Закат буржуазности

Миндаугас Карбаускис погрузился в сложный мир капитализма

 

В российской истории не было столь могущественных и крупных бюргерских родов, насчитывающих не одно поколение, как это описано в романе «Будденброки». У нас вообще отсутствовал пафос преклонения перед буржуазностью, ее величием и основательностью. Томас Манн в своем романе «Будденброки» пропел гимн этому могущественному миру капитала, описав времена подъема и заката бюргерского рода, раскрыв трагизм целого пласта европейской цивилизации.
Московский режиссер литовского происхождения, за спиной у которого немало удачных постановок, предельно сжал, сократил историю Будденброков, сосредоточившись не на временах расцвета рода, а на его финальном падении и гибели. И даже вольно или невольно переставил акценты в повествовании, слегка осудил буржуазность, обвинив ее в пренебрежении к живым человеческим чувствам. В общем, Карбаускис поставил не совсем Томаса Манна, а современную вариацию, в которой пафос писателя значительно снижен и стерт. Это не ошибка режиссера, а отражение нашей реальности, лишенной корней, не знающей понятие «родословная». Этап нашего развития, если его и можно назвать буржуазным, отличается от той эпохи, которая описана у Томаса Манна. У нас отсутствует буржуазная этика, настоящие буржуазные законы и настоящее буржуазное величие.

Сценография Сергея Бархина создает силуэт прочного основательного дома, напоминающего лютеранскую церковь. Стены и потолок обозначены массивными деревянными бревнами. Справа стоит столь же массивный стол с крепкими и тоже массивными стульями.

В спектакле немало достойных ролей. Это в первую очередь роль Тони (Дарья Семенова), чья жизнь почти целиком проходит перед глазами зрителей. Тони в начале спектакля – юное создание в джинсах и белой маечке, которое приносит в жертву свою любовь традициям семьи. А в конце – уже немолодая одинокая женщина, пережившая два неудачных брака, последняя представительница великого рода, но уже не способная поддержать былой престиж Будденброков. Интересен также образ старшего сына Будденброков Тома (Илья Исаев), который после смерти отца изо всех сил пытается сохранить семейные ценности. У Тома, который женился на достойной девушке с хорошим приданым, как и у Тони, есть своя драма, он говорит, что его супруга слишком холодна, а значит, между ними нет подлинных любовных чувств.

Миндаугас Карбаускис в этом спектакле не похож на самого себя. Прежде про него можно было сказать, что он в каком-то смысле кинематографичен, то есть погружает героя в некую среду, и эта среда никакого отношения не имеет к реальной действительности. Она всегда как-то «передернута», наводнена чуть ли не мистикой (хотя мистику он как будто не любит), во всяком случае, наполнена чем-то запредельным, когда жизнь, к примеру, разворачивается в присутствии смерти. Когда совмещаются два мира, мир живых и мир мертвых (спектакль «Когда я умирала») или неким абсурдом, звенящим и зыбким половодьем человеческой порочности («Похождение»). В отличие от них действие «Будденброков» разворачивается при ясном свете дня. Бытие спектакля поддержено вещами, что придает всему несколько бытовое измерение.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - как пандемия стала поводом для поборов: колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также