«Театр слишком дорого обходится государству…»

Контрактная система: «за» и «против»

 

Как писал «Театрал», к июню 2013 года все театральные коллективы обязаны перейти на контрактную систему. Проще говоря, все сотрудники театров переводятся на срочные трудовые договоры и становятся «работниками по найму». Споры о целесообразности этой реформы не утихают давно и, по сути, сводятся к вопросу: что будет дальше с русским репертуарным театром? «Театрал» задал этот вопрос экспертам номера.
Алессио Бергамо, режиссер частной театральной компании (Рим):

– Было время, когда все театры в Италии, как и в России, финансировались из госбюджета. Деньги из центрального фонда распределялись и по государственным театрам, и по частным. Но потом чиновники сделали подсчеты и решили, что театр слишком дорого обходится государству, и сумму сократили. В итоге во всей Италии теперь всего лишь 19 государственных театров, остальные – частные. И абсолютно все работают на контрактной основе.

Я могу назвать всего пару театров, где подписывают контракты на три года. Но это – исключение. Как правило, в крупных театрах, таких как Piccolo Teatro di Milano, заключаются контракты на одну постановку – по часам. И так со всеми: и с режиссерами, и с актерами. Команда набирается под проект.

Вообще итальянская театральная система стала очень слабой. Это произошло потому, что не было адекватных попыток реформировать систему. Все сводилось к сокращению финансирования, и в конце концов театр сдох. В Италии всего лишь 0,25% госбюджета идет на культуру, а в Германии 4%. Вот и сравнивайте.

Актеры часто работают бесплатно, на голом энтузиазме и часто плохо, непрофессионально. Они соглашаются только на месяц черной работы – и выпускать спектакль приходится в сжатые сроки. Это влечет за собой любительство, падение качества. Но если актер приносит себя в жертву театру и в духовном, и в материальном плане, значит, он знает, зачем это делает.

Есть еще одна проблема контрактной системы – безликие театры. Когда в России говоришь «театр», имеешь в виду коллектив людей, а в Италии – только здание. Это же огромная разница! Я знаю, что здесь, в Москве, блестяще выстроена репертуарная политика: уже после второго спектакля становится ясно, в каком направлении работает театр. А в Риме я открываю сайт театра и закрываю его, потому что не знаю этих людей. У театра нет лица. В Италии он очень часто является залом, который сдается в аренду.

Культура на рынке выжить не может – выживает одна фигня: держаться на кассовых сборах могут только масштабные музыкальные проекты или недорогие кабареточные спектакли с телезвездами в главных ролях. Зрителей привлекает еще и то, что во время этих спектаклей к столикам подается шампанское.

…Моя компания живет три года. Собираемся мы в общей сложности два месяца в год. Я придумал себе систему: 15 дней работаем, за пару вечеров показываем то, что успели сделать. Кто хочет, тот смотрит. И разбегаемся. Никаких декораций – только импровизация и актеры. Этот наш подход уже превращается в «художественную линию». Если получаем грант, то играем спектакль месяц. Но этот грант, в общем-то, сущие копейки. Актеры сами откуда-то выгребают деньги.

Например, очень многие актеры кинулись в педагогику, так что у нас с огромной скоростью размножаются театральные школы. И можно представить себе, какой от них «прок»: что за люди преподают и кто идет учиться. Серьезно педагогикой никто не занимается, потому что работают на контрактах и приходят на месяц, чтобы прочитать свой курс.

То, что творится в Италии, – это полное безобразие! И в России, конечно, есть свои перегибы. Но репертуарный театр – это завоевание русской культуры. Можно программировать свою работу, строить репертуар, делать спектакль глубже, ждать, когда он «вырастет». Не случайно русский театр является одним из лучших в мире по качеству. И терять это грешно. Но продавать цветы, конечно, проще, чем возделывать сад.

