Дарья Попова: «Это магический сеанс на два с половиной часа»

 
Балетмейстер, режиссер спектакля «Королева» в Театре «Луны» Дарья Попова рассказала о работе над постановкой.

– Дарья, о чем вам важно говорить со своим зрителем?
Художник должен говорить о том, что его волнует. Насколько это будет созвучно окружающим проблемам настолько произведение будет актуально и найдет отклик.

Чем вы руководствовались при выборе материала для спектакля «Королева»?
Я всегда увлекалась историей, в том числе западноевропейской. У меня достаточно неплохое образование (Московская государственная академия хореографии – «Т»). Я с детства была настоящим фанатиком музеев, меня обожали смотрители, я всегда подходила к ним с вопросами. В этой работе сошлись две вещи: исторический материал и средневековая Франция. Я очень долго готовилась к этой постановке, на создание окончательной версии спектакля ушло 12 лет. Я – перфекционист. В пьесе есть текст: «отсюда до таверны не дальше, чем от Лувра до Нельской башни». Мне было важно самой ощутить это расстояние. Я нашла место, где стояла Нельская башня, разрушенная Наполеоном, и прошла пешком до Лувра. Уже не говорю о походах в Музей Клюни парижский музей средневековой истории, где я провела несколько дней, часов по шесть.

Вы авторитарный режиссёр?
– Артисты, которые работают со мной знают, что все их мысли, чувства, все их эмоциональное состояние должно быть подчинено тому, что мы сейчас создаем вместе. Я всегда сравниваю работу над спектаклем с ситуацией на подводной лодке –  за все отвечает командир, то есть режиссер. Я приношу идею, я прокладываю маршрут. С другой стороны, создание спектакля –  это, прежде всего, история любви. Если артист не полюбит то, что я ему предлагаю, если не возникнет душевный отклик, то ничего не выйдет.

Что для вас самое важное в актере?
– Вера в предлагаемые обстоятельства и органика, как мне кажется – главное для драматического артиста. Есть понятие, гениально введенное Станиславским, – режиссерская сверхзадача. То, что я говорю артистам – это один момент, а то, что я хочу сказать зрителям, вот это уже только мое. И у каждого артиста есть своя сверхзадача, что он хочет сказать зрителям. 

В спектакле много говорится о роли женщины, как вы относитесь к феминизму?
Это возвращает нас к вопросу про что спектакль? Он про то, что волнует про женщину, у которой есть рычаги управления. Вот это всё нашло во мне отклик. Родоначальницей феминизма была Кристина Пизанская. Родилась она в Венеции, потом всю жизнь прожила в Париже. После того, что творили женщины на троне во Франции, у них решили отнять права на всё. Кристина Пизанская была образованной, с прекрасной семьей, очень счастливо в 15 лет вышла замуж за молодого парня, родила двоих детей. Во время чумы муж умер, и жена погрязла в судебных тяжбах. «Раз ты женщина, найди нового мужа себе. Наследство твоего первого мужа мы передадим только твоему новому мужу». Она решила: «Сама буду обеспечивать своих детей», начала писать, издаваться. Она написала трактат, о том, что женщины во все времена были среди святых, воительниц, управляющих монастырями и владельцев замков. Дайте женщине возможность получать образование, дайте ей возможность распоряжаться своими деньгами не отбирайте эти возможности у женщин. Вот с чего начинался феминизм там не было ни слова о том, что перед женщиной нельзя придерживать дверь, что женщина сама должна себе ставить стул. Женщина вообще созидательница, она должна заниматься своим гнездом, в любом деле что-то создавать. Все-таки мужчина воин, женщина хозяйка, хранительница очага. Даже если мы возьмем примеры великих королев: Елизаветы I Английской, Екатерины Великой, то это женщины, которые укрепляли свое гнездо, у них просто гнездо было больше по размеру. Когда женщина начинает что-то разрушать, она начинает это делать страшнее, чем любой мужчина. Женщина вообще очень эмоциональное, сложное существо со своими перепадами характера, с интуицией, с творческим началом, которое не всегда удачно сочетается с государственными обязанностями.

­– Считаете, что женщина не должна стоять у власти?
Не каждая женщина может стоять у руля власти, как и не каждый мужчина. В нашем спектакле звучит еще и тема преступлений, тема страстей. Женщину, как мне кажется, могут погубить страсти. Мы более ранимые и чувствительные.

Главную роль в спектакле в очередь играют Дарья Цыпляева и Евгения Евчина, как вы выбирали актеров?
Когда я приступила к отбору актерского состава на спектакль, то изначально я в голове держала образ Евгении Евчиной, которая фантастическим образом похожа на вдохновившую меня на создание этого спектакля девушку с гобелена «Дама с единорогом». Это шесть полотен, которые хранятся в Музее Клюни. Мы с Женей начали работать и тут я поняла, что я столкнулась с непреодолимой проблемой возраст Жени. Она оказалась очень молоденькой. Для этой роли должен быть какой-то жизненный багаж. Я поняла, что на сцене у меня совсем девочка, и подумала, что я окажу медвежью услугу актрисе, просто подставляю ее. Она не раскроет этот материал. Еще мне всегда очень нравилась актриса Дарья Цыпляева, и я решила попробовать Дашу. Мы вместе с ней придумывали этот образ. Прошло время, выросла Женя. У нее что-то происходило в жизни, появился какой-то женский жизненный опыт, она по-прежнему также прекрасно выглядит, но вот взгляд уже стал другим. И я решила попробовать снова репетировать с Женей. В результате родилась совершенно новая королева. У нас Евчина – это королева нового времени. Королева Дарьи Цыпляевой – это зверек, которым руководят инстинкты, который не оторван от природы. Она даже не осмысливает тех злодеяний, которые совершает. А вот королева Жени Евчиной знает, что делает и зачем. Есть в тексте такие строки: «С лицом Ангела и душой Демона» – вот это Женя. Ее Маргарита Бургундская получилась очень циничной, очень современной в моем понимании королевой. Женщиной, которая не тратит время и силы на анализ своих деяний. Отрубить голову близкому это не вопрос, а просто стечение обстоятельств. Еще одна черта, очень сегодняшняя, она все время говорит: «Клянусь кровью Христовой, у меня же не было выбора».

