Все ждут «Трамвая…»

 

«Трамвай «Желание» в Москве не ставили давно. Эту пьесу словно «экспроприировал» Андрей Гончаров – его спектакль 35-летней давности закрепился в сонме театральных легенд XX века
Зато теперь к нам прибывают сразу два «Трамвая…». Причем синхронно – 7 и 8 октября. Да и остановки практически совпадают. Шедевр Теннесси Уильямса выпускается по соседству, в ТЮЗе и в Театре Моссовета. Генриетта Яновская трактует его «как остро современную драму о противостоянии вымирающей интеллигенции и жлобствующего среднего класса», а Юрий Еремин, наоборот, презрев всякую социальность, сделал спектакль о любви, о страсти, о сумрачном чувственном безумии. Как сказал бы господин Коровьев, вот до чего эти трамваи доводят…

Роли сестер, Стеллы и Бланш, в «Моссовете» отданы Екатерине Гусевой и Евгении Крюковой. Тонкая изящная героиня и очаровательная простушка в «беременном» платье, с накладным животом. Одна улыбается, щурясь от яркого света, другая, загадочная и странная, предпочитает полумрак...

[%4142%]«Трамвай «Желание», пьеса 1947 года. Место действия – окраина Нового Орлеана. Бланш Дюбуа, вариант Любови Андреевны Раневской, промотав родовое гнездо, приезжает в гости к сестре и становится объектом измывательств ее мужа, Стенли Ковальски. Бланш тонка, музыкальна, знает литературу, говорит по-французски, однако у нее проблемы с алкоголем, а ее прошлое – цепь скандальных сексуальных приключений. Узнав об этом, Стенли жестоко прерывает только-только наметившийся роман свояченицы со слесарем Митчем. Митч, тихоня и маменькин сынок, знает про Бланш больше всех. Именно ему она рассказала, что много лет назад ее молодой муж застрелился, не в силах совладать с собственной бисексуальностью, а она до сих пор винит себя в его смерти и нигде не находит утешения. Тем не менее, сердце Митча закрылось, страх победил.

Стенли отвозит беременную Стеллу в роддом, а вернувшись, соблазняет, фактически насилует Бланш. В знаменитом фильме Элиа Казана, где играли Вивьен Ли и Марлон Брандо, насилие не оставляло сомнений. У Бланш помутился рассудок, Стелла под давлением мужа помещает сестру в лечебницу. Последние слова Бланш адресованы врачу: «Не важно, кто вы такой... Я всю жизнь зависела от доброты первого встречного».

«Трамвай «Желание» полон живой душевной боли. Спектакль должен звучать, как блюз, то пронзительно, то печально, не прерываясь ни на секунду, – вот чего добивается Еремин. «Делайте все в рапиде! – не жалея связок, кричит он актерам. – Чтобы одно перетекало в другое!.. Впереди должно идти внутреннее действие!..». Ну, конечно. Уильямс – это ведь американский Чехов.

[%4140%]Добродушная Стелла, забыв о себе, пытается примирить сестру и мужа, мечется между ними, искренне не понимая, что происходит.

Отстраненная Бланш пальцами гасит свечи, словно хочет обжечься, и неуверенно вальсирует по наклонному помосту.

Через помост разверзлась трещина, почти окоп. Люди на разных берегах, люди с расщепленным сознанием тянутся друг к другу, чтобы упасть в бездну или столкнуть другого. Этот прием не дает актерам расслабиться – они должны все время балансировать на краю и при этом следить, чтобы не оступилась нога, не провалился вниз грубо сколоченный табурет. Вот Крюкова случайно роняет в провал туфельку, и этот штрих тут же включается в режиссерскую партитуру…

Стенли Ковальски – Валерий Яременко. Молодой, терзаемый избытком жизненной силы. Бьет в пол мячом, будто сваи заколачивает. Он еще не вышел на сцену, а издалека уже доносится невыносимое, неотвратимое: бум! бум!! бум!!!

