Мимо улицы Кадырова

«История солдата» на «Платформе»: заглушая страх

 

«История солдата» идет в рамках проекта «Платформа» примерно с декабря, но только теперь она стала репертуарным спектаклем, который показывают регулярно. В первую очередь это говорит о кассовом успехе действительно интересного междисциплинарного проекта, в котором на равных выступают музыка, танцовщики, текст и драматическая актриса.
Не слишком внимательно читая афишу, поначалу можно думать, что идешь на современную версию исполнения «Истории солдата» Игоря Стравинского.  Но перед нами не сказка Стравинского по мотивам сказки Афанасьева с вальсами, танго и регтаймами. Композитор Алексей Сысоев написал жесткую, скрежещущую шумовую музыку, которую, учитывая акустику винзаводовского «Цеха Белого», не так легко выдержать из-за децибел исполнения и  эмоционального напряжения. Историю солдата, вернувшегося из Чечни, собрала в сценическую композицию по взятым интервью и документальным материалам драматург Екатерина Бондаренко.  Хтонь, экзистенцию и кривые траектории русско-чеченской войны в пространстве сцены чертят современные танцовщики Полина Пшиндина, Мария Колегова, Мария Заплечная, Роман Андрейкин, Стас Шмелин. Хореографию в модном стиле «гага» (к леди Гаге не имеет никакого отношения) сочинили хореографы Гай Вайцман и Рони Хавер из голландского дуэта «Club Guy and Roni». Стиль этот характерен сверхскоростной силовой акробатикой и требует от танцовщиков невероятной выносливости, как от солдат. Недаром впервые «гагу» стали практиковать в израильской компании современного танца «Бат-Шева» - ведь израильский современный танец славится своей эстетикой обороноспособности.

Рассказ солдата, вернувшегося с войны и не нашедшего себе места в гражданской жизни, ведется от лица актрисы театра имени Пушкина Виктории Исаковой. Исакова одета в изысканное черное платье с кринолином, она выглядит как молодая и красивая  оперная певица. Она жестко излагает жесткий текст. Иногда мужчина, одетый в камуфляж, сажает ее себе  на плечи, чтобы ассоциация с темой войны не исчезала. Создателями спектакля закладывалась игра, театральность – текст мужчины произносит женщина, которая внешне никак не ассоциируется с войной и болью. Но Виктория Исакова не доносит текст, не переживает его, лишь артикулирует.  Ее участие в «Истории солдата» превращает отстраненный перформанс, каким «История солдата» была бы без текста, в поверхностную прокламацию о привлечении внимания публики к проблеме адаптации участников боевых действий к гражданской  жизни.

Тут что хочется сказать. Что спектаклей о новейших войнах  на сценах российских театров действительно почти нет. Есть «Афган» в театре «Содружество актеров Таганки», есть пьеса «Чморик» Владимира Жеребцова, они идет в тульском драмтеатре, есть  «Мамочки» Владимира Зуева о матерях погибших в Чечне солдат, ее ставили студенты «Щуки» и новосибирский театр «Глобус». Наверняка найдется что-нибудь еще. В целом многочисленные конкурсы министерства обороны и театра Армии (ЦАТРА) на лучшую пьесу о новейших войнах не приводят к появлению  на сценах российских театров  спектаклей о том, что происходит с сегодняшним солдатом. И потому за нужную и бесценную работу с непаханым материалом огромное спасибо молодому драматургу Екатерине Бондаренко,  участвующей в разнообразных проектах «Театра.doc» и театре имени Йозефа Бойса. Но почему у нас женщины залезают в мужскую шкуру, где делать этого, может и не стоило, хотя ту же Исакову мужчина и носит в спектакле на руках?

Побывавшие на войне  мужчины -  драматург Владимир Зуев, или писатель Аркадий Бабченко, по чьим чеченским рассказам в театре «КНаМ» шел спектакль «Персональная война» - сами не  всегда понимают, что с ними происходит «после» в гражданской жизни, как жить и создавать семью, что думать и как поступать. Но от того, что они честны в своей растерянности,  логика их откровений не вызывает вопросов, как не вызывает вопросов логика ужаса, который испытывает женщина на войне, даже в статусе журналиста с диктофоном – достаточно прочесть собранные в книгу «За что»  репортажи погибшей  Анны Политковской. Бабченко, для того, чтобы хоть немного разобраться со своим ужасом, несколько лет издавал альманах Art of War. Майор Вячеслав Измайлов после многих лет помощи попавшим в чеченский плен солдат выпустил тоненький вербатим-путеводитель  переговорщика.  Немного по объему, головокружительно по фактам и отсутствию выводов. Выжить, чтобы попробовать подобрать слова и сказать другим, если ты там был. Как-то так.

