Вечер после войны

Почему все реже снимаются фильмы о победе над фашизмом

 

Когда началась война, руководство СССР не пыталось убедить граждан в том, что она скоро закончится. Важнее было другое: настроить на патриотический лад, показать примеры стойкости. Даже в снимавшемся уже в 1944 году фильме «Шесть часов вечера после войны» не говорилось, когда именно враг будет побежден. Герои прощаются на неопределенный срок: «До встречи, до нашей Победы, до вечера после войны».
«Вы оправдали мой приказ»

Сколько продлится война, не знал никто. Но боевой дух воспитывали у всех слоев населения – даже у подростков, для которых в 1941 году начали снимать фильм «Клятва Тимура» по сценарию Аркадия Гайдара – про то, как готовится к схватке с фашистами правильный мальчик Тимур и верная ему команда. Однако в первые десятилетия после войны один за другим продолжали выходить фильмы, в которых была представлена история, теория и практика исторических битв и сражений. Самым масштабным фильмом в этой чреде была киноэпопея «Освобождение», в которой маршала Рокоссовского сыграл Владлен Давыдов.

– С фильмом «Освобождение» я в советские годы приехал в Германию, – вспоминает актер. – Там меня спросили, где я учился. И я рассказал, что учился в Школе-студии МХАТ, что это училище было открыто в 1943 году. Немцы изумились: как же верили в победу советские люди, если в 1943 году, в самый разгар войны, до ее переломного момента – Орловско-Курской битвы, создавали такие учебные заведения. Думаю, что немцы, узнав об этом, еще раз задумались, что такое русский дух. У меня с этим фильмом была еще одна история. До поступления в училище в 1943-м я в свои 19 лет служил в частях Военно-морского флота. Руководители Художественного театра (Москвин и Хмелев) обратились к адмиралу Кузнецову с просьбой о моей демобилизации, и меня в 24 часа демобилизовали из армии и приняли на первый курс Школы-студии МХАТ. Позднее я познакомился с адмиралом Кузнецовым и сказал: «Николай Герасимович, мои товарищи были посланы на прорыв блокады Ленинграда, а я сидел на лекциях по актерскому мастерству». Он ответил: «Вы оправдали мой приказ своими ролями во «Встрече на Эльбе», «Заставе в горах», «Освобождении» и в других фильмах».

Сегодня и завтра

Осмысление внутренней стороны войны, ее психологии, смысла и значения для всего мира началось в середине 1950-х после смерти Сталина. В 1955–1991 годах на экран вышли великие фильмы «Летят журавли» (1957, режиссер Калатозов), «Баллада о солдате» (1959, Чухрай), «Иваново детство» (1962, Тарковский), «А зори здесь тихие» (1972, Ростоцкий), «Двадцать дней без войны» (1976, Герман), «Завтра была война» (1987, Кара) и многие другие. Актер Николай Бурляев рассказал «Театралу» о своих съемках в «Ивановом детстве»:

– Мне дали прочитать сценарий, написанный по повести Владимира Богомолова «Иван». А потом еще и заставили прочесть саму повесть. И вот только недавно я понял, почему Тарковского заинтересовал этот сюжет. Чем эта тема была ему близка? В годы войны Андрею было столько же, сколько и герою фильма – лет 10. И он вложил в этот фильм свое понимание войны. Свои мечты о том, как бы он мог принести пользу своей стране. Он воплотил свои мечты о защите родины. Он мечтал отдать жизнь за родину и показал, каким бы он сам мог быть на войне.

После развала СССР фильмов о войне стало неизмеримо меньше. В 1991–2007 годах вышло не более 30 картин. И причина не только в том, что в стране не хватало денег на кинематограф. Главное – стало непонятно, как и про что снимать. Чем была эта страшная война? Кто виноват в том, что она была? Можно ли гордиться победой?

И все же в последние годы появилось несколько интересных работ на военную тему, среди них «Мы из будущего» и «Мы из будущего-2» (режиссер Малюков), «Поп» (Хотиненко), «Одна война» (Глаголева), «Утомленные солнцем-2: Предстояние» (Михалков) и многие другие. Их создатели, показывая разные стороны войны, попытались осмыслить события середины прошлого века с позиции века XXI. К этим фильмам можно относиться по-разному: ругать или хвалить – не это главное. Важно то, что, похоже, сделаны первые шаги в создании военной кинолетописи XX века.

Изменилось ли у вас после съемок представление о Великой Отечественной войне?

