к себе из-за денег, которые платят за приёмных детей, но как-то сразу проникаются к девочке, принимают её в доме, как родную. Режиссёр делает сильный акцент на семейных взаимоотношениях героев. Семья особенно важна, когда мир вокруг рушится. В страшное, совсем недетское время у Лизель появляется шанс на радость, общение и.. детство. Новый дом на Небесной улице становится очагом любви, добра и поддержки. Особо тёплые отношения складываются у девочки с папой. Ганс в исполнении Сергея Бородинова чуть ли не с первого дня стал её защитником и учителем. Они вместе учатся читать, борются с ночными кошмарами Лизель и читают ту украденную книгу. В такой компании девочка радуется каждой новой букве, которую они выучили, каждой строчке, которую они прочитали вместе вслух. Даже тема книги – похороны людей – несильно омрачают чтение. Дуэт отца и дочери получился очень нежным и трогательным. С мамой – посложнее.

Мама у Карины Дымонт вышла громкая, даже немного грубая. Всё пространство зала заполняется её криком, когда она выходит на сцену с тазом, полным белья, стиркой которого зарабатывает. Но за эти фасадом скрывается чуткая любовь к родным. Сцена, где семья сидит вместе во время авиационного налёта, где все хватаются друг за друга, прижимаются как можно ближе, не оставляет сомнений, что даже в самые тёмные времена можно найти свет.

Законный кусочек детства достаётся не только Лизель, но и её соседу Руди (Вадим Соколов). Вместе они бегают наперегонки, играют на улице, а после он демонстрирует своё желание быть похожим на легендарного спортсмена, и плевать, что тот чернокожий. Расовые предрассудки, фашизм и война – удел взрослых, которые ругают Руди за то, что он  хочет быть таким, как тот олимпиец. «Нельзя быть всеми, кто не наш», – повторяет, как страшную мантру, один из героев. Детей же всё это не волнует. Они видят человека, а не национальную принадлежность.

Так случается и с еврейским юношей Максом (Егор Кучкаров), который появился на пороге дома однажды вечером. Глава семейства не в силах отказать сыну старинного друга, которому обязан жизнью, поэтому прячет его в подвале. Появление в доме нового человека влияет на впечатлительную Лизель. Её страх сменяется взволнованным интересом («У меня в подвале сидит еврей!») и наконец особым трепетом дружбы. И Лизель, и Макс находят утешение в общении друг с другом, что спасает их от ужасов, происходящих на улицах города.

Историю Лизель рассказывает не сама героиня, а Смерть, которая в спектакле, как и в книге, является отдельным персонажем. Андрей Санников играет не привычную всем старуху с косой, а мужчину в чёрном плаще и шляпе. Смерть всегда была близка к жизни. Там, где одна, там и другая. Смерть, или Он, как называют ее в спектакле, это сторонний наблюдатель, который смотрит на происходящее, комментирует и даёт оценку. В минуты тревог Он, словно чёрный ворон, кружит над своей добычей, встречаясь нос к носу с каждым героем. Интересно, что присутствие смерти можно почувствовать в каждой мелочи. Например, скамейки в некоторых моментах стоят так, что можно принять их за кладбищенские кресты.

На своём веку Он повидал множество людей в их последний час, услышал множество историй о их радостях и горестях. Но ни одна их них не зацепила его так, как история книжного воришки. Именно поэтому Он сопровождает девочку всегда и везде. Вся жизнь Лизель проходит под пристальным взглядом Смерти.

В спектакле важен образ книг, на которых в буквальном смысле держится большая часть постановки: плотные книжные стопки служат главным сценическим реквизитом для актеров. Говоря о декорациях, стоит отдельно отметить интерактивное полотно в центре сцены. Такое решение придаёт спектаклю динамичность и объёмность: на зрителя летят огромные птицы, которые резко превращаются в военные самолеты, забирающие сотни тысяч жизней невинных людей; мгновенно перед глазами вспыхивает пламя. Нацисты полюбили устраивать пепелище из всего, что видели, в том числе из книг. Первостепенной причиной такой «инквизиции» был страх Гитлера перед тем, что несут в себе эти книги. Он признавал силу и влияние слова, особенно того, которое противоречит его пропаганде и легко может подорвать авторитет в глазах целого мира. Дает ли это основание считать, что маленькая Лизель гораздо смелее фюрера? Она не боится знать содержание «запретных» книг и, рискуя жизнью, отчаянно спасает их из огня. Позже книги помогут девочке пережить годы в нацистской Германии. Чтение станет тем немногим, что приносит радость, показывает многообразие и раздвигает границы мира. Читая, девочка буквально справляется с тем кошмаром, который устроили взрослые, внутри себя ломает все новые «правила», которые принеси столько горя в её семью. Неслучайно Макс дарит Лизель на день рождения автобиографию Гитлера с пустыми белыми страницами, чтобы вписать туда новую историю, в которой нет места жестокости и смерти, где есть счастливое и свободное детство.

Первая украденная книга – самое дорогое, что есть в жизни Лизель, поэтому она хранит ее под матрасом, пряча от посторонних глаз. Символично и то, что первой, самой главной книгой ребенка становится не Библия, а «Справочник могильщика». Для неё Смерть становится постоянным спутником. Она вытесняет всё живое, что ещё осталось в людях, которые вынуждены тайно хоронить в себе человечность. Да, Лизель идёт со Смертью, но по жизни.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • «Покраснел бы и Бергман»

    На 75-м Каннском кинофестивале показали фильм Кирилла Серебренникова «Жена Чайковского», единственную российскую картину вошедшую в основной конкурс киносмотра. Вот что о ней пишут в западных СМИ.  Screen daily (Jonathan Romney): «В фильме «Жена Чайковского» семейная жизнь русской иконы изображена как мука, напряженная настолько, что покраснел бы и Бергман или, если уж на то пошло, Кен Рассел, который трактовал ту же историю в своем фильме «Любители музыки». ...
  • Римас Туминас о провокации пранкеров: «Это превратили в расправу надо мной»

    В социальных сетях и на некоторых интернет-ресурсах появились публикации разговора режиссера Римаса Туминаса с известными российскими пранкерами, которые свой розыгрыш превратили в провокацию. От имени министра культуры Украины они пригласили режиссера в Киев ставить спектакль «Мой друг Бандера», а беседу смонтировали в негативном для Туминаса ключе. ...
  • Кирилл Крок: «Теперь за театр отвечаем только мы с вами»

    Директор Вахтанговского театра обратился к своим коллегам по театру в связи со сложившейся ситуацией. Дорогие вахтанговцы! Мы в 101-м нашем театральном сезоне переживаем очень сложные, я бы сказал трагические времена. Я уверен, что вы всё читаете, видите и знаете. ...
  • Театр Вахтангова прекращает сотрудничать с Римасом Туминасом

    Сегодня, 6 мая, стало известно, что Театр Вахтангова прекращает сотрудничество с Римасом Туминасом. Об увольнении режиссера и художественного руководителя сообщается в соцсетях театра.  «Римас Туминас, возглавлявший Театр имени Евгения Вахтангова с 2007 года по 9 февраля 2022 года, с 1 марта по состоянию здоровья и в связи с необходимостью лечения находился в отпуске за свой счет в Литве. ...
Читайте также