Смех и слезы

«Город миллионеров» в «Ленкоме»

 

«Город миллионеров» Неаполь раскинулся в самом центре Москвы, на небольшой сцене «Ленкома». Сомнений в том, что это именно Неаполь, не возникает ни на минуту – особенно притягивает к себе увитый зеленью балкончик, выходящий в невидимый нам типичный итальянский дворик. При этом охватывает какое-то детское желание выскочить на этот балкон вслед за героями пьесы и посмотреть – а что же там, внизу? Наверняка мы увидим снующих с корзинками шумных женщин, смуглых торговцев овощами и фруктами, курящих на стульчиках у дома стариков и ватагу босоногих детей, со свистом проносящихся мимо. Неаполь есть – он живет благодаря усилиям театрального художника Олега Шейнциса и исполнителям главных ролей в этой веселой мелодраме Инне Чуриковой (Филумена) и Геннадию Хазанову (Сориано).
[%6223%]Хазанов удивляет. Его сценическая жизнь в этом сезоне выстраивается в программную концепцию – «Геннадий Викторович меняет профессию». То, что началось в театре у Леонида Трушкина (в спектаклях «Смешанные чувства», «Все как у людей», «Ужин с дураком» и совсем революционной для актера «Морковке для императора», где он сыграл Наполеона), продолжилось на сцене «Ленкома» у Марка Захарова. Ведь «Город миллионеров» – не совсем премьера. Он был поставлен еще шесть лет назад с Арменом Джигарханяном, которого затем сменил Николай Караченцов. После случившейся с актером трагедии спектакль не игрался. Возвращение «Города» – событие еще и потому, что Марк Захаров вылепил его практически заново – то, что на канцелярском языке называется «новой редакцией».

[%6224%]Конечно, они не играют итальянцев. Было бы странно, если б Хазанов складывал пальцы в щепотку и тряс бы ими перед носом партнерши на манер контрабандиста из «Бриллиантовой руки». Хотя многие именно этого от него и ждали. Смешного. Чтоб животики надорвать. Но Хазанов предпочел путь тяжелейший, пешком в гору – попробовать пройти его по законом драматического театра, весь, целиком, от первой читки до последнего прогона. Ему в подмогу – блистательная Чурикова, с которой давно сложился сыгранный дуэт. Ему в подмогу – обновленная под него редакция пьесы. Ему в подмогу – режиссер, наделенный даром терпеливого учителя, да еще с уникальным чувством юмора. Но бог, как говорится, в деталях. В нюансах, в незаметных переходах от смешного к трагическому, в интонациях и в паузах, в случайных прикосновениях, в неожиданных сменах настроений, в приступах не мотивированных на первый взгляд эмоций, в покашливаниях и посапываниях, в резких сменах тембра голоса и в пластике….И если для Инны Чуриковой плести все эти филигранные кружева – призвание, божий дар, то для Хазанова – пока еще непокоренные вершины. Привыкший драться в одиночку, он то и дело увиливает от партнеров и не дается им в руки (в буквальном смысле). И тогда мудрая женщина нашла единственно правильный путь – обращаться со своим мужем, как с капризным, упрямым, непослушным ребенком, требующим постоянного внимания и наблюдения. Ребенок, как и любой другой ребенок, может разбить вазу, упасть в лужу, наорать на соседского дядьку. У него надо отнимать опасные предметы, вытирать ему нос и рот, следить, чтоб не переел сладкого и не захныкал от острого и горького. В постоянных заботах не до выяснения отношений, не до признаний. Но та щемящая нежность, которая рождается в этих сумбурных, частенько истеричных диалогах, не дает усомниться в том, что перед нами – любовь. Настоящая, с долгой историей, которую нам обязательно расскажут, и даже предъявят ее плоды – трех мальчиков, один из которых – точно от этой любви. А может, и не один, а двое или все трое. А может, все трое – чужие. Поиски правды о происхождении детей превращают жизнь нашего героя в мучения, он напрочь забывает о терзавшем его кризисе среднего мужского возраста и привыкает быть отцом, не очень понимая, как надо себя вести в этом образе.

[%6222%]Комические сцены общения новоиспеченного родителя с детьми неожиданно заканчиваются пронзительной сценой свадебного застолья, во имя которой и затевалась вся это итальянская кутерьма. « Вы все – МОИ дети!!!» – отчаянно кричит свои главные слова Сориано, а никогда не плакавшая Филумена дарит мужу свои первые в жизни слезы. «Какое это счастье – плакать», –признается она, обращая свое счастливое от слез лицо к зрительному залу. Занавес.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Вся поэзия театра»

    Не случайно Дмитрий Крымов назначает премьеры в свой день рождения – 10 октября, уж точно не для того чтобы, как он шутит, «гостей не звать домой». Просто каждый спектакль – это история из его жизни, а в день рождения хочется вспомнить то, что дорого сердцу – из детства, из юности, из главного. ...
  • Смерть автора

    В «Студии театрального искусства» начали сезон с Хармса, освобождающего смеха и мёртвой старухи, от которой никак не избавиться, как от фантомов советского прошлого или вездесущего ковида. Сергей Женовач оставляет за зрителем право на обе версии, но делает акцент на трагической невозможности творить. ...
  • «Театрал» октября уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете много интересного, и узнаете о том: - почему российские деятели культуры обеспокоены ситуацией в Белоруссии; - как актер Анатолий Белый относится к внутренней свободе и гражданской позиции; - чем театральное сообщество отреагировало на приговор Михаилу Ефремову; - что думает главред «Театрала» Валерий Яков о праве художника на слово и дело; - за кого голосуют зрители: шорт-лист премии «Звезда Театрала»-2020; - чем объясняет увольнение сотрудников Театра им. ...
  • Уже не смешно

    В Театре Наций в течение недели одна за другой вышли премьеры спектаклей «Лекарь поневоле» Олега Долина, «Разбитый кувшин» Тимофея Кулябина и «Страсти по Фоме» Евгения Марчелли. Хотя все три спектакля были задуманы еще до пандемии, они идеально соответствуют рекомендациям нового министра культуры Ольги Любимовой начинать посткарантинный сезон с чего-то легкого: шуточный пустячок Мольера, комедия-анекдот Клейста, даже у Достоевского – минимально травматичное и сатирическое «Село Степанчиково и его обитатели». ...
Читайте также