Ольга Калиниченко (Италия): «Разве театр может сейчас дать ощущение справедливости?»

 
«Театрал» продолжает рассказывать об участниках международного фестиваля русскоязычных театров «Мир русского театра». В этом году фестиваль пройдет онлайн с 5 по 9 сентября. Руководитель русского театра «Балаганчик» в Италии Ольга Калениченко рассказала, как создавался и чем живет сегодня ее театральный проект.

- Ольга, как появился ваш театр в Турине?

- «Балаганчик» появился в 2010 году, благодаря вечеру, посвященному юбилею Антона Павловича Чехова. Я расклеила везде объявления, обратилась в разные ассоциации, которые хоть как-то были приближены к русской культуре и русскому языку. И у меня появились единомышленники, заинтересованные в организации вечера «Чехов смеется». Так я познакомилась с детьми, которые пришли ко мне из русской школы и стали первыми актерами театра «Балаганчик». Наш вечер прошел настолько хорошо, что с него начался наш театр. Уже через год мы поехали во Францию на фестиваль, и стали там победителями.

- Сколько сегодня человек в труппе?

- После пандемии и с началом спецоперации сложно об этом говорить. На данный момент три детские группы, одна постоянная взрослая и студия из студентов в Турине. Также я провожу театротерапию в итальянском женском клубе. Еще работаю с людьми с ментальными особенностями. В этом году мы с ними представили премьеру спектакля «25-й час».  

- Вы работаете на постоянной площадке?

- Нет, к сожалению. Это связано с пандемией, поскольку государству было невыгодно содержать помещения. Поэтому мы съехали в этом году с постоянной нашей площадки и арендуем помещение только на определенные часы. Сейчас весь наш реквизит хранится на складе в ожидании лучших времен и открытия своего пространства.

- Какие спектакли вашего театра вы бы выделили?

- Спектакли, у которых оказалась длинная жизнь за счет какой-то волшебной химии. Это авторский спектакль «Встреча с СВ» о жизни и творчестве Сергея Михалкова. Мы его поставили, чтобы поехать в Польшу на фестиваль, посвященный творчеству и памяти Сергея Михалкова. Через центр русской культуры нас отправляли с этим спектаклем в разные страны. И еще хотелось бы отметить авторский спектакль, он был первой постановкой детской труппы, с которым мы побывали в Париже, называется «Как нечисть чудеса искала».

Еще был прекрасный спектакль «Добрый доктор Айболит», у него тоже получилась длинная жизнь. Там существует какая-то магия и химия, которая привлекает зрителя и маленьких актеров, им очень нравится играть в этом спектакле.

Что касается взрослых, очень интересным был спектакль «Женитьба». Мы его показывали на первом фестивале «Театрала», организованном в Италии, в Монтекатини-Терме. Еще была интересная работа в стиле биомеханики Мейерхольда, спектакль «Гроза» по Островскому.


- Много ли в Турине итальянских детских театров?

- Нет, к сожалению, у них нет в культуре традиций воспитания подрастающего поколения в серьезной театральной деятельности. Есть, конечно, и театральные лаборатории, школьные факультативы, драмкружки при церквях, но все это развлечения ради. В Италии много чего построено на том, чтобы получать удовольствие от жизни, а не работать на результат. Мне не очень интересно заниматься таким театром, и поэтому пока что я не работаю с италоязычными детьми. Здесь детям предоставлено детство, что тоже очень хорошо. Никто их не заставляет трудиться, серьезно и ответственно относиться к каким-то занятиям. Поэтому, мне кажется, детских театров, где играют дети и нет. А вот в артистических лицеях уже есть хорошие работы интересных режиссеров, преподавателей, которые работают с подростками. И есть, конечно же, классные театры в Турине, в которых играют профессиональные актеры, по типу нашего ТЮЗа – один из них – Casa dei ragazzi.

- Кто ваши зрители?

- Наши зрители, в основном, это русскоязычные родители и дети, которые растут в Турине и в Пьемонте. Также люди, которым интересна театральная деятельность, связанная с другой культурой. У меня очень много друзей-режиссеров, актеров, которые интересуются моей работой, они стараются не пропускать мои постановки, приглашают на фестивали, известные в иммиграции, так как мы совсем по-другому работаем, иначе существуем на сцене.

- Какие темы для ваших постановок вы выбираете?

- В основном, это темы о ценностях жизни, которые важны, которые уходят. Создавая или подбирая материал для постановки, я часто отталкиваюсь от самих детей, от их характеров, их природы. Подбираю вопрос или проблему о которых можно с ними поразмышлять, поспорить. Если я вижу, что это их заинтересовало и приводит к интересному и долгому размышлению, тогда мы берем эту идею и начинаем над ней работать. Если говорить о взрослых людях, то разговор, как правило, мы начинаем, отталкиваясь от внутреннего состояния, настроения, главной темы, которая беспокоит или тревожит нас сегодня. Как правило, на основе этого у нас рождаются театральные зарисовки, пластические этюды и потом спектакль, либо я делюсь с драматургом, рассказывая ему о людях, какие они, какой сюжет может быть, и совместно мы рождаем драматический материал.

