Нелли Уварова

«Я не жду теперь легкой жизни»

 

У Нелли Уваровой – череда радостных событий. Ведущая актриса РАМТа стала мамой и вернулась к любимой работе. 7 апреля Нелли выходит на сцену в спектакле «Берег утопии», который в этот день будет посвящен 200-летию со дня рождения Александра Герцена, главного героя пьесы. Кроме того, Нелли репетирует Розину в новом спектакле Егора Перегудова «Скупой», которым откроется будущий сезон в РАМТе.
– Нелли, недавно на вашу роль в «Берег утопии» ввели других актрис. Не сказываются ли подобные вводы на взаимоотношениях с коллегами?

– Правило театра таково, что если ты один раз не сыграл в своем спектакле, то заменивший тебя актер получает право играть в паре с тобой. А если говорить конкретно о «Береге утопии» и моей ситуации, то причина, по которой появились новые исполнительницы, настолько себя оправдывает! Я сама вводила в спектакль Яну Соколовскую и Машу Рыщенкову – три моих роли распределились между двух актрис, и никакой ревности между нами не возникло – только желание помочь. «Берег утопии» – спектакль непростой, и для меня важно было в короткий срок передать актрисам наши «правила игры». Кстати, Яна и Маша тоже молодые мамы, мы хорошо понимаем друг друга. И помимо любви к театру нас теперь объединяет еще одна любовь – к нашим детям. «Берег утопии» длится целый день (как правило, играем его по субботам). Напряжение колоссальное, но и эйфорию ощущаешь такую, что впечатлений на неделю хватает.

– Ваш спектакль рассказывает в том числе и об идеях русской революции. А когда в Москве проходили митинги, вы почувствовали, что «Берег утопии» зазвучал иначе?

– В день первого митинга на Болотной площади как раз шел наш спектакль. Я волновалась, что зрители не соберутся, но набился полный зал, и нужно было видеть, как реагирует публика! Возникало множество параллелей, поскольку кто-то пошел на площадь выражать свою позицию, а кто-то пришел в театр. И для меня это были мгновения счастья – я панически боюсь толпы, но благодаря театру в очередной раз убедилась, что мы, артисты, можем выражать свою гражданскую позицию не на трибуне, а на сцене. Кстати, на митинги меня не тянет… Просто в нынешней политической ситуации я не верю никому. У меня нет идеала, за которым хотелось бы пойти и повести других. Но рада, что участвую в качественном театральном проявлении гражданского самосознания. Со сцены звучат мысли, со многими из которых я согласна.

– Вы играете жену Герцена, любовницу Огарева. Какими качествами должна обладать женщина, чтобы жить среди революционеров?

– Важно быть сильной, даже гораздо сильнее мужчины. Потому что в минуту отчаяния, которое наступает в результате следования за любой идеей, мужчине нужна поддержка. На женщине лежит большая ответственность: желание жить и любить лежит на ней, она двигатель самых простых вещей. Мужчинам, пока они молоды и сильны, кажется, будто их идеи, их политика, их философия – самое важное на свете. Но это иллюзия. Ты все равно в итоге приходишь к тому, что важна любимая женщина, которая была бы рядом, рожала и растила детей. Ведь все, что остается, – это твои дети. Натали Герцен, несмотря на все ее утопии и заблуждения, все равно была рядом, рожала, любила и верила в своего мужа, даже если не всегда понимала его. Это сложно и необходимо – понимать и принимать увлечения мужа.

– Вы уже десять лет работаете в РАМТе. Как, на ваш взгляд, развивается театр?

– Любовь – большая движущая сила, а наш художественный руководитель Алексей Бородин любит и понимает театр во всех его проявлениях. Его заслуга в том, что театр стал модным, качественным и по-хорошему особенным. Вероятно, потому, что здесь постоянно «открывают двери и проветривают» атмосферу, поэтому сюда многое «влетает» – появляются интересные пьесы, приходят режиссеры, художники... Казалось бы, театр в центре Москвы, жить да радоваться насколько сил хватит, а Бородин этим не успокаивается, сам неугомонный человек и нам дает экспериментировать. «Правила поведения в современном обществе», «Зима», «Платонов. III акт», спектакль по «Бесам» Достоевского, который сейчас репетируется, – это все постановки, созданные по инициативе актеров и вошедшие в репертуар. И эту возможность участвовать в формировании афиши мы очень ценим. Ведь в других театрах как бывает: от актера не зависит, какой материал возьмет худрук, кто придет ставить, какие у тебя появятся партнеры, кто будет художником по костюмам, кто гримером. А все это очень важно! Приходит художник и говорит: «Как вам эта прическа идет!» Ты пытаешься спорить: «Мне кажется, нужно сделать иначе». Но художник тебя не слышит: «Нет-нет, не нужно экспериментов, вам идет!» Ты зависим во всем. А Алексей Бородин дал нам свободу. И такие глотки свежего воздуха крайне необходимы. Ведь есть генеральный путь театра, а есть то, что ты хочешь сыграть прямо сейчас. Пример с «Правилами поведения в современном обществе» здесь подходит лучше всего: можно проработать всю жизнь в театре и не сыграть моноспектакля. Я бы сама себе не доверила эту работу в 21 год, а режиссер Александр Назаров и Алексей Бородин доверили. В результате спектакль идет уже много лет, и я всякий раз учусь – условия моноспектакля всегда экстремальны, никто руки не протянет – как хочешь, так и крутись. И я вместе со спектаклем продолжаю учиться быть сильной.

– Какие-то постановки снимали с репертуара, пока вас не было?