Евгений Миронов:

– На съемках «В августе 44-го» сложно было соответствовать уровню правды романа. Но всегда нас останавливал сам автор романа Владимир Богомолов. Например, сняли однажды эффектную ночную панораму: навстречу нашей полуторке шла колонна грузовиков, все с включенными фарами. Владимир Осипович заметил: в августе 44-го года такого быть не могло. В прифронтовой полосе ночью любое освещение было запрещено: существовал риск случайно подать сигнал немецким летчикам. Ошибку исправили, свет «выключили» на компьютере. Не получилось у меня и покрасоваться в фуражке, пришлось заменить ее на пилотку: оказывается, разведчикам, чтобы проскользнуть незамеченными в лесу, удобнее было носить именно пилотки. Михалков, когда его спросили, зачем он снимает вторую часть «Утомленных солнцем», ответил: «Потому что мы до сих пор не знаем правды о войне...» Ведь, кажется, живы еще те, кто мог бы ее рассказать. Но это абстрактное, мифически-образное представление, что о войне существует какая-то одна «правда». У каждого на войне она своя. А правды «задним числом» вообще быть не может. Например, сейчас часто говорят о том, что можно было обойтись меньшей кровью. А вдруг нельзя? Как узнать? Один брат моего деда погиб на фронте, другой служил во время войны в НКВД. И он свято верил, что истреблять нужно врагов народа не менее жестоко, чем немцев. И когда я его слушал, то с ужасом понимал, что не могу осуждать этого человека. Ведь я не испытывал и десятой доли того страха, который был в те годы. Мы не имеем права судить войну. Мы имеем только право помнить о ней.

Игорь Петренко:

– Фильм «Мы из будущего-2» о том, что можно понять предмет или сложить для себя «картинку» о войне, но представить чувства, эмоции воевавших, не испытав их, невозможно. Когда ты знакомишься с реалиями войны, пытаешься максимально вжиться в состояние войны, ты невольно начинаешь оправдывать любые обстоятельства, с которыми сталкиваешься. Все, что с точки зрения цивилизованного человека может вызывать шок, в ситуации войны воспринимается в порядке вещей. Даже то, что наши солдаты могли вести себя точно так же с мирными жителями Германии, как и фашисты с нашими. Самое удивительное, что ты начинаешь «понимать» и оправдывать поступки этих людей, потому что на войне своя правда и свое представление о справедливости.

Вера Глаголева, режиссер фильма «Одна война»:

– Я не собиралась пересматривать историю войны. Я просто не могу смириться с тем, что в нашей стране человеческая жизнь никогда не имела ценности. Ответ на этот вопрос можно искать всю жизнь и все равно не докопаться до истины. Свидетелей тех событий почти не осталось, люди начинают забывать, что происходило в те годы. Появляются люди, задающие вопрос: «А может, всех этих людей Сталин за дело наказал?» Как это ни странно, но в России наш фильм вызывает меньший интерес, чем за границей. Организаторы одного модного российского фестиваля сказали мне прямо: «Тема войны нас не интересует вообще».

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Андрей Кузичев: «Мы ощущаем жизнь как отчаянный эксперимент»

    Трудно поверить, но Андрей Кузичев, тот самый, который сыграл главную роль в «Пластилине» Кирилла Серебренникова, на днях отметил 50. Позади – шесть спектаклей Деклана Доннеллана, которые привели в Театр Пушкина, «Седьмая студия» в Школе-студии МХАТ, которая привела в педагогику, а теперь – курс Евгения Писарева, где он преподает актерское мастерство. ...
  • Генриетта Яновская: «Ее замечания были прелестны»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет уникальный сборник, который состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов,  рассказывающих о главном человеке в жизни — о маме. Эти проникновенные воспоминания не один год публиковались на страницах журнала, и теперь собраны вместе под одной обложкой. ...
  • Абсолютный слух

    «Талант – это от Бога, – скажет однажды Людмила Максакова. – А вот как ты им распорядишься, насколько сумеешь своими ролями, своим творчеством донести до зрителей те самые «чувства добрые», насколько сможешь изменить мир своей душой, насколько сумеешь завоевать сердца и обратить их к прекрасному, – вот об этом должен думать человек театра…» Далее в лучших традициях юбилейного очерка следовало бы написать о том, что собственный талант народная артистка России, прима Театра им. ...
  • Анатолий Полянкин: «Мы сделали ставку на практическое театроведение»

    Высшая школа сценических искусств – самый молодой театральный вуз в России. В интервью «Театралу» ректор Школы Анатолий Полянкин рассказал о перспективах ВШСИ и, в частности, о том, почему в сентябре вуз продлил набор абитуриентов, и какие ноу-хау выгодно отличают учебную программу. ...
Читайте также