- Оказывают ли вам финансовую поддержку в Италии?

- Раньше – да, но только на фестивали. В основном это были российские организации или местные спонсоры.

- Как на вашу работу повлияла волна отмены в мире русской культуры?

- Это больная для нас тема. Я родом с Украины, окончила Харьковский театральный университет. Наш театр объединяет много разных наций, и у всех разное отношение к ситуации, поэтому это очень сложный и болезненный вопрос. Что дальше? Как существовать дальше? Быть ли русскому театру в Италии? Как может помочь культура в целом? Не знаю, пока эта ситуация – шар в воздухе, и мы все в зале ожидания. Мы ждем, когда подойдет поезд, и тогда мы решим, садиться в него или нет.


- Сейчас идут спектакли «Балаганчика»?

- Мы на каникулах и пока не встречаемся. Последняя работа у меня была с людьми с ограниченной активностью, мы ее сделали и пока закрыли театр на лето. Обычно мы открываемся в середине сентября, нам нужна будет встреча глаз, лиц, встреча людей, которые посмотрят друг на друга и скажут, есть ли у нас силы сегодня говорить творческими средствами или мы хотим пока сделать перерыв. Не знаю, абсолютно не представляю, что будет в сентябре. Сейчас мы живем, я думаю, как многие люди, маленькими временными отрезками, буквально неделями.

- Какие сегодня тенденции в детском театре?

- В детском театре, по моим наблюдениям все идет по линии «давайте развлекаться, дарить бесконечный праздник!». Мало кто задумывается о какой-то глубине. Но за этим праздником и ярким конфетти не потеряем ли мы что-то важное и человечное, которое дети смогут привнести во взрослую жизнь, и возможно изменить что-то в этом мире в лучшую сторону. И следующий мой вопрос, смогут ли дети существовать в условиях только бесконечного праздника, когда мир и жизнь в целом – это не только праздник?

- Вы получили «Звезду Театрала» в 2015 году. Что для вас значит эта награда?

- Это было большим событием для нашего театра. Я приезжала в Москву, после этого у меня состоялся ряд встреч с Союзом театральных деятелей. Многие двери для нас, благодаря премии, приоткрылись, было много новых знакомств. Такая награда очень важна для театра, который занимается развитием русского театра и русской культуры.

- Как вы считаете, насколько сегодня необходим фестиваль «Мир русского театра»?

- Мне страшно об этом говорить. Кто-то обвинит и осудит за такую инициативу, кто-то просто промолчит, кто-то скажет, что этот фестиваль несет мир, объединение. Но сейчас этого объединения никто не хочет. Все хотят справедливости, а не объединения. Призывы в духе: давайте будем добрыми, будем показывать друг другу спектакли о добром и вечном – сейчас не работают. Я вижу, как люди на это реагируют. Они говорят: зачем нам театр, дайте нам справедливость! Разве театр может сейчас дать зрителям ощущение справедливости?

- Вы сейчас общаетесь с русскими театрами из других стран?

- Я дружу со многими коллективами. И я наблюдаю за тишиной в нашем цеху. Мы, конечно же, переписываемся и говорим друг другу: пусть это быстрее все закончится, чтобы мы смогли опять говорить о наших фестивалях, спектаклях и как раньше ездить к друг к другу в гости с постановками. Но, кажется, это все надолго. И у многих нет сил и желания радовать театром.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «В культуре нельзя ничего ломать»

    Директор Театра Вахтангова прокомментировал решение региональных властей обезглавить Хабаровский ТЮЗ, уволив успешного директора Анну Якунину, которая вывела театр на первые позиции.   У меня всё не выходит из головы ситуация в Хабаровском крае, где по решению местного министра культуры была уволена с должности прекрасный, опытный директор Хабаровского ТЮЗа Анна Анатольевна Якунина и директор Хабаровской Краевой филармонии Емельянов А. ...
  • Анатолий Белый ушел из МХТ и покинул Россию

    «Да, я уехал, – написал в своих соцсетях артист. – Да, ушёл из театра и вообще отовсюду. Руководствуясь понятием профессиональной чести, дослужил, доиграл, скрипя зубами и стиснув зубы, свой 20-й сезон в родном МХТ, чтобы не подставлять театр, и вырвал его из себя с кровью». ...
  • Антон Яковлев: «Не надо сохранять театр, который был до тебя. Нужно создавать свой!»

    Окончание театрального сезона ознаменовано каскадом громких «кадровых премьер» в столичных учреждениях.  Политика слияния театральных коллективов, не оправдавшая себя, сменилась неожиданными кадровыми перестановками. ...
  • Спектакль Серебренникова «Черный монах» доступен в записи

    Спектакль Кирилла Серебренникова «Черный монах» по одноименной повести Чехова до 8 августа доступен в записи на сайте французского канала Arte, который вел прямую трансляцию спектакля. Посмотреть постановку гамбургского театра Thalia можно бесплатно. ...
Читайте также