Одним словом, девушки не вытянули тему. Осмелились – молодцы. Но пока не возникает подлинного  понимания в них, его не возникает в зрителях. Екатерина Бондаренко честно говорит: «Я, как и многие, знала о войне в Чечне поверхностно. Мои вербатим-доноры (бойцы «Альфа», напимер), люди, у которых я брала интервью для спектакля, заставили думать об этих событиях…  Самым удивительным для меня было практически единогласное мнение героев о том, что эта война нужна, прежде всего, России, что она сама разогревает ее. А многочисленные подрывы военных колонн, о которых мы то и дело слышим из СМИ, – это видимость какой-то бесконечной операции по защите Родины». На уровне таких открытий построен текст.

Однако все, что касается хореографии, по-настоящему вытягивает спектакль и, собственно, делает его спектаклем. Одетые в черное танцовщики с чулками на головах (это не балаклавы и ориентация в пространстве сохраняется) создают именно ту атмосферу, которая заставляет людей заниматься войной, думать о войне, изучать войну – завораживающего ужаса.  Изучение страха – тренд многих спектаклей «Платформы», но  «История солдата», нагоняя на зрителей ужас нестерпимыми звуками пилы и громчайших ударных, слава Богу, не рождает в зрителе того тихого, смертного ночного страха, который переживает побывавший в пекле  и который теперь  будет бороться с ним всю жизнь.

  • Нравится



Самое читаемое

  • «Бутусов. Король Лир. Backstage»

    Премьера Юрия Бутусова – главного режиссера Театра Вахтангова – «уравнение с десятью неизвестными»: говорить о замыслах заранее никто не мог, казалось, вся постановочная команда – под подпиской о неразглашении: «На репетициях всё очень хрустально, очень хрупко. ...
  • «Каждый, кто учился у Мягкова, гордится, что был его учеником»

    Андрей Мягков  был родом из семьи ленинградских интеллигентов. Отец – профессор технологического института, мама – инженер-механик. Сам Андрей Васильевич окончил химико-технологический институт, но приехавшая из Школы-студии МХАТ комиссия кардинально изменила его судьбу. ...
  • Директор МАМТа Андрей Борисов: «Я не склонен к алармистским настроениям»

    В конце минувшего года экс-директор Пермского театра оперы и балета Андрей Борисов принял для себя непростое решение, согласившись возглавить Московский музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По его словам, решение было непростым не только потому, что требовалось соблюсти множество этических нюансов, но еще и потому, что трудно было оставить свою деятельность в Перми: в последние годы в тандеме с Теодором Курентзисом Андрей Борисов вывел Пермский театр оперы и балета на высокий международный уровень. ...
  • «Когда ждешь мессию, а приходит урядник…»

    В одном из очерков, посвященных памяти Евгения Леонова, Марк Захаров написал: «Вечером 29 января 1994 года Евгений Павлович Леонов, собираясь на работу в спектакле «Поминальная молитва», дома, уже одеваясь, упал и мгновенно умер. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Как остаться человеком, а не частью системы»

    Театр «Сатирикон» представил первую в 2021 году премьеру – спектакль «Близкие друзья» режиссера Сергея Сотникова по повести Евгения Водолазкина. Спектакль рассказывает о трех друзьях из Германии, которых разлучила Вторая мировая война. ...
  • Последний герой: «Бэтмен против Брежнева»

    Что делал бы Бэтмен, будь он не американским миллиардером, а советским гражданином в эпоху застоя? В спектакле-фантасмагории Саши Денисовой это тишайший писатель-неудачник, очень осторожный, не конфликтный и исключительно порядочный человек. ...
  • Надувательская земля

    В пространстве «Сцены Под крышей» в рамках программы по работе с молодой режиссурой Театра Моссовета вышла премьера «Игроков» Гоголя в постановке Павла Пархоменко. Любопытно, что классическая комедия, уже 180 лет не сходящая со сцены, оказалась интересна и востребована, прежде всего, у молодежной аудитории. ...
  • Чацкий вернулся с митинга

    У каждой эпохи свой «Гамлет» и свое «Горе от ума». Удивительная пьеса Грибоедова уже 200 лет остается лакмусовой бумажкой общества: изменилось ли в нашем отечестве хоть что-нибудь иль нет? Раньше казалось, что да – изменилось, и речи Чацкого уже не трогали так сильно, и симпатии порой оказывались на стороне Фамусова, озабоченного не разрушением, но созиданием и сохранением – дома, семьи. ...
Читайте также