– Не шли «Правила поведения…», «Красное и черное», «Доказательство». Они просто год отдохнули, а теперь мы к ним вернулись, и они снова в репертуаре. А мое возвращение в спектакли «Волшебник изумрудного города» и «Алые паруса» потребуют времени – вдруг стало понятно, что за время декретного отпуска многое изменилось в ощущении себя в пространстве и те же самые постановки понимаешь иначе.

– Репетируете что-то новое?

– Сейчас репетирую Розину в «Скупом» Мольера. Очень интересно. Ставит Егор Перегудов, поражающий меня как удивительный художник. В «Современнике» он поставил пронзительный спектакль «Время женщин», а у нас идет его довольно жесткий спектакль «Под давлением 1–3». Теперь вот будет и комедия Мольера. Репетируется на одном дыхании. Я не заучиваю пьесу, ведь когда режиссер проводит подробный разбор и логика персонажа тебе ясна, слова перестают быть проблемой. Они запоминаются сами собой. Интересно, что я при этом совершенно забываю свои старые роли. И вообще, стыдно сознаться, но даже из школьной программы многое забылось. Так что помочь своей дочери в геометрии, алгебре или, например, физике не смогу. Разве что художественное чтение мне под силу, но будут ли его преподавать?

– Вопрос, наверное, преждевременный, но все же… Вы не думали о том, чтобы отправить ребенка учиться за границей?

– Нет, и вряд ли такая идея меня посетит. Я хочу жить и работать в этой стране и хочу, чтобы ребенок рос рядом. Это совершенно точно. Но… Когда я читала «Подстрочник» Лилианы Лунгиной, который сильно в меня попал, то думала о том, что при самом хорошем раскладе я прожила уже треть жизни, а может, и половину. И если в 20 лет казалось, что впереди много интересного, то сейчас кажется, что впереди много сложно интересного. И ловлю себя на мысли, что ничего легкого от жизни я теперь не жду. Ждешь трудностей и просишь сил у Бога с ними справиться. Разговаривала недавно с актрисой, у нее растет мальчик. Она беспокоится, что актерство – это все, что мы умеем. Что театр может закрыться, а мы теперь должны заботиться о детях. К своему возрасту мы овладели одной профессией и оторвались от возможностей других профессий, которые в 18 лет маячили в перспективе. Сейчас нам сложно вернуться даже в те перспективы. Я вспомнила «Подстрочник» и говорю ей: «Всегда можно уехать в Париж, налепить кукол из хлебных мякишей и открыть театр!» Она говорит: «Но мы даже не знаем языка, чтобы работать… На это уйдут годы...» – «Подожди, а театр теней, а клоунада, а театр кукол? Рано ставить на себе крест». Но я все равно хочу жить и работать здесь.

– Вы вдохновитель благотворительного проекта «Наивно? Очень!», который недавно был представлен в Молодежном театре. Вместе с вами актриса РАМТа Вера Зотова и писатель Евгений Клюев. А с чего начинался ваш проект?

– Дочери Веры Зотовой Маше сейчас 20 лет. Десять лет назад с Машей было трудно о чем-либо поговорить. Когда я спрашивала у Веры, чем Маша болеет, Вера затруднялась с ответом, поскольку Маше ставили массу диагнозов. Вере самой приходилось каждый день отвечать на вопрос, что не так и как сделать, чтобы стало так. И наконец, в жизни Маши существенные и яркие перемены произошли после того, как она попала в 21-й колледж. Она стала другим человеком – теперь это взрослая девушка со своими интересами, которые она может озвучить. Маша учится, работает, делает прекрасные вещи в текстильной мастерской, участвует в ярмарках. И я заинтересовалась жизнью 21-го колледжа – решила, что нужно поддержать его «обитателей». В ту пору я преподавала в театральной студии Высшей школы экономики, и один из ребят посоветовал мне книжку Эрленда Лу «Наивно. Супер». Сначала я возмутилась названию, потом прочла залпом и с тех пор перечитываю периодически. Название книги, конечно, повлияло на название нашего интернет-магазина, где продается продукция «Особых мастерских»…

– Уже можно говорить о первых успехах?

– Нас пока не знает широкая аудитория, но тем не менее люди заходят на сайт и… присоединяются к проекту. Он потихоньку развивается, поскольку ценителей наивного искусства много, а ребята делают просто замечательные вещи в этой манере. Когда задаю себе вопрос, хочу ли я, чтобы о нас узнавали, – отвечаю, что да, хочу. Только мне хочется заниматься благотворительностью тихо. Думаю, что об этих вещах не нужно кричать. Правда, говорила с Чулпан Хаматовой. И оказалось, что в нашей стране тихой благотворительности не бывает – непременно нужно мелькать и кричать о проблеме, ведь спонсоры приходят, увы, на конкретного известного человека, к сожалению.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я приезжаю к маме — там культ меня!»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но пока не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Ольга Прокофьева: «Ее силе мог позавидовать любой мужчина»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный сборник состоит из пятидесяти монологов известных актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    Журнал «Театрал» продолжает публиковать главы из книги «Мамы замечательных детей», которую мы издали нынешней весной, но, по известным причинам, так и не успели широко представить читателям. Этот уникальный по душевности сборник состоит из пятидесяти монологов именитых актёров, режиссёров и драматургов, которые рассказывают о главном человеке в своей жизни — о маме. ...
  • Вера Васильева: «В театр сбежала от повседневности»

    Журнал «Театрал» выпустил в свет необычный сборник — 50 монологов именитых актеров, режиссеров и драматургов о любви к маме. Представить публике эту удивительную по теплоте и душевности книгу помешал всеобщий карантин, поэтому мы решили опубликовать отдельные её главы, чтобы в условиях унылой изоляции у наших читателей улучшилось настроение, и они позвонили своим близким — сказать несколько добрых слов. ...
Читайте также