Цирк, да и только!

Люди и премьеры с Александром Мягченковым

 

По бокам сцены – флаги: смесь американских звездочек и российского триколора. На занавеси – два клоуна и надпись «Арена жизни». Действительно, на сценической арене и коверные с раскрашенными лицами, и велосипедисты, и жонглеры, и фокусники. Они корчат рожицы, пускают в зрителей струйки воды из бровей. За каскадом разноцветных перемещений как-то не сразу улавливается текст. Сначала возникает недоумение: почему главный герой – Сила Терентьевич (Михаил Басов) – «гэкает» с до боли знакомыми южнороссийскими интонациями Горбачева? Отчего все герои – пациенты сумасшедшего дома? Зачем доктор заведения надел вместо халата кимоно? И кто автор слов, что звучат со сцены? «Моя совесть чиста, я ею не пользуюсь». «Кажется, и свободнее и легче дышать стало, а не дышится». «Даже климат супротив прежнего хуже стал». «Беда и форма рифмуется со словом реформа»…
Салтыков-Щедрин лет 70 назад был запрещен и неиздаваем. Говорят, личным указом Сталина. Углядел российский тиран в произведениях великого сатирика не просто сатиру в бровь, а прямое попадание в глаз действительности. В основе нынешнего спектакля «Арена жизни» – проза Салтыкова-Щедрина, письма и публицистика. Постановка Николая Губенко. Послушайте, неужели Михаил Евграфович 150 лет назад предугадал все речи наших политических лидеров?! Значит, и вправду история повторяется, и в России, как ты ни бейся, ничего не меняется? И все так же живем мы то ли в цирке, то ли в сумасшедшем доме?.. А на сцене театра «Содружество актеров Таганки» меж тем несется-сверкает круговерть, и откуда-то с небес, как олимпийский Мишка, спускается еще один персонаж. По фамилии Многоболтаев (Николай Губенко). «Россияне!» – протягивает он руки в зал и начинает вещать о реформах – с запахом сивухи. Дирижировать оркестром, пританцовывая. И называть власть «вольным союзом пенкоснимателей». Понятно. В первом действии угадывался Михаил Горбачев. Во втором – актер изображает Бориса Ельцина. Кого покажут нам в финале спектакля?

Когда-то легендарный, не разделенный еще на части Театр на Таганке был самым политизированным театром в стране. Прием честного, весомого слова, брошенного прямо в зал, срабатывал на все сто. Услышать правду – это было как гром среди ясного неба! Сегодня в России такая публицистическая форма политического театра мало действует на зрителя. Мы к правде привыкли, мы от нее устали? Может, надо как-то по-другому эту правду со сцены говорить?.. А в финале спектакля в главного героя, неугодного властям писателя, вонзили картонный нож. Убили понарошку. И показали кино. Нарезку документальных кадров на 10 минут – про нашу жизнь. На экране было все: и танцующие лебеди, и Борис Первый на танке, и захват «Норд-Оста», и школа в Беслане. И лодка «Курск». И взрывы домов в Каспийске и Москве. И крупным планом лица людей, искореженные горем. Вымазанные кровью и слезами. Людей, с которыми можно сделать все, что угодно. Ну да – бедная наша дорогая Россия. За что с ней так? Зрительный зал зааплодировал: «Браво». Кому адресовалась эта поддержка – спектаклю? Театру? Или самим себе? Горе легко может сделать нас смелыми. На 10 минут. А потом все возвращается на круги своя. Может, именно об этом и писал гениальный Салтыков-Щедрин?

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - как пандемия стала поводом для поборов: колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также