Душевный театр Сергея Женовача

 
У молодых «женовачей» три хита: Marienbad, «Как вам это понравится» и главное – «Мальчики».

Едва ли не самым громким событием недавнего времени стало открытие «Студии театрального искусства» под руководством Сергея Женовача. Студия возникла на основе актерско-режиссерского курса в ГИТИСе, чьи спектакли, прежде всего «Мальчиков», успели посмотреть все уважающие себя театралы-москвичи и даже труппа планетарно известного Малого драматического театра. Москва увлеклась «женовачами» со всем жаром, на который способна. Разве только «Мастерская Петра Фоменко» в начале своего пути видела столько же тепла и участия.
Сергей Женовач много лет работал педагогом на курсах Фоменко; сам является одним из основателей «Мастерской»; унаследовал право набирать курс в ГИТИСе после ухода из института Петра Наумовича и во многих смыслах может считаться его учеником и соратником. Слаженная жизнью привязка, профессиональное и человеческое взаимодействие с мастером, мудрецом и театральным хитрецом Фоменко есть то, что уже неотделимо от Сергея Женовача. «Студия театрального искусства» связана с «Мастерской Фоменко», как бывают связаны старший и младший братья независимо от того, сколь разными дорогами они идут по жизни.

Новость об официальном открытии театра совпала по времени с возникновением громкого слуха, будто бы в Москве строится театральное здание специально для выпускного курса Сергея Женовача. Но пока репетиционное помещение, склад для хранения декораций, реквизита и костюмов, а также офис «Студии театрального искусства» размещаются в трех комнатах Дома актера на Старом Арбате.

– Сергей Васильевич, для вас действительно строят здание?

– Мне кажется, что начинать разговор надо с ребят и с организации студии, потому что это и есть самое основное и главное. Ребятам с курса действительно хотелось остаться вместе. А когда мы играли свои дипломные спектакли, было видно, что в них есть потребность. Возникли свои зрители и даже круг людей, которые – что было приятно, но очень неловко – не могли к нам попасть. Так же возникли люди, которые могут и готовы нам помогать. И мы надеемся, возвращаясь к разговору про здание, что оно будет. Но говорить об этом сейчас преждевременно. Свой репертуар в этом сезоне мы будем играть там же, где играли: в Центре имени Мейерхольда и в Театральном центре «На Страстном».

Главное для нас сейчас – это попытка умыкнуться и продолжать учебу, продолжать трудиться над собой. Потому что, мне кажется, четыре года воспитания артистов – неправильная цифра. Ребята приходят поступать на актерский в 16–17 лет и выпускаются в жизнь, когда творческая, художественная личность еще не успевает сформироваться. Они только-только начинают понимать что-то в профессии. Неслучайно, когда набираешь новый курс, начинаешь делать с ними этюды и упражнения, те, которые только что закончили, приходят на зачеты и говорят: «Нам бы только сейчас и учиться. Мы только сейчас поняли, что значит это упражнение, зачем нужен этот этюд». Пока есть желание – у нас, у ребят – надо трудиться, учиться и пытаться создавать качественный, серьезный театр. Мне кажется, сейчас такой театр нужен.

[%4146%]– Теперь, когда у вас есть «Студия», будете ли вы привлекать к работе в ней артистов, которые были с вами в Театре на Малой Бронной: Надежду Маркину, Сергея Тарамаева, Ирину Розанову, Геннадия Назарова?

– В «Студии» все еще только начинается. Трудно, да и не хочется ничего гарантировать и фантазировать. Если будут роли для актеров из той моей команды, конечно, я буду их привлекать к работе. Но люди, которые уже прожили жизнь в театре, заслуживают того, чтобы на них, вокруг них строили спектакли. Члены же студии – только что выпустившиеся ребята и готовы играть малюсенькие роли, сочинять, пробовать. И пока этот запал в них есть, речь идет не о моем театре, в который я созвал бы всех своих любимых и дорогих людей, а о студии, где моей первостепенной задачей является раскрыть ребят с гитисовского курса, дать им окрепнуть.

– Вы разрешаете своим ученикам участвовать в посторонних для студии работах: спектаклях, кино, сериалах?

– Я всегда рад, когда у них появляются хорошие предложения сняться в серьезном кино, если это не мешает нашему общему делу. У нашей студии много друзей – кинорежиссеров, которые хотят снимать ребят и уже снимают. Актерам сниматься необходимо, это встреча с другим мастером, с новыми партнерами, после работы с которыми к нам сюда, домой они приходят более обогащенными. Что же касается студентов-режиссеров, то им вообще надо обрести свои компании, свои команды. Если что-то будет возможно делать здесь – замечательно. В нашем репертуаре уже есть не только спектакли педагогов, но и студенческие работы. Недостатка в предложениях у наших студентов нет – и из московских, и из российских театров. Они советуются с нами, тщательно выбирают, потому что первый шаг в режиссерской профессии очень важен. Как начнешь, так все дальше и пойдет.

[%4145%]– Вы сами будете ставить спектакли в других театрах?

– У меня есть некие внутренние обязательства, которые я должен исполнить. Но в ближайшее время я буду принадлежать «Студии». Кроме того, мы набрали в ГИТИСе новый актерско-режиссерский курс. Мне кажется, не нужно растекаться по древу. Надо знать, что для тебя сейчас самое главное. Я для себя это главное определил: «Студия» и мастерская в ГИТИСе. Но если у меня освободится время, а у театров будет потребность продолжать со мной сотрудничать, то я с радостью что-то поставлю.

– Что будет репетироваться в «Студии» в этом сезоне?

– Мы начали работать над неоконченным романом Николая Лескова «Захудалый род». Дело в том, что мы не даем друг другу никаких обещаний, нам просто хочется вместе работать, найти свою манеру, свой стиль и все это – для зрителя, которого мы обрели и, надеюсь, еще обретем. По сути, мы пытаемся делать душевный, несуетный театр.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Светлана Немоляева: «У меня были «двойки» по всем предметам»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
Читайте также