Имени Грибоедова

Первому профессиональному театру в Закавказье, Тбилисскому академическому русскому драматическому, исполняется 160 лет

 
В советское время театр размещался в здании Дворянского банка.

В 1845 году в Тифлисе появился русский театр. Учредил его наместник российского царя, генерал-губернатор, фельдмаршал граф Михаил Семенович Воронцов. Его особняк в завитках ограды – ныне Дворец молодежи – и сейчас стоит на проспекте Руставели. Создание русского театра преследовало цели прежде всего политические: «Для ознакомления с русским языком, русскими обычаями и постепенного сближения с Россией». Воронцов понимал, что отношения легче и надежнее строить на культуре и образовании, чем на штыках. Через пять лет после возникновения русского театра открывается театр грузинский, создается публичная библиотека, выходит газета «Кавказ», и в столицу с «азиатской культурой», как называл Пушкин Тифлис 1829 года, приходит европейская музыка – Воронцов выписывает из Италии оперную труппу. Уже ко второму сезону в русском театре были собраны перворазрядные актеры, их подбором занимался сам Михаил Щепкин. Возглавил труппу Александр Яблочкин, отец будущей звезды Малого театра, а в совет директоров Воронцов назначил поэта Александра Чавчавадзе (его дочь Нино была вдовой Грибоедова). Надо полагать, русский театр в Тифлисе обходился царскому двору недешево, здесь артисты получали самое высокое жалованье – по рангу Императорского театра. Кстати, в том сезоне, в бенефис артистки Маркс, было представлено «Горе от ума», и хотя спектакль был раскритикован, сам факт постановки запрещенной в Петербурге комедии знаменателен. Надо полагать, поэтому театр и носит имя Грибоедова, хотя присвоено оно было уже при советской власти...

К 1851 году по специальному проекту было построено великолепное театральное здание «Караван-сарай» в мавританском стиле. Открылся театр общественным маскарадом, на него съехался весь цвет Тбилиси. Был там и молодой Лев Толстой, служивший тогда на Кавказе. Будущий автор «Хаджи-Мурата» именно там мог воочию лицезреть своего героя – в числе приглашенных был наиб Шамиля Хаджи-Мурат, перешедший в то время на сторону русских.

В 1858 году, вскоре после того как 74-летний Воронцов вышел в отставку и уехал, труппа была распущена. Однако в 1866-м под давлением грузинской интеллигенции и прессы театр возобновил свою деятельность. Зимние сезоны с гастрольными спектаклями мастеров русской сцены неизменно привлекали взыскательную тбилисскую публику. В разное время в Тбилиси выступали Яблочкина, Ленский, Федотова, Ермолова, Комиссаржевская, Давыдов, Варламов, Орленев… Здесь начинал свой актерский путь Сумбатов-Южин, здесь пробовал свои силы на поприще театра выпускник 1-й Тифлисской гимназии Владимир Иванович Немирович-Данченко еще задолго до возникновения МХТ.

Не менее звездным был и ХХ век, правда, с перерывами на войны и революции. Два сезона 1904–05 гг. в театре работало товарищество артистов «Новой драмы» во главе с Всеволодом Мейерхольдом.

В советское время русский театр оказался востребованным новой властью – надо было внедрять идеи социализма, пропагандировать русский язык, делать его общедоступным. Серьезную поддержку театр получил в 1932 году, он стал государственным. Для первой постановки был приглашен грузинский режиссер с самым громким именем – реформатор русской и грузинской сцены Котэ Марджанишвили. Его спектакль «На дне» произвел буквально фурор среди театралов. Впрочем, в грибоедовском ставили практически все выдающиеся грузинские режиссеры, а равно многие режиссеры и актеры, чьи имена значимы в истории российской культуры. Георгий Товстоногов после ГИТИСа вернулся в родной Тбилиси, начал в русском театре с постановки дипломного спектакля «Дети Ванюшина» и проработал здесь восемь сезонов. Позже сюда приезжали на постановки Леонид Варпаховский и Петр Фоменко. Мало кто знает, что в грибоедовском пробовал вкус сцены Булат Окуджава. Он играл в массовке, правда, недолго. А настоящую актерскую карьеру здесь начинали будущие кинозвезды Павел Луспекаев, Анатолий Смиранин, киношный Остап Бендер Арчил Гомиашвили, Ариадна Шенгелая…

[%4143%]О прошлом и сегодняшнем дне театра наша беседа с его художественным руководителем Автандилом ВАРСИМАШВИЛИ

– Сейчас, на развалинах империи, какие задачи у русского театра в независимой Грузии?

