Неоконченная пьеса

Деятели сцены готовятся к театральной реформе. С чего она должна начаться – рассуждают эксперты номера

 

Застывшая пружина

Виктор Борзенко, шеф-редактор журнала «Театрал»

На заре перестройки Олег Басилашвили поинтересовался у Георгия Товстоногова, каким он видит будущее репертуарного театра. Выдающийся режиссер ответил: «Советский репертуарный театр изжил себя. Он настолько окостенел, что не способен двигаться ни вправо, ни влево, ни назад, ни вперед. Этот театр неизбежно будет разрушен временем. И возникнет громадное количество антреприз. Там наряду с безобразием будет масса замечательного. Там будут самостоятельность, поиск, свобода, отсутствие актерского и режиссерского зажима. И в результате когда-то, как протест против безобразия этой антрепризы, возникнет некий новый Станиславский, который противопоставит раздрызганности высокое искусство». После того разговора прошло почти тридцать лет. Товстоногов оказался прав – антрепризы возникли. Однако знал ли он, что судьба «советского репертуарного театра» при этом будет меняться с таким скрежетом. Далеко не во всех труппах прижилась контрактная система, а следовательно, с творческим поиском и свободой не слишком благополучно обстоят дела. После раскола МХАТа в 1986 году Олег Ефремов намеревался хотя бы в своем коллективе модернизировать театральную систему. Однако в ту пору разговоры о контракте наталкивались на сопротивление со стороны корифеев труппы: мол, выгоняешь стариков на мороз. Сопротивлялся, например, Олег Борисов: он признавал контрактную систему только применительно к кино («там нет театральных проблем»). Ведь в фильм набирают лишь тех артистов, которых хочет видеть режиссер, а театры скованы многочисленными обязательствами, это сроки, это расписанные на годы спектакли, это воспитание молодого поколения и т.п. За минувшие десятилетия все разговоры о контракте по-прежнему заканчивались спорами. Система репертуарного театра сегодня напоминает застывшую пружину: вроде бы в 1990-е годы началась театральная реформа. Вроде бы не раз ее ход обсуждался с представителями власти. Вроде бы принята концепция развития театрального дела в России до 2020 года. Вроде бы каждый театр имеет свой устав, в рамках которого коллектив и должен развиваться. Однако все чаще выясняется, что уставы написаны формально, о концепции не знают многие худруки, а театральное сообщество снова выясняет: с чего первым делом начинать реформу? Этому вопросу посвящен и нынешний номер «Театрала».

Иосиф Райхельгауз:

– Реформу необходимо начинать с изменений в системе управления театрами. После колоссального советского застоя расцвет российского театра пришелся на те самые 1990-е. В этот период в Москве появились «Школа драматического искусства» Васильева, театры Фоменко, Женовача, наш театр и т.д. Тогда правительство Москвы азартно открывало новые театры. Однако потом система управления снова вернулась к советским временам. Сегодня нам очень мешают работать. У нас сидят четыре бухгалтера – пишут и заполняют какие-то безумные бумаги. Строительство новой сцены в нашем театре продолжается десять лет, только «благодаря» чиновникам и их бесконечным согласованиям. Конечно, театр не может стоять на месте, он должен развиваться. Но! Руководство страны и руководство Москвы должны стремиться к тому, чтобы культура, и театр в частности, развивались. Прекрасно, что для общественного транспорта выделяют специальные полосы, а для велосипедистов – дорожки. Это нужно и важно. Но пора выделить «полосу» для культуры и образования, которые давно стоят в бесконечных пробках.

Сергей Женовач:

– Прежде всего реформа должна дать дорогу молодежи. У нас есть потрясающие молодые режиссеры. И есть руководители, которые зовут их в свои театры, в частности Галина Волчек, Алексей Бородин, Олег Табаков. Эти люди заинтересованы, чтобы возникла другая эстетика, новый язык. У молодых режиссеров должна быть возможность обретать свою команду – художника, драматурга, актерскую группу. Однако остается проблема: люди, которые начинают в мастерских, впоследствии не находят применения со своими командами в больших театрах. И ребята оказываются на распутье. Должна быть некая учебная сцена, куда ребята могли бы приходить со своими безумными идеями. И если у них в процессе работы складываются команды, которые существуют совместно два-три спектакля, им надо предлагать работу на большой сцене. Необходимо помогать молодым талантливым ребятам. А главное – избегать вкусовщины. Иначе мы потеряем молодое поколение.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Роспотребнадзор опубликовал рекомендации для работы кинотеатров

    В четверг, 28 мая, на сайте Роспотребнадзора опубликованы рекомендации по предстоящей работе кинотеатров в нынешних условиях. Документ «О методических рекомендациях по предупреждению распространения новой коронавирусной инфекции в кинотеатрах» опубликован на сайте ведомства. ...
  • Альметьевск. «Летом нас ждет много работы»

    Директор Альметьевского драматического театра Фарида Исмагилова рассказала «Театралу», что ждёт театр и зрителей после карантина: о блоке премьер, масштабной реконструкции сценического комплекса, а также о своем отношении к спектаклям онлайн. ...
  • Минкульт надеется, что театры откроются в сентябре

    Российские театры начнут возвращаться к привычному формату работы в августе после завершения режима самоизоляции, связанного с пандемией. Об этом сообщила министр культуры РФ Ольга Любимова на заседании комитета Госдумы по культуре. ...
  • «На государство мы привыкли не рассчитывать»

    Сцена из спектакля «Человек из Подольска», реж. Михаил Угаров Кризис, вызванный пандемией коронавируса, тяжелее всего ударил по небольшим частным театрам и театральным компаниям, которые, в отличие от крупных государственных учреждений, не надеются на господдержку и все обычные расходы выплачивают из собственных средств. ...
Читайте также