Носорог «а натюрель»

«Носорог» в театре «Мастерская Петра Фоменко»

 

Постановка классика современного авангардного театра Эжена Ионеско – всегда праздник. В текущем театральном сезоне такое удовольствие московской публике решили доставить целых два театра: «У Никитских ворот» и «Мастерская П. Фоменко». Последний из этих спектаклей поставил Иван Поповски, еще молодой и давно модный режиссер, ученик мэтра Петра Наумовича Фоменко. Ионеско – основатель театра абсурда, и так создал произведение, загадки которого уже более сорока лет решают различные режиссеры, актеры, театроведы и зрители. К ним прибавилась еще одна. К удивлению московской публики, в названии пьесы Ионеско множественное число («Носороги») заменено на единственное («Носорог»). Интересный прием! Что если бы в Париже был поставлен спектакль по Островскому «Талант и поклонник»?..
Спектакль, несомненно, в манере Петра Фоменко: с яркой сценографией и костюмами во французском стиле (художники Ангелина Атлагич, Константин Лебедев). Пантомимический ввод в действие пьесы решен изящно и умно. Герои выходят на сцену, опускают монетку в музыкальный автомат, и звучит французский шансон прошлого века, причем у каждого героя своя тема. Далее начинается само действие, решенное в комедийном жанре. Это особенно подчеркнуто тем, что после каждой забавной реплики актеры дают возможность зрителю от души посмеяться.

Итак, в городе появляются носороги. Вначале слышен их рев, потом их видят на улицах, и постепенно все вокруг превращаются в носорогов. Абсурд? Да, это абсурдистский театр Ионеско, который писал: «Я считаю, что идея может быть верна, пока она не утвердилась в умах, а как только это случается, она переходит в свою крайность. Нарушается мера, возникает какая-то избыточность, раздувание, которые и делают идею ложной». Таким образом, для Ионеско главное – идея, а для постановщика Ивана Поповски главное – явление, феномен. У него просто неким волшебным образом люди превращаются в носорогов. Это даже забавно, ну, может быть. неприятно, но совсем не страшно и не трагично. Например, один из героев, перед тем как превратиться в зверя, измазывается мокрой землей и с ревом убегает. А в конце первого действия на сцене появляется ростовая кукла носорога в натуральную величину, видимо, для того, чтобы добавить веселья.

Если остановиться на актерской игре, то она характерна для школы Петра Фоменко, она отменная. Особенно удачны Кирилл Пирогов в роли Беранже и Наталия Вдовина (актриса театра «Сатирикон») в роли Дэзи. Беранже – последний человек, который так и не превратился в носорога, и актер убедительно создает образ жалкого, слабого пьянчуги, который тем не менееотказывается маршировать в ногу со всеми. Его возлюбленная Дэзи сильнее, оптимистичнее, чем Беранже. Она держится до последнего, однако в финале ее привлекает не слабый одинокий человек, а сильные и многочисленные монстры, к которым она и уходит.

Остальные роли сыграны умело, но, к сожалению, неинтересно. Они представляют собой некие маски – «интеллигент-соглашатель» (Дюдар), «склочник» (Ботар), «ортодокс» (Жан). Для них не было найдено оригинального режиссерского решения. Финальный монолог Беранже, по мысли Ионеско, является кульминацией спектакля. Сломленный человек сам просится в носороги, да уж поздно, не берут. Последний человек на Земле и куча носорогов – страшная картина, не правда ли? К сожалению, эту картинку почему-то решили не показывать. Ни трагизма, ни ужаса нет, просто finita la comedia. Интерпретируя Ионеско, Иван Поповски хотел избежать грубых аллюзий (хотя неприятие фашизма является личным опытом и судьбой драматурга). Отбросив антитоталитарную направленность пьесы, режиссер не предложил другой идеи, определяющей смысл постановки.

«Носороги» имеют богатую сценическую историю, эту пьесу ставили сотни раз в десятках театрах лучшие режиссеры. К ней неоднократно обращались и в Москве начиная с 80-х годов (впервые – на сцене Театра на Юго-Западе В.Беляковича), и многие театралы прекрасно помнят, какое впечатление она произвела на публику, привыкшую к совсем иной драматургии. В известной степени она явилась откровением и попыткой осмысления явления тоталитаризма. По Ионеско: «…свобода – это вовсе не игнорирование законов и норм. Свобода воображения не есть уход в ирреальное, не есть бегство – напротив, это дерзость творения. Творить, изобретать – не значит прятаться от жизни, страшиться ее. Пути воображения неисчислимы, сила воображения не ведает границ».

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Ноябрьский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - какие сюрпризы для зрителей готовит Максим Аверин; - кто стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены»; - чем Александра Ширвиндта беспокоит «удалёнка»: авторская колонка артиста в «Театрале»; - почему Сергей Женовач увидел в «Старухе» злободневность; - как Валентина Талызина искала «свой путь в искусстве»; - что для Александра Збруева дороже всего на свете; - зачем Роман Виктюк на каждом спектакле обращается к Богу; - о чем Дмитрий Крымов рассуждает в премьере «Школы современной пьесы»; - чем Марине Неёловой приглянулось новое произведение Евгения Гришковца; - как Театр им. ...
  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
Читайте также