Восток–Запад

Почему Чехов и Станиславский изменили театр во всем мире

 
Фестиваль «Сезон Станиславского» в этом году особенный: он открывает программу празднования 150-летия со дня рождения Станиславского. В связи с этим в Москву приедут лидеры европейского театра: Люк Персеваль и его Thalia Theatre (Гамбург), Эймунтас Някрошюс и театр MenoFortas (Вильнюс). Среди почетных гостей британский режиссер Мэттью Лэнтон и иранец Амир Реза Кухестани. Для них «Театрал» подготовил вопросы и выяснил, как на русский театр смотрят с Запада и с Востока.
Мэттью Лэнтон, режиссер театральной компании Vanishing point (Глазго). Ведет свой курс в Королевской шотландской консерватории

– Вам приходилось видеть постановки российских режиссеров? Расскажите о самом ярком впечатлении от русского театра.

– Да, совсем недавно в Эдинбурге, где я, кстати, представлял свою работу «Страна чудес», смотрел «Сон в летнюю ночь» («Как вам это понравится») Дмитрия Крымова. Это очень красивая постановка. Часто режиссеры не из Великобритании более вольно интерпретируют Шекспира и привносят в пьесы много нового и интересного. Не знаю, как у ваших режиссеров обстоят дела с классическими российскими произведениями, но британские постановки шекспировских пьес довольно консервативны и несмелы. Иногда нужен кто-то вроде вашего Крымова или немца Томаса Остермайера, чтобы сделать действительно что-то оригинальное.

– Кого из российских режиссеров знают в Великобритании?

– В Великобритании хорошо знают тех российских режиссеров и драматургов, которых увековечила история. Станиславский, Мейерхольд, Антон Чехов, Михаил Чехов. Это те, кто повлиял на меня лично. Наряду с Брехтом Станиславского до сих пор считают одним из величайших театральных деятелей ХХ века и активно преподают его систему. В собственной практике я применяю методы Михаила Чехова. Из современных режиссеров в Великобритании знают Льва Додина, у нас он широко известен и любим.

– Чем, на ваш взгляд, британский театр принципиально отличается от русского?

– В российском и европейском театре на первое место ставят актера и режиссера. В Великобритании сохранилась традиция считать главным мастером автора произведения, а режиссера – не более чем подмастерьем, обслуживающим текст. Правда, в последние годы эта тенденция начала меняться.

– Британская театральная школа использует идеи Станиславского?

– Вопрос не в том, как Станиславский влияет на театральное образование и методику преподавания в Великобритании. На мой взгляд, некоторые идеи Станиславского были искажены методом, который помещает в центре актера, характер. Я считаю, что актеры – это часть архитектуры театра, и моя цель – поместить актера в эту архитектуру. Для меня есть, прежде всего, действие, то есть вещи, которые люди делают и говорят, и тактика, которую они используют, чтобы получить то, что хотят. Публика видит не характер, а пространство и движение тела в пространстве. Поэтому актеры должны осознавать каждое свое движение. Часто люди представляют себе театр как мощные движения, танец, кровь, пот и слезы. Но мне интересно, когда тело передает сообщение, «рассказывает историю» более тонкими способами.

– Как вам кажется, какие есть преимущества у русской театральной школы?

– Существует большая разница между образованием и традицией. Великие театральные практики, художники благодаря своему видению и смелости делают что-то новое и таким образом открывают новые возможности для будущих поколений. Чехов и Станиславский изменили театр во всем мире, их идеи до сих пор лежат в основе очень многого. Но при этом существует и обратная сторона: инакомыслие, несогласие и – что важно – вызов «традициям». Для меня Станиславский важен тем, что его идеи очень практичны и могут использоваться по-разному и не всегда традиционно. Когда что-то становится художественной традицией, мы должны стараться от этого уйти. Образование везде разное. Но принцип образования остается неизменным – это понимание и уважение взглядов других людей, но при этом развитие своего собственного.

Амир Реза Кухестани, режиссер театральной компании Mehr Group (Тегеран)

– Вам приходилось видеть постановки российских режиссеров? Расскажите о самом ярком впечатлении от русского театра.

– Да, я видел два или три русских спектакля. Первая моя встреча с вашим театром состоялась в 2002 году – на фестивале в Германии. Мне было всего 24 года, к тому времени я успел посмотреть не более десяти постановок в моем родном городе Шираз. И вдруг – русский театр! Можете себе представить, насколько я был впечатлен высокопрофессиональными спектаклями. К сожалению, я не помню названия той постановки, поскольку не понимал ни слова по-русски. Тем не менее я навсегда запомнил одну сцену: было несколько стремянок, на которых стояли и сидели мужчины и женщины, они почти не двигались, только разговаривали. Но зрители могли почувствовать весь парадокс этой ситуации, заключенный в различии между поведением героев и их словами. Например, мужчина и женщина представляли себе, что они занимаются любовью, когда на самом деле они сидели неподалеку друг от друга на разных стремянках. Еще одно, что я запомнил, была запоздалая реакция немецкой публики. Немцам требовались дополнительные две-три секунды, чтобы прочитать субтитры и понять комичность ситуации.

