Завидная «участь»

Почему спектакль РАМТа так и не превратился в тягомотину

 

Зритель я благодарный, но нервный. И если на сцене начинает происходить какая-нибудь гадость: производство пафоса, размазывание соплей или попытка вызвать из меня утробный смех с помощью мочеполового юмора… Или если на сцене не происходит вообще ничего, кроме смертной производственной скуки, выделяемой актерами, – я на пятой минуте симулирую приступ диареи и, согнувшись в проходе и шипя извинения, выбираюсь из зала.

Если же обстоятельства (знакомство с режиссером, отношения с актрисой, денежный долг продюсеру) вынуждают меня остаться в зале, об этом скоро жалеют они все: я начинаю ерзать в кресле, тихо бормотать неприятное, а впоследствии и подавать вполне слышные реплики мизантропического характера.

Зная это, мои знакомые режиссеры перестали приглашать меня в театр, актрисы – заводить со мной отношения, а продюсеры – давать в долг.

Когда мой ничего не подозревающий друг, переводчик Сергей Таск, позвал меня в РАМТ на «Участь Электры» (которую сам же и перевел), я сначала честно попытался увернуться, потому что: а) был наслышан о размерах драматургического произведения, б) знал, что переводчик Таск будет сидеть рядом, держа меня за локоть, и фиг я уйду.

Но Таск человек настойчивый, и со второго раза я все-таки был затащен в РАМТ.

И был сильно РАМТом поражен!

Сначала я понял, что мне нравятся актрисы. Это, впрочем, дело нехитрое. Но очень скоро я забыл думать об актрисах и поймал себя на том, что меня не на шутку втянуло в драматический водоворот, как не втягивало очень давно… Возможности Юджина О’Нила я, кажется, представлял себе вполне, но театр неожиданно (как минимум для меня) оказался совершенно адекватен этой мощной драматической основе.

Я ловил себя на зрительском волнении – не холодной оценке профессионала, а на самом настоящем сердцебиении, сочувствии… И это тем более поразительно в случае с пьесой О’Нила, пьесой, в общем, довольно «умственной», самим названием демонстративно опирающейся на древнегреческий архетип. «Герои отчаянно пытаются вырваться за пределы судьбы», как справедливо сказано в аннотации, – представляете, какую тягомотину можно было из этого соорудить?

Но режиссер спектакля (уже давно классик, но ни на йоту не утративший творческой энергии) Алексей Бородин смог поднять эту махину в воздух – и, при взгляде из зала, сделал это на удивление легко…

Из чего состоит такая легкость? Из нового перевода пьесы, вместившего безразмерную трилогию в честные три с небольшим часа; из откачки философской воды и правильно нащупанной драматической пружины; из лаконичного художественного решения, из точно подобранной, будто рожденной для этой драмы виолончельной музыки…

Но все это было бы ничто без актеров, которые сыграли в эту греко-американскую трагедию с отчаянной личной отвагой! Рискну выделить двух героинь (Янина Соколовская и Мария Рыщенкова) и Евгения Редько в роли Орина. Они поддерживают трагическое звучание пьесы, оркеструя его очень точно и разнообразно.

Мария Рыщенкова (Лавиния) стала для меня настоящим открытием – непрерывное проживание роли, умение сыграть диапазон, дать страшноватую эволюцию персонажа… Вообще, если актер – это диагноз, то по одной этой роли Рыщенкову можно диагностировать смело: она, безусловно, актриса!

В «Электре» Бородина эта актриса счастливым образом оказалась на своем месте внутри очень хорошо настроенного спектакля, где ничего (ну, или почти ничего, если быть изнурительно честным) не рождало ощущения фальши или сбоя. Спектакля, держащего в напряжении, спектакля ясного и глубокого одновременно.

В общем, мой друг, переводчик Сергей Таск, весь вечер ревниво наблюдавший за выражением моего лица, кажется, остался мною доволен… Теперь можно просить у него в долг.

  • Нравится



Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Мандельштам: пять спектаклей в январе

    14 января исполняется 130 лет со дня рождения Осипа Мандельштама. «Театрал» подготовил подборку январских театральных событий, связанных с творчеством и биографией выдающегося поэта. «Осип Мандельштам. Шум времени» 17 января в 17. ...
  • Театральный поход

    Новогодние каникулы – отличная возможность сходить в театр всей семьей. Вдогонку к детской афише «Театрал» подобрал десять наиболее любопытных премьерных спектаклей, показы которых выпали как раз на праздничные дни. ...
  • Сырой Тургенев

    Главный режиссер РАМТа Егор Перегудов, приглашенный своим учителем Сергеем Женовачом поработать по соседству в Камергерском переулке, выбрал для постановки знаковую для Художественного театра пьесу Тургенева. Когда-то в ней блистал сам Станиславский, демонстрируя первые плоды своего знаменитого метода, а также модный художник Добужинский, представивший на сцене увядающую красоту русской усадьбы. ...
  • Январский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах свежего номера (см. подписка и где купить) вы прочтете: - почему Александр Калягин никогда не забудет високосный 2020 год; - о чем говорили лауреаты и гости премии «Звезда Театрала» на торжественной церемонии в Театре им. ...
Читайте также