Юрий Итин, директор Российского театра драмы им. Волкова (Ярославль):

– Контрактная система – единственная нормальная в отношениях между работодателем и наемным работником. Ее преимущества очевидны. Поэтому, на мой взгляд, с введением контрактов театр только выиграет.

Беда лишь в том, что мы живем по инерции советского прошлого и многие просто сопротивляются новым условиям жизни.

Стратегия ясна. Реформа необходима. Вопрос в том, КАК реформировать. Существующие сегодня практики – судебная и законодательная – не дают работодателю права в одностороннем порядке переводить человека с бессрочного договора на срочный. На срочный контракт можно взять лишь вновь пришедшего работника. Но как поступать со «старыми»? Ответ один. За два месяца до окончания договора мы обязаны предупредить каждого сотрудника об увольнении, уволить на один день, а затем взять заново – в рамках новой системы. Но если между работодателем и сотрудником был давний конфликт, то, конечно, ситуация может решиться неоднозначно…

Например, артисту на словах пообещали контракт продлить, однако все это время он должен ходить на работу – играть спектакли, ощущая дамоклов меч над собой. Представляете, как это скажется на его игре? Поэтому реформу если и проводить, то серьезно и взвешенно. Думается, что в нашем коллективе острых моментов никогда не возникнет. Контрактной системы в Театре имени Волкова пока еще нет. Все, кроме вновь принятых актеров, работают на бессрочных договорах. Директор и художественный руководитель работают по договорам, которые могут быть разорваны практически в любую минуту – без объяснения причин.

Мы пытаемся, чтобы атмосфера в нашем театре была близка той, что создавал Петр Наумович Фоменко в своей «Мастерской». Но это непросто.

В идеале контрактная система – единственно правильная, но только при отлаженном законодательстве, исключающем абсурдные ситуации, когда мы друг друга как будто обманываем: сообщаем работнику об увольнении, прекрасно понимая, что это «как бы не всерьез». Не люблю подковерных игр. Стараюсь всегда говорить прямо и конкретно. Я сторонник серьезных деловых отношений. И не надо придумывать новые формы, все давно существует.

…В дореволюционной России все творческие работники были на срочных контрактах. И хорошо, что мы возвращаемся к этой практике. У художественного руководителя должно быть абсолютное право на набор наемных работников. Его субъективное мнение является объективным. И никаких аттестаций. Нельзя уничтожать артиста разговорами о его творческой несостоятельности. Думаю, что в Театре имени Волкова контрактная система будет возможна, когда появится внятное законодательство, требующее перевода всех творческих и нетворческих работников на срочный трудовой договор. И, разумеется, полноценно контрактная система может работать только при развитой системе социальной защиты.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Театральный сериал по Прусту запускают в БДТ

    29 ноября в БДТ им. Товстоногова состоится премьера театрального сериала «В поисках утраченного времени». Первая часть «Свер[ш/ж]ение романа» – попытка дать картину всего семитомного сочинения Марселя Пруста, стать его «интерактивной картой». ...
  • Большой фестиваль детского творчества пройдет в Москве

    С 27 по 29 ноября в столице пройдет финал Большого всероссийского фестиваля детского и юношеского творчества, в том числе для детей с ограниченными возможностями здоровья. Более двух тысяч молодых талантов из России и зарубежья представят работы в новом для себя онлайн-формате. ...
  • Михаил Ширвиндт: «Давайте все вместе скажем "тьфу-тьфу-тьфу"»

    Сегодня стало известно, что Александр Ширвиндт и его супруга госпитализрованы с коронавирусной инфекцией. На личной странице в Facebook сын народного артиста Михаил Ширвиндт прокомментировал состояние своих родителей. «Всё, слава Богу, нормально, – написал он. ...
  • Современные басни прозвучат на сцене театра «Et Cetera»

    В Московском театре «Et Cetera» 3 декабря состоится премьера спектакля «#Осторожнобасни» поэта и баснописца Влада Маленко. Основой музыкального спектакля стали современные басни, особенно востребованные студентами театральных институтов. ...
Читайте также