– Кого из российских режиссеров знают в Иране? С кем ассоциируют русский театр?

– Пока только несколько российских театральных объединений принимали участие в иранских театральных фестивалях, включая фестиваль Fadjr и некоторые студенческие фестивали. Никто из них, к сожалению, не проявил себя настолько, чтобы запомниться иранцам. Цензура и закон предписывают всем женщинам носить хиджаб даже на театральной сцене. Отсутствие денежных средств также мешает многим профессиональным сообществам ставить спектакли в Тегеране. Что касается того, кто является символом русского театра в Иране, я могу сказать, что драматург Чехов и театральный режиссер Станиславский.

– Чем, на ваш взгляд, иранский театр принципиально отличается от русского?

– Я думаю, что основное различие между русской и иранской театральной школой коренится в истории наших культур. В Иране театр появился 80 лет назад благодаря студентам, обучавшимся театральному мастерству во Франции, Великобритании, России. Фактически, помимо истории национального народного театра, у нас нет истории театра «европейского» стиля. Первая иранская пьеса была написана лишь 75 лет назад, но иранским драматургам потребовалось 30 лет, чтобы выйти из тени западных постановок и начать делать свой театр. Поэтому иранский театр, как и иранское кино, был порождением французского, немецкого и русского театров. Я пробыл в Москве всего несколько дней, поэтому не знаю, как работает театральная система в России, тем не менее успел отметить, что Москва опережает Тегеран по количеству театральных мероприятий и театральных площадок.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

  • Филипп Гуревич репетирует «Войцека» в Маяковке

    11 и 12 марта в Театре Маяковского, на Сцене на Сретенке, премьеру «Войцек» – в жанре «обыкновенная трагедия» – выпустит режиссер Филипп Гуревич. Предсмертная пьеса 23-летнего Георга Бюхнера про полкового цирюльника, который убил из ревности жену и был приговорен к казни, стала всемирно известным сюжетом. ...
  • Гастроли Театра Моссовета пройдут в Петербурге

    Театр Моссовета едет с гастролями в Петербург. Показы двух премьерных спектаклей пройдут на сцене ДК Выборгский в предстоящий weekend, 4 и 5 февраля. 4 февраля состоится показ спектакля Павла Пархоменко «Соло для часов с боем». ...
  • Et Cetera отметил юбилей премьерой «Мандат»

    Владимир Панков, создатель студии SounDrama и художественный руководитель Центра драматургии и режиссуры, поставил к 30-летию театра Et Cetera «Мандат» Николая Эрдмана. 2 ферваля, в день юбилея, состоялся первый показ. Премьерные показы пройдут также 3, 23 и 24 февраля. ...
  • Театр НеНормативной пластики готовит премьеру

    9 и 10 февраля на площадке «Скороход» в Петербурге Театр НеНормативной пластики покажет премьеру «Любовь во множественном числе».  Постановка Романа Кагановича и Максима Пахомова – это одиннадцать вариаций на тему любви: череда комических и трагических сюжетов. ...
Читайте также

Самое читаемое

  • «Анна Каренина» Римаса Туминаса в Тель-Авиве

    25 января в израильском театре «Гешер» Римас Туминас представил премьеру спектакля «Анна Каренина». На одном из первых показов побывала театральный блогер Нина Цукерман, публикуем ее отклик на эту постановку. ...
  • Дмитрий Назаров с супругой уволены из МХТ

    Народный артист РФ Дмитрий Назаров и его супруга актриса Ольга Васильева уволены из МХТ им. Чехова, сообщает «МК» со ссылкой на приказ художественного руководителя театра Константина Хабенского.   Причиной увольнения называют позицию супругов против СВО, которую артисты высказывали публично. ...
  • Сомнения юности

    В Театре им. Моссовета поставили спектакль по одноименной пьесе Сергея Решетнева, победившей в конкурсе пьес «Московские истории», который театр проводил при поддержке Департамента культуры Москвы. Авторству драматурга принадлежат и стихи для песен – их артисты исполняют в спектакле вживую под аккомпанемент небольшого оркестра. ...
  • Иван Панфилов: «У мамы тонкое чувство юмора»

    В 2018 году в преддверии юбилея легендарной Инны Чуриковой «Театрал» побеседовал с сыном актрисы Иваном ПАНФИЛОВЫМ. Сегодня в память об актрисе мы вновь публикуем это интервью.    – Иван, что для вас значит быть сыном поистине легендарной актрисы? ...
Читайте также