[%4141%]В «Трамвае…», конечно, присутствует специфическая ненависть Уильямса к брутальным, душевно тупым «натуралам», но Еремин Стенли почти оправдывает. Режиссер не на стороне мужчин и не на стороне женщин, он лишь принимает как данность тот огонь, в котором и женщины, и мужчины сгорают вместе. Скорее всего, публика не станет обвинять Стенли – Яременко, как не обвиняем мы хищников. Кто способен бороться со своей природой? Точнее: кому удавалось ее победить?

Матвей Костолевский виртуозно выбивает из синтезатора «Чаттанугу-чучу». В серых бетонных джунглях движется Александр Леньков, вагоновожатый и трамвай в одном лице. Позвякивает, покрякивает, тарахтит на несуществующих стыках воображаемых рельсов. Этот персонаж по имени Року заимствован у Сюгоро Ямамото.

На пути к публике спектакль сменил три названия: собственно авторское, затем – «Синее пианино», а в итоге на афишах стоит «В пространстве Теннесси У.». Еремина интересует мир Уильямса, дух Уильямса, настроение Уильямса. Он считает, что время социальных спектаклей миновало. Этот трамвай ушел. Каким будет следующий?

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Вышел в свет октябрьский «Театрал»

    ВЫХОДИТ В СВЕТ ОКТЯБРЬСКИЙ «ТЕАТРАЛ»! На страницах второго осеннего номера вы прочтете:  почему Константин Райкин высказался против инициативы чиновников проверять репертуары театров; чему Евгений Цыганов не перестает удивляться; чего ждать от объединения Александринки и Псковского театра: интервью с Дмитрием Месхиевым; в чем природа глобальной агрессии: личное мнение Андрея Макаревича; какие театральные работы минувшего сезона зрители считают лучшими: шорт-лист премии «Звезда Театрала»; почему билетная мафия непобедима: авторская колонка главреда «Театрала» Валерия Якова; как Дмитрий Крымов прочитал Чехова; зачем Семён Спивак обратился к теме художника и власти; каким запомнил Спартака Мишулина Александр Ширвиндт: авторская колонка худрука Театра сатиры в «Театрале»; что подтолкнуло Алексея Гуськова стать фотомоделью; как Владимир Машков «очеловечил» исторических персонажей; почему Театр им. ...
  • Вышел в свет сентябрьский «Театрал»

    23 АВГУСТА 2021 ГОДА ВЫХОДИТ В СВЕТ НОМЕР ЖУРНАЛА «ТЕАТРАЛ» ЗА СЕНТЯБРЬ. На страницах сентябрьского номера вы прочтете: где актриса БДТ Карина Разумовская предпочитает в творчестве риск; почему в новом сезоне главным жанром будет донос: авторская колонка главреда "Театрала" Валерия Якова; как поддержать своих кумиров: «Звезда Театрала» объявляет шорт-лист; о чем Александр Молочников поставил «Чайку» в Большом театре; зачем «Ленкому Марка Захарова» понадобилось «Доходное место»; чем привлекателен для Аллы Демидовой эксперимент; почему «Современник» оказался в центре скандала; какие задачи ставит перед собой и коллективом новый директор театра «Практика» Елена Кузьмакова; почему фестиваль «Мир русского театра» в этом году не состоится; чего ждут театральные деятели от просветительского форума «Область театра»; как Театру им. ...
  • Репетиция апокалипсиса

    Пока столичные театры взяли паузу, «Практика» играет свои премьеры на территории Музея Москвы, где обоснуется с нового сезона. 22 июля здесь покажут спектакль Марины Брусникиной «В кольцах» по повести «Несчастливая Москва» – фантасмагории, которая за три года до ковида напророчила «атаку» неизвестной эпидемии. ...
  • «Чайка. Прерванный полет»: премьера Александра Молочникова в Большом

    На Новой сцене Большого театра состоялась мировая премьера балета «Чайка» – по одной из самых востребованных пьес в мире. Практически нет ни одного мало-мальски известного режиссера, в чьем послужном списке её бы не было. ...
Читайте также