 – В спектакле «Королева» вы и режиссер, и балетмейстер, и автор сценической версии, музыкальное оформление тоже на вас. Вы считаете, что режиссер должен быть универсальным, поэтому предпочитаете брать на себя большую часть работы?
 – Нет, так сложилось. Режиссер должен использовать всё, что он умеет. Я по образованию балетмейстер, но это не значит, что я возьмусь за то, чего не умею. Если я сейчас начну ставить спектакль с каким-то направлением в пластике, которого я не знаю, то постараюсь найти человека, кто сделает это профессионально и лучше меня. У меня в спектакле работала прекрасная команда постановщиков боев. Совершенно замечательные ребята, братья Мазуренко, у которых последняя премьера была «Сирано де Бержерак» в МХТ.  В «Королеве» они ставили фехтование на мечах это большая редкость. Все оружие у нас настоящее, только не заточенное, поэтому у нас есть некая киношность. Я не люблю в театре резиновые, деревянные мечи, мне кажется, что это детский утренник, самодеятельность.

­– Кто ваш авторитет в мире режиссуры? На кого вы равняетесь?
­­ Те, на чьем творчестве я выросла, кто оказал на меня в детстве сильное, магическое влияние – это Марк Захаров и Петр Фоменко. Это две грани – у одного и второго идеальный баланс актерской составляющей и формы, визуализации. Более актерского режиссера, чем Фоменко представить невозможно. У него такая динамика была в спектаклях! Он был конечно гением. И Захаров гений театра-шоу, но при этом остающегося драматическим театром, с философией, с мыслью, с темой.

Какие спектакли вы любите как зритель?
­ У меня критерий такой: если я в театре становлюсь критиком, значит мне спектакль не понравился. Если я начинаю следить, как кто играет, какая стенография, значит меня не трогает. Если я становлюсь ребенком и зрителем, я – рада.  Такие спектакли со мной остаются годами. По жанру, по форме это может быть все что угодно: малая форма, большой спектакль, психологический, музыкальный…

­Как бы вы кратко описали спектакль «Королева» для зрителей, которые его еще не видели?
­Мне понравилось, что в свое время его назвали «средневековый экшн». Многие зрители говорили, что это вариант «Игры Престолов». У меня есть главное правило: мораторий на политику. Мы – люди искусства – работаем на зрителя. У нас задача выложиться на 100%. Приходят артисты и начинают жить в 1314 году, во Франции. Перед каждым спектаклем я даю артистам установку: «Вы должны сделать так, чтобы зритель, который сейчас войдет и сядет в кресло, вместе с вами оказался в 1314 году». И это всегда получается. Я всегда выхожу и смотрю, как зал реагирует. Они сидят, тело немного вперед, телефона в руках даже и не видно. Это магический сеанс на два с половиной часа, настоящая машина времени.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «В культуре нельзя ничего ломать»

    Директор Театра Вахтангова прокомментировал решение региональных властей обезглавить Хабаровский ТЮЗ, уволив успешного директора Анну Якунину, которая вывела театр на первые позиции.   У меня всё не выходит из головы ситуация в Хабаровском крае, где по решению местного министра культуры была уволена с должности прекрасный, опытный директор Хабаровского ТЮЗа Анна Анатольевна Якунина и директор Хабаровской Краевой филармонии Емельянов А. ...
  • Анатолий Белый ушел из МХТ и покинул Россию

    «Да, я уехал, – написал в своих соцсетях артист. – Да, ушёл из театра и вообще отовсюду. Руководствуясь понятием профессиональной чести, дослужил, доиграл, скрипя зубами и стиснув зубы, свой 20-й сезон в родном МХТ, чтобы не подставлять театр, и вырвал его из себя с кровью». ...
  • Антон Яковлев: «Не надо сохранять театр, который был до тебя. Нужно создавать свой!»

    Окончание театрального сезона ознаменовано каскадом громких «кадровых премьер» в столичных учреждениях.  Политика слияния театральных коллективов, не оправдавшая себя, сменилась неожиданными кадровыми перестановками. ...
  • Спектакль Серебренникова «Черный монах» доступен в записи

    Спектакль Кирилла Серебренникова «Черный монах» по одноименной повести Чехова до 8 августа доступен в записи на сайте французского канала Arte, который вел прямую трансляцию спектакля. Посмотреть постановку гамбургского театра Thalia можно бесплатно. ...
Читайте также