Неудачная шутка

В Театре Вахтангова изучили природу королевского юмора

 

Написанная в 1938 году «Ивонна, принцесса Бургундская» – одна из наиболее востребованных пьес польского драматурга Витольда Гомбровича. В начале нулевых в России ее ставили Олег Рыбкин и Алексей Левинский. В Театре имени Вахтангова польскую пьесу поставил провокативный режиссер Владимир Мирзоев, пригласивший на главные роли Ефима Шифрина и юную звезду сериалов Лизу Арзамасову.
В своем «Мастере и Маргарите» Михаил Булгаков среди прочих грешников вывел мрачного рыцаря, который когда-то неудачно пошутил и теперь веками расплачивается за свой каламбур о свете и тьме. В написанной примерно в те же годы пьесе «Ивонна, принцесса Бургундская» польский драматург Витольд Гомбрович рассказывает историю одной королевской шутки, закончившейся смертью. Наследный принц Филипп решает дать урок своим друзьям-повесам, «как надо шутить», и объявляет бедную, невзрачную, болезненную девицу Ивонну своей невестой. Принятая во дворец молчаливая простушка быстро становится предметом ненависти придворных, царственных родителей, друзей жениха, наконец, и самого принца. Ее беззащитность вызывает агрессию окружающих, ее невзрачность провоцирует жестокость, а ее вечная молчаливость служит верным ручательством безнаказанности для любых обидчиков. Король-отец хочет задушить ненавистную невесту, королева-мать – ее отравить. Сам принц вместе со своими друзьями сторожит под дверью ее спальни с ножом и топором. Наконец, придворный камергер придумывает изощренный план парадного обеда в честь Ивонны. Главным блюдом на нем выбраны караси (как поясняет камергер, болезненно застенчивая девушка непременно подавится рыбной костью, особенно если в ее тарелку будет смотреть весь королевский двор).

Любой натуралист знает этот закон стаи: если рыба, птица или зверюшка не похожа на других, ее непременно добивают соседи. Философская притча Витольда Гомбровича переносит эти законы стаи в человеческое сообщество. Место действия – везде, время действия – всегда. Его пьеса построена как своего рода шахматный этюд, в котором точное количество ходов ведет к заявленному мату.

Владимир Мирзоев превращает королевский двор в собрание странноватых фриков, каждый из которых существует в своей стилистической манере. Королева (Марина Есипенко) напоминает какую-нибудь злодейку из детских сказок. Ефим Шифрин играет короля еще одной вариацией своих эстрадных недотеп. Принц Филипп в исполнении Дмитрия Соломыкина кажется персонажем из «Жестоких игр». А Юрий Шлыков – камергер с его фразами-репризами – был бы вполне уместен в «Обыкновенном чуде» Шварца. На этом пестром фоне Ивонна вовсе не кажется «существом из другого мира», как это написано драматургом, Владимир Мирзоев превратил «странную девушку» пьесы в убогую калеку. Лиза Арзамасова бродит по сцене, изогнувшись наподобие буквы «зю»: спина колесом, походка уточкой, глаза убегают к переносице… И на лице то и дело порхает улыбка злобноватого удовлетворения: вот такая я!

Обычно бесцеремонно выстригающий из авторского текста любые причудливые фигуры, Владимир Мирзоев в этой постановке следует за текстом пьесы практически реплика за репликой (пожертвовав всего несколькими эпизодическими сценами). А главную неожиданность приберегает к финалу.

Рядом с телом подавившейся рыбной костью и умершей Ивонны укладывается принц и, похоже, тоже отдает богу душу. Объяснить этот неожиданный порыв раскаяния эксцентричного хулигана довольно трудно. Ни с логикой развития характера персонажа, ни с логикой движения сюжета Гомбровича этот финал никак не согласуется. Впрочем, в мире, где преступление и наказание уже давно не связаны между собой и никто не боится, что «скверная шутка» может стоить спасения души, нам только и остается, что разгадывать бессмысленные жесты, сделанные исключительно ради самого жеста, вроде скорбной скульптурной композиции финала спектакля Владимира Мирзоева.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - как пандемия стала поводом для поборов: колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также