Взрыв эмоций

Как зарубежный театр расширяет привычные границы искусства

 

В Нью-Йорке прошла премьера спектакля «Больше не спать», где зрители не сидят в зале, а ходят вслед за шекспировскими героями по старинному дворцу. В один из моментов они могут открыть сундук и рассматривать личные вещи леди Макбет, взять со стола ее письмо и даже ненароком испачкать руки в крови после убийства. Зарубежный театр давно пытается разрушить традиционные рамки спектакля и сделать зрителя реальным участником действия.
Смена декораций

Театральная компания Punchdrunk, поставившая в Нью-Йорке спектакль «Больше не спать», не первый раз устраивает эксперименты над зрителями. И потому предпочитает ставить пьесы в реальных исторических декорациях. В частности, для постановки «Фауста» они использовали заброшенное здание архива в Лондоне, для «Тоннеля 228» им пригодились тайные ходы под железнодорожной станцией Ватерлоо. А пространством для упомянутого спектакля «Больше не спать» послужил декадентский отель McKittrick на 27-й стрит, который закрылся еще перед началом Второй мировой войны. И вот, спустя 72 года он смог принять своих очередных «постояльцев».

Итак, зритель-участник свободно перемещается по пяти этажам отеля. Единственное условие - на лице должна быть белая венецианская маска (их выдают тут же, при входе). Для спектакля предоставлено около ста тщательно оформленных помещений: от окровавленной детской комнаты до просторного бального зала, где артисты виртуозно танцуют фокстрот. В одном из помещений произойдет убийство, но замысел построен так, что свидетелем преступления сможет стать лишь единственный зритель. Убийца поцелует его и на маске останется след от алой помады. А позже выяснится, что именно по алой помаде герои будут искать того самого свидетеля.

У спектакля «Больше не спать» есть и сверхзадача: постановщики насытили действие аллюзиями на триллеры Хичкока «Психо» и «Головокружение», которые снимались здесь же, да и сама шекспировская история играется как триллер. Например, приоткрыв одну из дверей пятого этажа, зритель увидит голую леди Макбет, которая, сидя в ванной, пытается смыть с себя кровь.

Театральный проект пользуется коммерческим спросом, однако не все британские критики рады его успеху, поскольку некоторые сцены поставлены слишком натуралистично.

Под тенью животных

Мы все еще помним времена, когда по строгому дресс-коду театральный зритель должен был надевать вечернее платье, а в качестве примера вопиющей безвкусицы во всех модных журналах непременно приводились посетители театров, пришедшие в храм искусства в кроссовках. Дамы приносили в театр туфли на высоких каблуках, переобувались в гардеробе, и, блистая декольте и бриллиантами, шли в зал занимать места согласно купленным билетам. На современных европейских спектаклях ни расписанных мест, ни дам на каблуках встретить сегодня трудно. Во всяком случае, речь идет о Франции. Так, например, французские профессионалы компании «9.81» (название компании дала величина ускорения свободного падения: g = 9,81 м/с2) сделали сценической площадкой стены замка Venaria Reale.

Две пары танцоров на специальных тросах исполняли сложнейшие акробатические трюки, перемещаясь по фасаду пьемонтского замка. Стена была высвечена прожекторами, и на ней в режиме реального времени менялась проекция, тут же создаваемая видеохудожником. Так, рядом с телами актеров возникали видеотени рыб, ящериц, дождевых капель. Совмещение живой музыки, световых эффектов, цирковых и танцевальных элементов создавало сложную мозаику представления, где каждый компонент вел свою отдельную партию.

Отдельной группой стоят представления, где зритель становится полноправным участником спектакля. Например, голландская художница Джудит Наб в своей инсталляции «Все люди, которых ты не встретил» предоставляет зрителям возможность стать соавтором развивающегося сюжета. И вот седые дяди и тети начинают рисовать в тетрадках, писать свои изречения в блокнотах, болтать в чатах, строить рожи в экраны, чтобы подразнить знакомых, которые сидят за соседними столиками. Джудит Наб создала пространство, где одновременно 40 зрителей могут свободно найти себе место для игр. В полутемном зале разбросаны компьютерные столики, плетеные кресла, конторки с альбомами и фломастерами, музыкальные шкатулки и мониторы. Вы можете пообщаться друг с другом в чатах, обсудив тысячи тем: от размышлений на тему, что такое счастье, до простого трепа о погоде в Турине. Можете понаблюдать за поведением соседей, которые не видят, что их снимают.

«Копыта очень стройные»

А французские актеры «Театра кентавров» Камилла и Маноло дают возможность желающим выйти на манеж и принять участие в действе. Маноло появляется перед зрителями на фризском жеребце, демонстрируя виртуозное соединение трех стилей работы с лошадью: езду на свободе, езду, которую можно увидеть на корриде, и высшую школу. Он подает с лошади руку зрительнице и приглашает ее на вальс, умудряясь не отдавить копытами коня ноги партнерши.

Наконец, отдельной тенденцией стали спектакли-фейерверки. Один из самых известных немецких уличных театров «Пан. Оптикум» существует уже четверть века и объездил практически все мировые театральные фестивали. Недавно немцы создали спектакль Il Corso на тексты стихотворений Пабло Неруды, где поэт задавал главные и детские вопросы: отчего трава зеленая? Куда уходят тени? На платформах, свободно перемещающихся среди зрителей, пели, кричали и танцевали актеры. А в финале небо взорвалось фейерверками: был создан своего рода живой ковер непрерывно льющегося огня, взрывались ракеты и шутихи, падали серебряные звезды. И на фоне этого огневого великолепия вращались на трапециях немецкие гимнасты.

И казалось, что фейерверк – один из самых простых, но и самых эффектных образов человеческого счастья.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • США: «Занялся строительством макетов деревянного зодчества России»

    Борис Казинец, руководитель Театр русской классики в Вашингтоне, лауреат «Звезды Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом» – о том, как на карантине взял двухтомник «Русское деревянное зодчество» и вспомнил давнее увлечение. ...
  • Турин: «Театр в сети – все равно, что поцелуй через стекло»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как и чем в эпоху пандемии живут русские театры за рубежом. Наш сегодняшний собеседник – Ольга Калениченко создатель театра-студии «Балаганчик», который в 2015-м стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». ...
  • Стокгольм: «В Швеции нет карантина, но мы решили не рисковать»

    Журнал «Театрал» продолжает следить за судьбой русских театров зарубежья, которые по-разному переносят условия борьбы с пандемией, но при этом не теряют оптимизма и ждут встречи со своим зрителем. Сегодня наш собеседник - создатель и руководитель единственного русского театра Швеции «Абырвалг» Татьяна Павлова, которая рассказывает, как и чем живёт её театр-студия в эпоху коронавируса. ...
  • Киев: «Человек живет предчувствиями и потрясениями»

    «Театрал» продолжает следить за тем, как в условиях изоляции существуют русские театры за рубежом. О работе на карантине рассказал художественный руководитель Театра русской драмы им. Леси Украинки Михаил Резникович. ...
Читайте также