– Мы вернулись к истокам. Грузия – многонациональная страна. Вся прелесть нашей страны в соединении многих культур. Грибоедовский театр сейчас объединяет эти народы и культуры. Я как худрук могу гордиться тем, что у нас зал заполнен. Мы привлекли зрителя. Грибоедовский стал одним из немногих мест в Грузии, где русскоязычные люди разных национальностей собираются вместе.

– У вас в театре не только зрители разных национальностей, но и труппа.

– Конечно, в труппе восемьдесят процентов грузин. Мы сделали курс в театральном институте специально для театра Грибоедова, набрали молодых русскоязычных ребят. И второе, я начал активно экспериментировать и приглашать хороших грузинских актеров, которые говорят на русском языке. Тем, у кого акцент есть, я просто даю такие роли, где он оправдан.

– Как вы строите репертуар?

– Я считаю, это русский театр, и он должен нести великое русское слово и великую русскую литературу, как бы трафаретно это ни звучало.

– За годы вашего руководства что появилось на сцене из великой русской литературы?

– Пушкин, Чехов, Достоевский. Кто-то скажет, ну что это за Пушкин – «Сказки». Да, это спектакль для детей. Мы думаем о завтрашнем зрителе. Буду ли я в этом театре или нет, я хочу, чтобы в грибоедовский ходили с детства.

– Тот интеллектуальный тбилисский зритель, который издавна заполнял зал русского театра, его уже нет?

– Его мало. Поэтому для массового зрителя, который только начинает знакомиться с русской классикой, нужен специальный отбор. Если я начну с «Вишневого сада», я могу растерять зрителей. Проблема в том, что у нас мало премьер. В частности, потому что зимой у нас мертвый сезон. Как только холодно на улице, в нашем помещении невозможно находиться. Отопительная система давно не работает. Для ее восстановления нужно очень много денег. Но как только наступают холода, мы начинаем гастролировать. Показываем спектакли и в России, и в Грузии. Выпускать много спектаклей не удается, но в этом году у нас запланированы четыре премьеры.

– Кто сейчас финансирует театр?

– Сейчас финансирует государство и постановки, и зарплаты. Минимально, но хватает. Для юбилейного спектакля «Ханума, или Поэма о старом Тбилиси» мэр города лично выделил деньги из своего фонда. Хотя мы прибегаем и к помощи спонсоров.

– Грузинский и русский характеры, традиции уживаются на сцене?

– Это сегодняшние политики могут говорить, что мы разные. На самом деле мы очень близки. Что, в Грузии забудут русский язык, культуру? Я уверен, этого не будет. Со временем у нас поймут, что не надо искать кого-то за океаном. Ближе русской культуры мы все равно ничего не найдем.

– Что делает Россия, чтобы поддержать свою культуру в Грузии?

– С прошлого года я могу говорить о Москве только с благодарностью. Начала работать программа государственной поддержки русскоязычных театров, одобренная президентом России. Союз театральных деятелей России развернул активную деятельность, благодаря этому наш театр ездил на гастроли по России, наши режиссеры проходят в России мастер-классы. Кроме того, у нас появились собственные общие проекты с российскими театрами.

– В дни юбилея чем собираетесь удивлять гостей?

– К нам приедут театральные деятели, критики, известные актеры из России и стран СНГ и актеры – бывшие грибоедовцы. Будут два юбилейных вечера: в первый мы покажем премьеру спектакля «Ханума, или Поэма о старом Тбилиси», во второй вечер – праздничный концерт, причем с участием тех грибоедовцев, которые сейчас работают в других странах. Я думаю, все будет красиво, очень сентиментально, эмоционально, будет много и слез, и радости...

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также